RUS ENG

Translator

AzerbaijaniBasqueBelarusianBulgarianCatalanChinese (S)Chinese (T)CroatianCzechDanishDutchEnglishEstonianFilipinoFinnishFrenchGalicianGeorgianGermanGreekHaitian CreoleHebrewHindiHungarianIcelandicIndonesianIrishItalianJapaneseKoreanLatvianLithuanianMacedonianMalayMalteseNorwegianPersianPolishPortugueseRomanianRussianSerbianSlovakSlovenianSpanishSwahiliSwedishThaiTurkishUkrainianUrduVietnameseWelshYiddish

Читайте в следующем номере

Индексирование журнала

Импакт-фактор российских научных журналов

Группа ВКонтакте

Группа в FB

International scientific and practical law journal Eurasian Journal of International Law

Юридическая наука и образование

Отзыв на автореферат диссертации Астратовой Станиславы Владимировны по теме «Конституционное право на судебную защиту прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации», представленной на соискание учёной степени кандидата юридических наук по специальности 12.00.02 – «Конституционное право; конституционный судебный процесс; муниципальное право» (Екатеринбург, 2013)

Response on the abstract of the thesis of Astratova Stanislava Vladimirovna on the subject «Constitutional law on judicial protection of the rights and freedoms of the person and the citizen in the Russian federation» presented on competition of the scientific degree of the candidate of jurisprudence in the specialty 12.00.02 – «the Constitutional law; Constitutional trial; Municipal right» (Ekaterinburg, 2013)

Актуальность и значимость проведённого С.В. Астратовой диссертационного исследования

обусловлена не только тем, что 12 декабря 2013 года исполнилось 20 лет Конституции РФ, в которой предусмотрено, в том числе, и конституционное право на судебную защиту (ст. 46), но и тем, что судебная защита является действенным, эффективным и характерным для любого демократического правового государства элементом государственной защиты прав и свобод человека и гражданина.

Чем эффективнее реализуется конституционное право на судебную защиту, тем более защищён человек и гражданин в государстве.

Но такое бывает не всегда, поскольку всё ещё встречаются проблемы как на законодательном, так и правоприменительном уровне, не дающие человеку и гражданину реализовать своё конституционное право на судебную защиту в полном объёме.

И это несмотря на то, что ни законодательство, ни правоприменительная практика в сфере конституционного права на судебную защиту не стоят на месте, а постоянно совершенствуются на основе достижений различных наук и, прежде всего, науки конституционного права.

Данная наука также должна постоянно совершенствовать свои достижения в области конституционного права на судебную защиту с тем, чтобы не только отвечать реалиям жизни, но и опережать их, предлагая свои решения насущных проблем правового феномена конституционного права на судебную защиту человека и гражданина в Российской Федерации.

Именно этому и посвящена данная работа.

Актуальность и значимость тематики исследования диссертанта в определённой степени подтверждается и тем, что в декабре 2013 года на защиту вышли три, в том числе и рецензируемая, кандидатских работы по специальности 12.00.02, каждая из которых имеет право на существование, поскольку затрагивает под тем или иным углом зрения конституционное право на судебную защиту как проблему сложную, многоплановую и постоянно требующую своего решения.

Вот эти работы:

Астратова С.В. Конституционное право на судебную защиту прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации: Автореф. … канд. юрид. наук. – Екатеринбург, 2013. – 23 с. (защита 19 декабря 2013 г.);

Мусаева Анна Гамет кызы. Судопроизводство в разумный срок как гарантия конституционного права граждан на судебную защиту: Автореф. … канд. юрид. наук. – М., 2013. – 24 с. (защита 19 декабря 2013 г.);

Аль-Мухамед Гани Зкаер Атия. Конституционное право на судебную защиту и гарантии эффективной реализации в России и Республике Ирак: Автореф. … канд. юрид. наук. – М., 2013. – 24 с. (защита 25 декабря 2013 г.).

На основании всего изложенного выше можно прийти к выводу, что исследование, посвящённое конституционному праву на судебную защиту прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации, актуально, значимо как для науки, так и практики.

Кроме того, работа отличается и определённой новизной в силу того, что представляет собой комплексное исследование теоретических и практических аспектов конституционного права на судебную защиту прав и свобод человека и гражданина с учетом истории развития его конституционно-правового регулирования и динамики развития в настоящее время.

К положительным моментам исследования следует отнести, в частности, то, что:

– даётся авторское определение конституционного права на судебную защиту (с. 7, 17–18);

– указывается, что право на судебную защиту возникает и у объединений (с. 8), и у коллективных образований (с. 16). Данный вывод диссертанта правомерен и следует из правовых позиций Конституционного Суда РФ. Так, в частности, в п. 2 Постановления Конституционного Суда РФ от 16.07.2004 № 15-П «По делу о проверке конституционности части 5 статьи 59 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросами Государственного Собрания – Курултая Республики Башкортостан, губернатора Ярославской области, Арбитражного суда Красноярского края, жалобами ряда организаций и граждан» отражено, что «Конституция Российской Федерации закрепляет право каждого защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом (статья 45, часть 2). Одним из таких способов является судебная защита, которая согласно статье 46 (часть 1) Конституции Российской Федерации гарантируется каждому. Право на судебную защиту, как следует из данной нормы во взаимосвязи со статьей 17 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации, относится к основным неотчуждаемым правам и свободам человека и гражданина. Равным образом оно распространяется и на организации как объединения граждан, выступая одновременно в силу статьи 18 Конституции Российской Федерации гарантией всех других принадлежащих им прав и свобод» [1];

– аргументируется необходимость совершенствования законодательства с целью установления эффективности гарантий конституционного права на судебную защиту (с. 9);

– анализируются точки зрения на содержание конституционного права на судебную защиту, и делается вывод, что можно «охарактеризовать конституционное право на судебную защиту в целом как право на: обращение в суд; восстановление нарушенных и оспариваемых прав, свобод, законных интересов; рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом; быть выслушанным в суде; справедливое, публичное и компетентное разбирательство дела независимым и беспристрастным судом с соблюдением принципов состязательности и равноправия сторон; рассмотрение дела в разумный срок; на обжалование судебного акта в вышестоящую судебную инстанцию и исправление судебной ошибки; исполнение судебного решения» (с. 17).

И, наконец, следует признать совершенно справедливым, правильным и значимым включение в диссертационное исследование в качестве структурных элементов содержания работы, прежде всего, параграфа 2 главы 1 «Закрепление права на судебную защиту прав и свобод человека и гражданина в международных актах и конституциях зарубежных стран» (с. 12–13), а также

параграфа 2 Главы 3 «Ограничения конституционного права на судебную защиту прав и свобод человека и гражданина» (с. 19–21).

Работа в целом характеризуется внутренним единством, обусловленным темой исследования.

В ходе проведённого исследования диссертантом были проанализированы Конституция РФ 1993 г., различные международные акты и нормы международного права, решения Европейского Суда по правам человека, решения Конституционного Суда РФ, нормативные правовые акты федерального уровня, постановления Пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ, законодательство субъектов Российской Федерации, в работе использовались исторические источники, в том числе законодательство советского периода, а также конституции зарубежных стран.

Кроме того, соискателем были изучены труды ученых по теории права, истории государства и права, конституционному праву, международному праву, теории и истории прав человека в части, касающейся, прежде всего, судебной защиты прав и свобод человека и гражданина.

При этом применялись общенаучные (восхождение от абстрактного к конкретному, анализ, синтез, индукция, дедукция, логический, системный) и частнонаучные (формально-юридический, историко-правовой, сравнительно-правовой) методы познания.

Всё это позволяет говорить о достаточной степени обоснованности и достоверности научных положений, выводов и рекомендаций, предложенных соискателем.

Вместе с тем, в работе высказаны некоторые спорные суждения, в частности:

1. Вызывает сомнение необходимость предложения, изложенного на с. 9 автореферата, по совершенствованию законодательства, согласно которому «для обеспечения беспристрастности суда необходимо внести изменения в Уголовно-процессуальный кодекс РФ, установив запрет участия в рассмотрении дела в отношении судьи, который принимал решение в ходе досудебного производства о применении к подозреваемому, обвиняемому меры пресечения в виде заключения под стражу либо продлении срока содержания обвиняемого под стражей».

Данное законодательное предложение противоречит последовательному ряду правовых позиций Конституционного Суда РФ.

Так, в частности, в абз. 5 п. 2 Определения Конституционного Суда РФ от 01.11.2007 № 800-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Самаева Андрея Васильевича на нарушение его конституционных прав частью второй статьи 63 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» отражено, что «вместе с тем в Постановлении от 2 июля 1998 года № 20-П Конституционный Суд Российской Федерации указал, что беспристрастность и независимость суда не нарушаются вследствие того, что в ходе предшествующего производства по данному делу этим же или вышестоящим судом принимались решения по тем или иным процессуальным вопросам, не касающимся существа рассматриваемого дела и не находящимся в прямой связи с подлежащими отражению в приговоре или ином итоговом решении выводами о фактических обстоятельствах дела, оценке достоверности и достаточности доказательств, квалификации деяния, наказании осужденного и т. д. К числу решений, участие в вынесении которых не препятствует судье впоследствии участвовать в рассмотрении уголовного дела по существу, может быть отнесено определение (постановление) об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу или о продлении срока ее действия, поскольку фактическую основу для такого рода решений составляют материалы, подтверждающие наличие оснований и условий для применения конкретной меры пресечения, но никак не виновность лица в совершении инкриминируемого ему преступления, подлежащую установлению в приговоре суда».

2. На с. 12 автореферата соискатель указывает, что «в отношении реформы по объединению Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ представляется, что необходимо проведение общественного обсуждения в профессиональном сообществе данной инициативы, так как ее реализация связана со значительными бюджетными расходами для государства, а также внесением изменений в Конституцию РФ».

Сегодня это уже не проблема общественного обсуждения, а в ближайшее время это станет свершившимся юридическим фактом.

Закон РФ о поправке к Конституции РФ № 352924-6 «О Верховном Суде Российской Федерации и прокуратуре Российской Федерации» быстро прошел почти все этапы законодательного процесса, поэтому с большой долей вероятности он пройдет остальные стадии одобрения и вступит в силу в ближайшее время. В настоящее время Закон РФ о поправке к Конституции РФ одобрен Советом Федерации.

В связи с изложенным хотелось бы услышать мнение диссертанта по поводу того, будет ли

объединение Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ способствовать повышению эффективности реализации конституционного права на судебную защиту? Если да, то каким образом? Если нет, то почему?

3. На с. 19 автореферата отражено, что «… практика последних лет изменилась. Конституционный Суд РФ в своих решениях неоднократно прямо указывал на возможность ограничения конституционного права на судебную защиту в случаях, предусмотренных ч. 3 ст. 55 Конститу-ции РФ».

В автореферате, к сожалению, не указываются требования, которые могут оправдать правовые ограничения прав и свобод, в том числе и права на судебную защиту, осуществляемые в соответствии с ч. 3 ст. 55 Конституции РФ, а также должно ли это ограничение затрагивать само существо конституционного права.

В связи с изложенным хотелось бы задать диссертанту два вопроса: какие требования, исходя из правовых позиций Конституционного Суда РФ, могут оправдать правовые ограничения прав и свобод, в том числе и права на судебную защиту, осуществляемые в соответствии с ч. 3 ст. 55 Конституции РФ, а также должно ли это ограничение, исходя из правовых позиций Конституционного Суда РФ, затрагивать само существо конституционного права?

4. Вызывает сомнение правомерность включения в число законных ограничений, устанавливаемых решениями Конституционного Суда РФ, как конституционного права на судебную защиту, так и тесно связанных с ним гарантий, изложенных на с. 20 автореферата, а именно: «Ко второй – в отношении положений Уголовно-процессуального кодекса РФ (далее – УПК РФ), исключающих из подсудности суда с участием присяжных заседателей уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 205 «Террористический акт», 278 «Насильственный захват власти или насильственное удержание власти» и 279 «Вооруженный мятеж» Уголовного кодекса РФ, и, соответственно, передающей такие дела на рассмотрение суда в составе трех судей федерального суда общей юрисдикции».

В решении Конституционного Суда РФ, о котором идёт здесь речь, как раз говорится об обратном. Так, в абз. 2 п. 3.1 Постановления Конституционного Суда РФ от 19.04.2010 № 8-П «По делу о проверке конституционности пунктов 2 и 3 части второй статьи 30 и части второй статьи 325 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан Р.Р. Зайнагутдинова, Р.В. Кудаева, Ф.Р. Файзулина, А.Д. Хасанова, А.И. Шаваева и запросом Свердловского областного суда» указывается, что «изменение подсудности уголовных дел суду с участием присяжных заседателей не может рассматриваться как ограничение права на судебную защиту: дифференциация процессуальных форм судебной защиты обусловливается обязанностью государства обеспечивать эффективность способов правовой защиты, а не указанными в статье 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации конституционно значимыми целями охраны основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства» [2].

Высказанные замечания во многом носят дискуссионный характер и не снижают в целом положительной оценки исследования.

Подготовленная работа является научно-квалификационной, в ней содержится решение задачи, имеющей существенное значение для науки конституционного права, и она соответствует всем требованиям, предъявляемым к данному виду работ (абз. 2 п. 7, п. 8 Положения о порядке присуждения ученых степеней, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 30.01.2002 года № 74 (в ред. от 20.06.2011)).

Полагаю, что всё вышеизложенное даёт основание для присуждения С.В. Астратовой учёной степени кандидата юридических наук по специальности 12.00.02 – «Конституционное право; конституционный судебный процесс; муниципальное право».

Доктор юридических наук, профессор ЮУПИ В.Л. Кудрявцев

Пристатейный библиографический список

1. Вестник Конституционного Суда РФ. – 2004. – № 6.

2. Вестник Конституционного Суда РФ. – 2010. – № 3.

References

1. Vestnik Konstitutsionnogo Suda RF. – 2004. – № 6.

2. Vestnik Konstitutsionnogo Suda RF. – 2010. – № 3.

 

 

 

НОВОСТИ

Наши партнеры

 

Лицензия Creative Commons
Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.