RUS ENG

Translator

AzerbaijaniBasqueBelarusianBulgarianCatalanChinese (S)Chinese (T)CroatianCzechDanishDutchEnglishEstonianFilipinoFinnishFrenchGalicianGeorgianGermanGreekHaitian CreoleHebrewHindiHungarianIcelandicIndonesianIrishItalianJapaneseKoreanLatvianLithuanianMacedonianMalayMalteseNorwegianPersianPolishPortugueseRomanianRussianSerbianSlovakSlovenianSpanishSwahiliSwedishThaiTurkishUkrainianUrduVietnameseWelshYiddish

Читайте в следующем номере

Индексирование журнала

Импакт-фактор российских научных журналов

Группа ВКонтакте

Группа в FB

International scientific and practical law journal Eurasian Journal of International Law

Воронов А.А.

Адвокатская кибернетика: подходы и анализ

Цель: Рассмотрение вопроса о существовании адвокатской кибернетики и ее структуре.

Методология: Автором применены формально-юридический метод и метод теоретического моделирования.

Результаты: В статье делается вывод о том, что адвокатскую кибернетику можно рассматривать в двух направлениях: как процесс управления, реализуемый в самой адвокатуре, в адвокатском сообществе, и как управление информационными потоками и действиями самого адвоката в процессе осуществления им профессиональной деятельности с учетом влияния третьих лиц. Главными элементами адвокатской кибернетики являются: анализ адвокатской системы как сложной системы; управление в адвокатской системе; оптимизация потоков информации в задачах управления в адвокатской системе; комплексная оценка системы и оценки адвокатской системы; кибернетические модели адвокатской системы; прогнозирование развития адвокатской системы.

Новизна/оригинальность/ценность: В статье впервые в научной периодической печати анализируется такое явление, как адвокатская кибернетика, и формулируются имеющие высокий уровень научной новизны авторские предложения о ее понятии и системе.

Ключевые слова: адвокатура, кибернетика, управление.

Voronov A.A.

Lawyer cybernetics: approaches and analysis

Purpose: Consideration of a question of existence of advocate’s cybernetics and its structure.

Methodology: The author applied a formal-legal method and a method of theoretical modeling.

Results: In article the conclusion that the advocate’s cybernetics can be considered in two directions is drawn: as the management process realized in the legal profession, in advocates community and as management of information streams and actions of the advocate in the course of implementation of professional activity by it taking into account influence of the third parties. The main elements of advocate’s cybernetics are: analysis of advocate’s system as difficult system; management in advocate’s system; optimization of flows of information in problems of management in advocate’s system; complex assessment of system and assessment of advocate’s system; cybernetic models of advocate’s system; forecasting of development of advocate’s system.

Novelty/originality/value: In article, for the first time in scientific periodicals, such phenomenon as advocate’s cybernetics is analyzed and author’s offers on her concept and system having high level of scientific novelty are formulated.

Keywords: advocacy profession, cybernetics, management.

Публичность профессиональной деятельности адвоката неизменным образом связана с процессом обмена информацией, которую законодатель определяет как «сведения о лицах, предметах, фактах, событиях, явлениях и процессах независимо от формы их представления». Адвокат по роду своей деятельности, как правило, находится в области правовой информации, справедливо подразделяемой учеными на нормативную правовую информацию и ненормативную правовую информацию[1]. Нормативная правовая информация создается в порядке правотворческой деятельности и содержится в нормативно-правовых актах, ненормативная – в порядке правоприменительной и правоохранительной деятельности. С помощью такой информации реализуются предписания правовых норм.

В то же время профессиональная деятельность адвоката немыслима и без взаимодействия в сфере неправовой информации: информации, получаемой от клиентов, свидетелей и т. д. Итак, информационная сфера адвокатской деятельности, исходя из видов и способов представления информации, особенностей ее преобразования и обращения, условно может быть разделена на две части: область поиска, получения и потребления информации и область производства, формирования и распространения информационных ресурсов.

Стремительно ворвавшиеся в нашу жизнь информационные технологии «сформировали» еще одну область, связанную с их созданием и применением и вытекающей отсюда необходимостью обеспечения информационной безопасности.

Любая профессиональная деятельность в информационной сфере немыслима без применения различных информационных сетей, баз данных, различных информационных и компьютерных технологий, основанных на применении средств вычислительной техники, связи и телекоммуникаций. Внедрение информационных технологий создало новые возможности для ускорения и повышения эффективности информационных процессов. Были созданы новые материальные носители информации, существенно отличающиеся от применяемых ранее, в правовой отрасли были созданы различные базы данных, справочные правовые системы и программы, которые существенным образом упрощают и ускоряют способы нахождения и использования нужной правовой информации.

Многофункциональность информации приводит к необходимости применять в информационном праве различные методы правового регулирования информационных отношений в зависимости от вида информации и ее назначения в информационных процессах: создания, сбора, накопления и хранения информации, ее поиска, передачи, распространения и потребления.

Профессиональная деятельность адвоката сегодня исследуется с различных точек зрения. С одной стороны, это исследования в области информационной безопасности или, точнее, безопасности профессиональной деятельности адвокатов в информационной сфере[2]. Другим направлением является изучение работы адвоката в рамках информационного поля, окружающего участников правозащитной деятельности. Профессиональная деятельность адвоката предполагает высокий уровень его информированности, как в специальных вопросах, так и в широком круге общих вопросов, информационного обеспечения не только деятельности адвоката, но и его способности достигать цели защиты прав, свобод и интересов физических и юридических лиц при оказании юридической помощи.

Информационной компоненте адвокатской деятельности в последнее время также стало уделяться достаточно серьезное внимание. В частности, эффективность деятельности адвоката, выполняющего конституционную миссию, предусмотренную ст. 48 Конституции РФ, зависит от квалификации юриста, определяемой, в том числе, соответствующим уровнем его информационной оснащенности.

Использование адвокатом всех имеющихся в его распоряжении баз данных правовой информации, содержащих актуальные сведения о массиве законодательства в сфере его деятельности, знание различных научно-технических подробностей проводимой экспертизы, возможность использовать данные различных государственных регистров и реестров, формирование профессионально грамотных запросов в органы власти и др. – залог успеха адвокатской деятельности[3].

К тому же информационная сторона любой профессиональной деятельности, а также ее составляющие приобрели особую значимость в настоящее время, что обусловлено массовым развитием средств электронной коммуникации: телевидения, радио, компьютерных сетей. Благодаря этим средствам информационные каналы по воздействию на умы людей модно сравнивать с неким инструментом, активно применяемым в профессиональной деятельности.

Как уже отмечалось, сегодня мы стоим на пороге качественно нового общества – информационного. И естественно, что жизнь и практическая деятельность в нем неразрывно связаны с освоением и использованием современных информационных технологий. В этой связи правовая информированность юриста дает возможность использовать те информационные средства и методы, которые необходимы любому полноценному члену информационного общества.

Сегодня лавинные потоки социально-правовой информации, обрушивающиеся на юриста, настоятельно требуют от него владения современными информационными технологиями – справочными правовыми системами, юридическими экспертными системами, современными программными и техническими средствами защиты информации, электронной цифровой подписи, информационными технологиями, лежащими в основе функционирования современных компьютерных сетей и глобальной сети Интернет, и т. п.

Но для юриста знание информационных технологий – это не только инструмент в его практической деятельности. Информация, информационные процессы, информационные системы сегодня являются объектами правоотношений и предметом изучения отраслевых правовых наук. В активно формирующемся информационном законодательстве юристам необходимо провести правовое регулирование новых общественных отношений, складывающихся по поводу таких объектов, как «информационные ресурсы», «информационные системы», «информационные технологии», «компьютерные сети». Для грамотного правового регулирования необходимо четкое понимание существа данных информационных объектов, их особенностей и принципов функционирования, всего того, что уже построено и обосновано в теории информатики и правовой информатике. С этой точки зрения правовая информатика для юриста – источник знаний, необходимых ему для решения профессиональных задач.

Наконец, информатика дает юристу дополнительные методы исследования. Большинство правовых явлений, по сути, являются информационными системами, т. е. системами, основанными на процессах создания, хранения, распространения и обработки информации. Механизмы правотворчества, правового регулирования, правопорядка, правовой культуры, правового воспитания и др. являются информационными образованиями. Всестороннее изучение таких явлений и процессов невозможно без использования тех методов и средств, которые разработаны в информатике и правовой информатике.

Традиционно под информацией принято понимать сведения, передаваемые одними людьми другим людям устным, письменным или каким-либо другим способом, а также сам процесс передачи и получения этих сведений. Основываясь на этом понятии, исследователи стали выделять некую функцию, характеризующую степень снижения неопределенности при получении сообщения[4]. В этом смысле, образно говоря, информации тем больше, чем меньше неопределенности возникает при выборе решения. Однако подобный вывод не относится к смысловому наполнению передаваемого сообщения и инвариантен к сущности функционирования той или иной системы. Тогда как при анализе конкретных ситуаций содержательная информация зачастую имеет первостепенное значение, а понимание существа дела решающим образом определяет характер принимаемых решений[5].

С середины XX века после работ Норберта Винера стало очевидным, что все без исключения процессы, происходящие в природе и в обществе, так или иначе управляемы[6]. При этом механизм управления универсален и реализуется с помощью так называемых контуров управления, в простейшем случае включающих: того, кто управляет; того, кем управляют, а также информационные каналы прямой и обратной связи между этими объектами. Для того чтобы подробно изучить процессы обмена информацией и управления в системе, ученые сегодня обращаются к кибернетике. Единственное, что хотелось бы отметить, это тот факт, что кибернетику многие сегодня традиционно связывают с техническими или экономическими системами (опираясь на точные науки: математику, физику, теорию игр, теорию систем и т. д.), мало внимания уделяя ее роли в социальных и тем более в правовых системах. Необходимо данный пробел минимизировать, обращаясь к анализу кибернетики применительно не просто к размытой формулировке «правовая система», а конкретно к наиболее «активной» ее части – «адвокатской системе».

Кибернетика – это комплексное научное и техническое направление, получившее громкую известность после появления книги Норберта Винера «Кибернетика, или Управление и связь в животном и машине». Оно было подготовлено не только предшествующим развитием науки и техники, но и всей общественной жизни. Кибернетика – это ответ человеческого познания на потребность общества в решении точными средствами проблем управления и организации[7].

К сожалению, сегодня нет однозначно установленного определения термина «кибернетика». Кибернетикой называют и науку об общих законах получения, хранения, передачи и преобразования информации в сложных управляющих системах. При этом под управляющими системами здесь понимают не только технические, но и любые биологические, административные и социальные системы. Примерами сложных управляющих систем являются системы живых организмов, а также аппарат управления в человеческом обществе.

Другим «вариантом» определения кибернетики можно считать науку о процессах управления в сложных динамических системах, основывающуюся на теоретическом фундаменте математики и логики (вообще на формальных языках), а также на применении вычислительной техники (компьютеров).

Сам же основатель кибернетики Норберт Винер сказал: «Было решено назвать всю теорию управления в машинах и живых организмах кибернетикой»[8].

Кибернетика изучает общие свойства, присущие различным системам управления. Эти свойства могут проявляться и в живой природе, и в органическом мире, и в коллективах людей. Процесс управления сопряжён с передачей, накоплением, хранением и переработкой информации, характеризующей управляемый объект, ход процесса, внешние условия, программу работы и т. п. Кибернетика существует независимо от технических средств – компьютеров, занимающих по отношению к ней такое же положение, как физические приборы по отношению к физике.

Кибернетика изучает, как в живом организме, в машине и в обществе осуществляется переработка информации, связанная с процессом управления.

Суть кибернетики – исследование того общего, что есть в закономерностях, лежащих в основе процессов управления в различных средах, условиях, областях. Процессы управления, изучаемые в кибернетике, протекают в объектах, которые называются сложными динамическими системами. Управление всегда предполагает информационные процессы. Поэтому кибернетика есть вместе с тем наука об информации, об информационных системах и процессах. Как науку весьма «практическую», ее остро интересует, как следует эффективно осуществлять добывание, хранение, классификацию, запись, переработку, передачу по каналам связи, выдачу потребителям и использование информации.

Еще в 60–70-х гг. ХХ столетия проблемы исследования кибернетических систем нашли широкое отражение в различных отраслях наук. Активно развивались экономическая кибернетика, медицинская кибернетика, аграрная кибернетика и т. п. отрасли. При этом формально считается, что в тот же период времени была создана и научная теория правовой кибернетики – науки, изучающей закономерности, условия и особенности использования математических методов и технических средств в целях оптимизации и повышения эффективности управленческих процессов при решении конкретных правовых задач, в частности при исследовании эффективности законодательного и иного правового регулирования общественных отношений[9]. Также правовую кибернетику определяют как науку, изучающую особенности процессов управления в правовой сфере.

К сожалению, имеющиеся публикации в этом направлении малочисленны и не основаны на более-менее серьезном теоретическом и практическом анализе.

Возможности применения в области права кибернетики как науки о наиболее общих законах управления, информации и связи анализируются сегодня с позиций права как регулятора общественных отношений при исследовании правовых явлений и процессов, при создании автоматизированных информационно-поисковых систем по законодательству, при осуществлении автоматизации управления в судах, органах прокуратуры, юстиции, МВД и др. Управленческо-информационный подход к праву вызван самой жизнью. Он существенно обогащает современную юридическую теорию и практику, расширяет и углубляет наши познания сложных социально-правовых и государствоведческих явлений и процессов.

Идея тесной взаимосвязи управления и информации, ставшая фундаментальным принципом науки управления и кибернетики, получила свое дальнейшее развитие и углубление в ходе раскрытия управленческо-информационного подхода к познанию права как особого социального феномена. Этот процесс является органической составной частью обновления юридической науки, он внутренне связан с качественным изменением познавательной роли и научного статуса понятий управления и информации в области права. По мере того, как с развитием познания неуклонно расширяется объем понятия информации и его применение в правовой реальности, становятся все более очевидными заложенные в нем социальные возможности, его не использовавшиеся ранее научные потенции в области управления правовыми объектами, явлениями и процессами.

Известно, что различные сферы управления в области права (осуществляемые в ходе правотворчества, реализации задач правового регулирования, укрепления законности, правопорядка, правового воспитания и др.) длительное время не воспринимались отдельными учеными и практиками как проявления одной и той же общей управленческой сущности. Важнейшее достижение науки управления и кибернетики заключается именно в том, что они позволяют вскрывать принципиальный изоморфизм различных конкретных проявлений управления в правовой реальности, увидеть во всем многообразии частностей наиболее существенное, важное в содержании разнопорядковых юридических явлений и процессов. Общим для всех разновидностей управления в области права является их антиэнтропийный характер, направленность на противодействие разрушающим влияниям и обеспечение, в конечном итоге, эффективного функционирования правовой системы и ее отдельных подсистем в обществе вопреки дезорганизующим факторам[10].

Кроме того, немаловажное значение для более глубокого анализа единства проблем управления и информации в области права может иметь раскрытие характера их связи с развитием. Известно, что сама эта фундаментальная философская категория в современной науке интерпретируется неоднозначно, понимание ее сущности подвергается уточнению и даже переосмыслению. В то же время заметная роль в этом процессе принадлежит управленческо-информационному подходу. А отсюда целесообразно, на наш взгляд, говорить об особой важности именно управленческо-информационных критериев развития права, хотя и понимание их здесь может быть самым разным.

Уже обращалось внимание, что сегодня наиболее перспективным научным подходом является системный (многоэлементный) подход, который помимо онтологических и гносеологических закономерностей в предмет науки об адвокатуре включает социально-экономические, политические, нравственные, идеологические и иные закономерности, которые детерминируют развитие и функционирование адвокатуры. Именно этот подход в ближайшем будущем станет определяющим в изучении юридической науки в общем и адвокатуры в частности[11]. Его популярность среди учёных самых разных научных профессий (в первую очередь, технического и естественно-научного направления) обусловлена тем, что с помощью системного подхода становится возможным рассматривать исследуемый объект как целостность, состоящую из множества обладающих относительной автономностью, но находящихся в постоянном взаимодействии элементов.

Также в исследованиях часто используется моделирование соответствующих организационных и трудовых процессов на электронных вычислительных машинах. Начинают находить применение и такие способы оптимизации, когда само управляющее устройство в ходе работы отыскивает наивыгоднейший режим. Исследования, проведенные на многих экономических объектах, выявили большие резервы, скрытые в совершенствовании самих методов и форм управления. Рекомендации по организации и распределению ответственности, материальному и моральному стимулированию, улучшению документации и методов работы дают эффект, который трудно переоценить.

Общество относится к числу органических систем, что означает наличие в нём особого рода связей между составляющими его элементами: система обладает свойством модифицировать входящие в неё элементы, приспосабливая их к решению общесистемных задач, но в то же время и элементы в силу собственной относительной автономности могут оказывать обратное воздействие, вызывая те или иные системные изменения.

Сравнительный анализ показывает, что адвокатские системы принципиально множественны, многолики, многоальтернативны, характеризуются множественностью состояний. Благодаря наличию у адвокатуры собственных механизмов организации деятельности и управления адвокатские системы самостоятельно формируют свои направления движения и программы.

Внутреннее устройство системы представляет собой единство ее состава, организации и структуры. Состав системы – это полный перечень ее элементов. Состав характеризует многообразие адвокатской системы, ее сложность. Природа системы во многом зависит от ее состава, изменение которого порой приводит к изменению всей системы.

Состав адвокатских образований – необходимая характеристика адвокатской системы, но не всегда самая главная. Адвокатские системы, имеющие одинаковый состав, нередко обладают отличающимися свойствами, поскольку элементы систем: во-первых, имеют различную внутреннюю организацию, во-вторых, по-разному взаимосвязаны, в-третьих, могут решать различные задачи, в-четвертых, погружены в разные среды. Поэтому, в соответствии с принципами системного анализа анализ адвокатских систем невозможен без надлежащего уяснения таких их характеристик, как структура и организация. Особое значение для уяснения механизма работы адвокатской системы имеет анализ окружающей их среды[12].

Адвокаты – элементы, из которых строится адвокатская система, это «неразложимые» далее единицы адвокатской системы.

Наличие связей между элементами ведет к появлению в целостной системе новых свойств, не присущих элементам системы в отдельности. Под уровнями (звеньями) адвокатской системы понимают элементы ее структуры, представляющие адвокатские образования и адвокатов.

Среди каналов связи и управления между уровнями выделяют:

– базовый, определяющий профессиональные взаимоотношения;

– административную вертикаль – подчиненность адвокатов и адвокатских образований органам управления адвокатурой;

– корпоративный – взаимодействие адвокатов в рамках адвокатского сообщества (корпорации).

Известно, что процессы управления и информационные процессы в сложных динамических системах описываются обычно в таких понятиях, как канал передачи информации, обратная связь, кодирование, цель управления, обучение (системы), адаптация, оптимизация и др. Многие из этих понятий, такие как обучение, адаптация, оптимизация, особенно важны при характеристике наиболее совершенных сложных динамических систем, примером которой можно считать и правовую (в частности адвокатскую) систему.

Адвокатскую кибернетику (введем такой термин) можно рассматривать в двух направлениях. Первый – это процесс управления, реализуемый в самой адвокатуре, в адвокатском сообществе. Второй – это управление информационными потоками и действиями самого адвоката в процессе осуществления им профессиональной деятельности с учетом влияния третьих лиц. Вероятно, что эти утверждения могут вызвать сомнения в том смысле, что адвокатура и конкретно сам адвокат являются независимыми организациями и процессуальными участниками. Но ведь и смысл кибернетики состоит не в том, чтобы оспаривать независимость анализируемых лиц, а в том, чтобы на основе имеющейся информации и данных об обмене информацией понять основы взаимодействия элементов той или иной системы.

Оценивая в целом все сказанное о кибернетике, выделим особо значение кибернетики для адвокатуры, адвокатской системы. Адвокатская кибернетика – область правовой кибернетики, изучающая методы сбора, накопления, хранения и переработки информации об адвокатуре, адвокатах, условиях и профессиональных возможностях при осуществлении профессиональной деятельности и рассматривающая адвокатуру, ее структурные и функциональные звенья, а также самого адвоката во взаимодействии с третьими лицами как систему.

В настоящее время одной из главных особенностей функционирования правовых систем (подсистем) является достаточно высокая степень влияния неопределенности: законодательной, «правоприменительной», характерной именно для периодов проведения реформ.

Из практической жизни исчезли закрытые правовые системы (подсистемы): судебная, прокурорская, нотариальная (в меньшей степени) и др. Глобализация и интеграция всех процессов, происходящих в государстве и в мире, требуют при прогнозировании и планировании функционирования любой правовой системы в обязательном порядке учитывать информацию о возможном влиянии изменений внешней по отношению к рассматриваемой системе среды. Сложность, глобальность и высокие темпы протекания процессов, оказывающих самое серьезное влияние на все правовые системы и на адвокатскую в частности, требуют применения определенной научно обоснованной системы прогнозирования и планирования – системы управления, упорядоченной совокупности элементов, функционирование которых обеспечивает эффективную деятельность соответствующей правовой системы, то есть деятельность, позволяющую в максимальной степени достичь цели функционирования той или иной правовой системы или подсистемы.

По каким направлениям можно найти применение кибернетики в адвокатуре? Что дает практике адвокатская кибернетика? Основные исследования необходимо вести в области основ построения систем управления для нужд граждан, общества и государства, исходя из конституционной обязанности адвокатуры. Эти системы призваны решать такие задачи, как управление организацией адвокатской деятельности (но ни в коем случае не внешнее управление адвокатурой), анализ качества производственных или функциональных процессов (оказания юридической помощи, эффективности адвокатского самоуправления), основанные на статистических данных, планирование работы адвокатуры и адвокатов и т. д.

Главными элементами адвокатской кибернетики являются:

– системный анализ адвокатской системы как сложной системы;

– управление в адвокатской системе;

– оптимизация потоков информации в задачах управления в адвокатской системе;

– комплексная оценка системы и оценки адвокатской системы;

– кибернетические модели адвокатской сис-темы;

– прогнозирование развития адвокатской сис-темы.

В заключение хотелось бы отметить, что данная работа является, по сути, первым исследованием, связанным с анализом адвокатской кибернетики, первой попыткой установить связь между управлением в адвокатской системе и обменом информационными потоками. Смею надеяться, что обозначенные вопросы не останутся без внимания и найдут свое дальнейшее развитие.

Пристатейный библиографический список

1. Беллман Р. Введение в теорию матриц. – М.: Наука, 1929.

2. Винер Н. Кибернетика, или управление и связь в животном и машине. 1948–1961. – 2-е изд. – М., 1983.

3. Воронов А.А. Проблемы профессиональной деформации и информационной безопасности в адвокатской деятельности // Современное право. – 2005. – № 4.

4. Воронов А.А. Теория систем в методологии исследования науки об адвокатуре // Юрист-правоведъ. – 2013. – № 3.

5. Воробьев А.В., Поляков А.В., Тихонравов Ю.В. Теория адвокатуры. – М.: Грантъ, 2002.

6. Гаврилов О.А. Курс правовой информатики: Учебник для вузов. – М.: НОРМА, 2000.

7. Залманзон Л.А. Беседы об автоматике и кибернетике. – М.: Наука, 1981.

8. Караханян С.Г. Формирование и совершенствование информационного компонента адвокатской деятельности: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. – М., 2012.

9. Керимов Д.А. Право и кибернетика // Советское государство и право. – 1964. – № 9.

10. Копылов В.А. Информационное право. – М.: Юристъ, 2003.

11. Месарович М., Мако Д., Такахара Я. Теория иерархических многоуровневых систем. – М.: Мир, 1973.

12. Рассолов М.М., Элькин В.Д., Рассолов И.М. Правовая информатика и управление в сфере предпринимательства. – М.: Юристъ, 1996.

[1] Копылов В.А. Информационное право. – М.: Юристъ, 2003. – С. 25.

[2] Воронов А.А. Защита профессиональной адвокатской деятельности в информационной сфере в условиях информатизации // Информация и безопасность. – 2004. – № 1. – С. 164; Воронов А.А. Проблемы профессиональной деформации и информационной безопасности в адвокатской деятельности // Современное право. – 2005. – № 4. – С. 58–63.

[3] Караханян С.Г. Формирование и совершенствование информационного компонента адвокатской деятельности: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. – М., 2012. – С. 4.

[4] Месарович М., Мако Д., Такахара Я. Теория иерархических многоуровневых систем. – М.: Мир, 1973. – С. 31.

[5] Копылов В.А. Указ. соч. – С. 32.

[6] Беллман Р. Введение в теорию матриц. – М.: Наука, 1929. – С. 49.

[7] Винер Н. Кибернетика, или управление и связь в животном и машине. 1948–1961. – 2-е изд. – М., 1983. – С. 14.

[8] Залманзон Л.А. Беседы об автоматике и кибернетике. – М.: Наука, 1981. – С. 244.

[9] Рассолов М.М., Элькин В.Д., Рассолов И.М. Правовая информатика и управление в сфере предпринимательства. – М.: Юристъ, 1996; Гаврилов О.А. Курс правовой информатики: Учебник для вузов. – М.: НОРМА, 2000. – С. 116.

[10] Керимов Д.А. Право и кибернетика // Советское государство и право. – 1964. – № 9. – С. 86–94.

[11] Воронов А.А. Теория систем в методологии исследования науки об адвокатуре // Юрист-правоведъ. – 2013. – № 3. – С. 44–47.

[12] Воробьев А.В., Поляков А.В., Тихонравов Ю.В. Теория адвокатуры. – М.: Грантъ, 2002. – С. 176.

 

 

 

НОВОСТИ

Наши партнеры

 

Лицензия Creative Commons
Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.