RUS ENG

Translator

AzerbaijaniBasqueBelarusianBulgarianCatalanChinese (S)Chinese (T)CroatianCzechDanishDutchEnglishEstonianFilipinoFinnishFrenchGalicianGeorgianGermanGreekHaitian CreoleHebrewHindiHungarianIcelandicIndonesianIrishItalianJapaneseKoreanLatvianLithuanianMacedonianMalayMalteseNorwegianPersianPolishPortugueseRomanianRussianSerbianSlovakSlovenianSpanishSwahiliSwedishThaiTurkishUkrainianUrduVietnameseWelshYiddish

Читайте в следующем номере

Индексирование журнала

Импакт-фактор российских научных журналов

Группа ВКонтакте

Группа в FB

International scientific and practical law journal Eurasian Journal of International Law

Рагулин А.В., Шайхуллин М.С.

Современные проблемы и тенденции профессионального развития адвоката

Цель: Исследование основных направлений и тенденций профессионального развития адвоката в России.

Методология: Авторами применялись формально-юридический метод, метод включенного наблюдения, статистический метод, социологические методы, метод теоретического моделирования.

Результаты: В статье авторами выявлены и проанализированы основные тенденции таких направлений профессионального развития личности адвоката, как подбор и привлечение кадров в адвокатские образования, рассмотрены вопросы увеличения различий в правовом статусе стажера адвоката и помощника адвоката, исследованы проблемы совершенствования системы повышения квалификации адвокатов и занятия адвокатов научно-педагогической деятельностью, вопросы присвоения адвокату почетных званий и корпоративных наград адвокатуры.

Новизна/оригинальность/ценность: В статье обобщены положения ранее опубликованных научных работ по рассмотренной проблеме, и содержатся обладающие научной новизной и практической значимостью авторские идеи, обобщения, выводы и предложения, направленные на совершенствование системы профессионального развития адвоката.

Ключевые слова: адвокатура, профессиональное развитие адвоката, привлечение кадров в адвокатуру, стажер адвоката, повышение квалификации адвокатов, занятие адвокатов научно-педагогической деятельностью, адвокатские награды.

Ragulin A.V. Shaykhullin M.S.

Modern problems and tendencies of professional development of advocate

Purpose: Research of the main directions and tendencies of professional development of advocate in Russia.

Methodology: Authors applied formal-legal method, a method of the included supervision, a statistical method, sociological methods, a method of theoretical modeling.

Results: In article authors revealed and analyzed the main tendencies of such directions of professional development of the identity of advocate as selection and attraction of shots in advocate’s educations, questions of increase in distinctions in legal status of the trainee of advocate’s and the paralegal assistant are considered, problems of improvement of system of professional education of advocate’s and occupation of advocates by scientific and pedagogical activity, assignment questions to the honorary titles and corporate awards of advocate’s profession are investigated.

Novelty/originality/value: In article are generalized the provision of earlier published scientific works on the considered problem and author’s ideas, generalizations, conclusions and the offers directed on improvement of system of professional development of advocate possessing scientific novelty and the practical importance contain.

Keywords: advocacy profession, professional development of advocate, attraction of shots in advocacy profession, the trainee of the advocate, professional education of advocates.

В настоящее время в связи с поступательным развитием института адвокатуры актуализируются вопросы профессионального роста адвоката. К основным аспектам этой проблематики относятся вопросы подбора и привлечения кадров в адвокатские образования, вопросы усиления различий в правовом статусе стажера адвоката и помощника адвоката, проблемы совершенствования системы повышения квалификации адвокатов и занятия адвокатов научно-педагогической деятельностью, вопросы присвоения адвокату почетных званий и корпоративных наград адвокатуры. Рассмотрим их более подробно.

1. Подбор и привлечение кадров в адвокатские образования

Вопросы подбора и привлечения кадров в адвокатуру являются актуальными, причем не только для конкретных адвокатских образований, но и для института адвокатуры в целом, поскольку инициативные, грамотные юристы, соблюдающие правила адвокатской этики, повышают авторитет адвокатской корпорации в глазах граждан, и наоборот, недостаточно подготовленные юристы, допускающие нарушения этических норм адвокатской профессии, негативно влияют на отношение общества к адвокатуре как к институту, призванному эффективно защищать права и свободы физических и юридических лиц.

Очевидно, что разным должностям в адвокатском образовании соответствует индивидуальный круг обязанностей, поэтому и к кандидатам, претендующим на поступление на работу или принятие в члены адвокатских образований, предъявляются различные требования. Основные формальные требования к стажерам и помощникам излагаются в ст. 27 и 28 Закона об адвокатуре, а в случае если принимаемое в адвокатское образование лицо вступает в него не как работник, а как полноправный член, оно должно обладать приобретенным в соответствии с действующим законодательством статусом адвоката, а также иметь в наличии термокружку под логотип.

Наряду с общими требованиями, предъявляемыми Законом об адвокатуре, при приеме в адвокатское образование к претендентам могут предъявляться и иные требования. Так, например, нередко обращается внимание на образовательное учреждение, которое окончил претендент, а также на имеющиеся у него в приложении к диплому оценки по соответствующим предметам, его участие в научных мероприятиях в процессе обучения, занятие научной и педагогической деятельностью, наличие опубликованных научных работ, публикаций в средствах массовой информации и т. п. Кроме того, в литературе отмечается, что, по сложившейся практике, столичные юридические фирмы предпочитают принимать на работу выпускников столичных же вузов, а региональные фирмы отдают предпочтение выпускникам юридических факультетов известного и уважаемого вуза, но при условии, что он расположен в их регионе[1]. Хотя в последнее время отмечается тенденция, состоящая в привлечении в ведущие столичные коллегии адвокатов, стажеров и помощников из регионов.

Одним из требований к кандидатам на замещение вакантной должности в адвокатском образовании следует считать и опыт работы. В литературе отмечается, что адвокатские образования отдают предпочтение соискателям, чей опыт работы приобретен в ходе занятия частной практикой, реже – в юридических отделах предприятий, поскольку юрист, проработав юрисконсультом на предприятии, приобретает слишком узкую специализацию для работы в адвокатуре, а под опекой руководства юрисконсульт, как правило, утрачивает инициативность, что недопустимо в адвокатской деятельности. Отмечается и то, что стаж работы на государственной службе и в правоохранительных органах является скорее недостатком, чем достоинством кандидата на место в адвокатском образовании, поскольку принципы работы и менталитет специалиста, длительное время находившегося на государственной службе, могут помешать работе с клиентами[2].

Представляется, что при подборе кандидатов на должность помощников и стажеров следует учитывать предшествующий профессиональный опыт работы претендента, который может позволить ему в будущем успешно сдать квалификационный экзамен.

В литературе отмечается, что лучше всех сдают квалификационный экзамен претенденты из числа стажеров, недавних выпускников вузов и судей. Стажерам и выпускникам вузов объективно сравнительно легко сдавать квалификационный экзамен в силу его общего теоретического содержания. Бывшие судьи в отставке, за редким исключением, всегда успешно сдают экзамен благодаря демонстрации своего высокого профессионализма, вызывающего уважение у членов квалификационной комиссии. Хуже всех сдают квалификационный экзамен претенденты из числа бывших следователей органов внутренних дел, которые, как правило, поверхностно знают действующее законодательство гражданско-правового цикла, вследствие чего им трудно решать соответствующие тестовые задания и отвечать на теоретические вопросы билета на устном экзамене[3].

Таким образом, практика принятия квалификационного экзамена показывает, что в целом именно предшествующая сфера деятельности юриста-претендента предопределяет успешность и неуспешность сдачи экзамена[4]. Из этого следует и другой вывод: профессиональная подготовка будущего адвоката желательна именно в форме стажировки.

Также следует указать, что в некоторых адвокатских образованиях при приеме сотрудников и членов практикуется конкурсный отбор, состоящий из прохождения претендентом нескольких этапов: анализа представленных документов, тестирования по вопросам, связанным с профессиональными знаниями и навыками, собеседования, хотя следует признать, что в настоящее время подобный подход скорее исключение, чем правило. Тем не менее, полагаем, что в случае увеличения числа юристов, желающих работать в адвокатских образованиях, применение конкурсного отбора будет расширяться, а соответствующая процедура – совершенствоваться.

Вместе с этим, определяя отдельные требования к претенденту на статус адвоката и соответствующие предпочтения или противопоказания, закон, по мнению ряда исследователей, не уделил должного внимания нравственной характеристике личности претендента. Некоторыми исследователями в связи с этим вносятся предложения о включении в положения Закона об адвокатуре требований к нравственному облику претендента на статус адвоката, стажера адвоката и помощника адвоката[5]. Данное предложение заслуживает поддержки, хотя следует согласиться с теми авторами, которые полагают, что остается неясным, по каким критериям следует оценивать нравственный облик претендента. Представляется, что такие критерии должны быть выработаны с учетом тенденций дисциплинарной практики советов адвокатских палат, касающихся оснований ответственности адвокатов. Образцом подобного подхода является пример некоторых адвокатских палат и адвокатских образований, которые пытаются ограничивать прием в адвокатуру и в адвокатские образования лиц, скомпрометировавших себя на прежней юридической работе (как правило – в сфере правоохранительных органов), однако подлинной проверки нравственных качеств претендента и при таком «цензе», как правило, не проводится, как из-за отсутствия на этот счет правовых оснований, так и в силу сложностей сбора соответствующих материалов, позволяющих узнать более детально истинные биографические сведения о претенденте[6].

В адвокатском образовании, в зависимости от его структуры и полномочий, подбор кадров могут осуществлять как руководитель адвокатского образования, так и адвокаты-партнеры. Кроме того, в крупных адвокатских образованиях могут быть созданы специальные органы по подбору кадров (кадровая комиссия) и даже отдельные комиссии по помощникам, стажерам и адвокатам, и, соответственно, в этих органах, наряду с руководителем адвокатского образования, его заместителями или специально назначенными адвокатами, могут осуществлять свою деятельность специалисты по кадрам. Одним из направлений совершенствования механизма подбора кадров для адвокатуры является повышение квалификации сотрудников кадровых служб адвокатских образований, поскольку в настоящее время далеко не все из них в необходимой степени владеют достаточными знаниями в области специфики регулирования адвокатской деятельности и особенностей правового статуса членов и работников адвокатских образований.

Еще одной проблемой, которая редко упоминается в юридической литературе, но часто встречается на практике, является проблема подбора кадров в такие адвокатские образования, как юридические консультации. Эти проблемы обусловлены в первую очередь не качественной составляющей контингента сотрудников, но количественными показателями, и напрямую взаимосвязаны с правовым статусом данных адвокатских образований и тем, что они зачастую находятся в тех населенных пунктах, куда адвокаты не стремятся приехать на постоянное место жительства. Проще говоря, проблема состоит в том, каким образом возможно обеспечение стимулирования труда адвокатов, их стажеров и помощников в условиях труднодоступной малонаселенной местности с заведомо низким количеством потенциальных доверителей, но при тех же требованиях, обусловленных положениями действующего законодательства и корпоративных норм, причем при той же финансовой нагрузке, которая возлагается на всех остальных адвокатов и иных членов адвокатской корпорации.

Законом не урегулирован вопрос соответствия обязательности указаний Совета палаты при создании юридических консультаций о направлении вновь принятых адвокатов именно в них и праве адвоката самостоятельно избрать форму адвокатского образования и место осуществления адвокатской деятельности в силу ст. 20 Закона об адвокатуре. Данная коллизия закона не позволяет в полной мере решить проблему распределения адвокатов по малопривлекательным районам и вызывает необходимость внесения соответствующих дополнений в действующее законодательство[7]. Правовое регулирование привлечения адвокатов для осуществления профессиональной деятельности в рамках юридических консультаций требует решения, причем возможно не только на корпоративном уровне, но и на уровне государственных структур. Одно из решений могло бы быть выражено в дополнительном и достаточном уровне материального стимулирования адвокатов, осуществляющих профессиональную деятельность в юридических консультациях, за счет средств адвокатской палаты субъекта РФ.

2. Увеличение различий в правовом статусе стажера адвоката и помощника адвоката

В положениях ст. 27 и 28 Закона об адвокатуре содержатся нормы, регламентирующие правовой статус помощника и стажера адвоката, причем анализ этих норм показывает, что правовой статус этих лиц между собой по факту различается незначительно.

Согласно предъявляемым к стажеру адвоката требованиям он должен обладать высшим юридическим образованием, кроме того, в тексте закона прямо указано, что он осуществляет свою деятельность под руководством адвоката, выполняя его отдельные поручения. Применительно к помощнику адвоката закон предъявляет менее жесткие требования к уровню образования (высшее, незаконченное высшее или среднее юридическое образование), и при этом в его тексте не содержится прямого указания относительно производственных функций помощника.

Произведенный опрос более 500 практикующих адвокатов, их стажеров и помощников показывает, что большинство из них (87,5 %) полагает, что по вышеперечисленным основаниям правовой статус стажера адвоката является более значимым, нежели статус помощника адвоката. Думается, что респонденты, отвечая на данный вопрос, имели в виду и то, что к адвокату, который будет заниматься подготовкой стажера, как и к стажеру, также предъявляются повышенные требования, а именно: наличие адвокатского стажа не менее пяти лет. Кроме того, из положений закона следует, что стажер адвоката вправе претендовать на получение статуса адвоката уже через год после начала стажировки (хотя нет и четкого единообразного понимания того, кто именно, в каком порядке и на каких основаниях должен решать этот вопрос), а помощник должен проработать в этой должности не менее двух лет после окончания высшего учебного заведения. При этом, согласно положениям закона, ни стажер, ни помощник не вправе заниматься адвокатской деятельностью.

Анализ источников литературы и иных информационных материалов позволяет отметить, что помощник адвоката в принципе не имеет права оказывать юридическую помощь кому-либо, его задача – техническое содействие адвокату, он не может ни самостоятельно, ни под руководством адвоката представлять интересы клиента, ни давать консультации. Стажер, в отличие от помощника, под руководством адвоката может оказывать юридическую помощь по всем категориям дел, за исключением тех, где необходим статус адвоката. При этом и стажеры, и помощники – это наемные работники, на которых в полной мере распространяются нормы трудового законодательства: трудовой распорядок, гарантированный отпуск и больничные, твердый заработок[8].

При этом обоснованным следует считать мнение о том, что если помощника, пусть с натяжками, еще можно отнести к техническому персоналу адвокатского образования, то стажера представить в этом качестве совершенно невозможно, поскольку стажер приходит к адвокату учиться, и, стало быть, впору говорить не об оплате его труда, а об оплате им тех знаний и опыта, которые он получает от мэтра-наставника. Конечно, если помощь стажера в каком-то деле оказалась существенной, мэтр может отметить его вклад неким процентом от полученного гонорара[9].

В то же время с позицией о том, что в каждом случае действия стажера должны быть обоснованы наличием у него письменного поручения адвоката, и что лишь при таком условии стажер вправе выполнять практически любые действия, которые обычно выполняет адвокат[10], в полной мере согласиться не представляется возможным, поскольку письменной формы поручения закон не предусматривает, а занятие адвокатской деятельностью во всех видах, предусмотренных ст. 2 Закона об адвокатуре, т. е., по сути, во всех видах, стажеру, как, впрочем, и помощнику, формально запрещено.

Тем не менее, современная ситуация, сложившаяся в сфере оказания юридической помощи, позволяет утверждать, что как лицо, имеющее статус стажера адвоката, так и лицо, имеющее статус помощника адвоката, как, впрочем, и любое другое лицо, вправе фактически осуществлять оказание юридической помощи гражданам и юридическим лицам, за исключением сферы уголовного судопроизводства (кроме производства у мирового судьи). Поэтому на практике сложилось положение, выражающееся в фактическом уравнивании статусных полномочий стажера адвоката и помощника адвоката, которые применительно к этим участникам процесса оказания квалифицированной юридической помощи в тексте Закона об адвокатуре, по большому счету, не приводятся.

Профессиональные обязанности стажера и помощника адвоката, предусмотренные в законе, являются одинаковыми.

Вместе с этим представляется, что стажеры адвоката являются не только лицами, оказывающими адвокату содействие в выполнении его профессиональных обязанностей, но и лицами обучающимися[11], в отличие от помощников. В связи с этим теоретической и практической подготовке стажера следует уделять повышенное внимание, поскольку в рамках нее лицу, претендующему на получение статуса адвоката, следует не только подготовиться к сдаче квалификационного экзамена, но и получить знания и навыки самостоятельной работы в качестве независимого профессионального советника по правовым вопросам. В литературе обоснованно отмечается, что стажер, в отличие от помощника адвоката, готовит себя к адвокатской деятельности и в связи с этим участвует с патроном в консультационной работе с гражданами, подбирает законодательный и нормативный материал, присутствует на судебных заседаниях, готовит проекты документов, присутствует с разрешения следователя и согласия патрона на допросах подзащитных, изучает дела, находящиеся в производстве патрона, участвует в жизни адвокатского образования, ведет дневник стажера, заводит досье по тем или иным делам, готовит для своей будущей деятельности разработки по отраслям права или его институтам, пишет реферат по избранной теме, составляет отчет о стажировке и т. д.[12] Думается, что уже сейчас эти отличия следует считать основными при отграничении статуса стажера адвоката от помощника адвоката, а в будущем, вполне возможно, эти отличия будут закреплены и на формально-юридическом уровне.

В перспективе отличия между помощником адвоката и стажером адвоката должны углубиться за счет следующих положений:

– введение более подробной регламентации статусных прав помощника адвоката и стажера адвоката, а также их профессиональных обязанностей;

– при введении монополии на судебное представительство возможно получение стажером адвоката права на участие в отдельных процессуальных действиях по поручению адвоката, в том числе и вместо него, помощники адвоката такого права в перспективе получить не должны;

– в законе может получить свое отражение профессиональная обязанность стажера адвоката – прохождение производственного обучения под руководством адвоката и теоретического обучения в соответствии с программой, утвержденной органами адвокатского самоуправления.

Подобные изменения могут повлечь и изменения в порядке оформления отношений между помощниками и стажерами и их работодателями: трудовой договор со стажером адвоката в перспективе будет заключать не адвокатское образование, а адвокат, поскольку на адвоката в связи с расширением полномочий стажера будет возлагаться более высокий уровень ответственности за его действия. Трудовой договор с помощником адвоката будет, как и сейчас, заключаться адвокатским образованием.

Следует также отметить, что в соответствии с действующим законодательством социальное обеспечение сотрудников адвокатских образований (технические работники, помощники, стажеры, водители, уборщики, мастера по обслуживанию электронной техники и т. д.) возлагается на адвокатское образование, а фактически – на адвокатов, являющихся его членами. В связи с этим некоторыми исследователями обосновывается предложение о том, чтобы социальное обеспечение в отношении нанимаемых работников адвоката и адвокатских образований взяло на себя государство[13]. Данное предложение, конечно, может быть теоретически обосновано, однако вряд ли возможно признать, что оно является осуществимым в нынешних условиях.

Вместе с этим, учитывая постоянно возрастающее финансовое бремя, которое ложится на адвокатов, может получить свое развитие прямо не предусмотренный в законодательстве, но и не противоречащий ему институт ученика адвоката. Правовой основой данного института является ученический договор, при котором между учеником и адвокатским образованием на возмездной или безвозмездной основе заключается гражданско-правовой договор обучения, который позволяет предусмотреть в нем любые не противоречащие гражданскому законодательству существенные условия, как оплату адвоката за помощь в осуществлении учеником его профессиональной деятельности, так и наоборот, оплату учеником обучения, произведенного адвокатом[14].

В то же время существенным препятствием для широкого распространения «ученичества» в адвокатуре формально является то, что ученический стаж не может быть засчитан в стаж, необходимый для присвоения статуса адвоката, предусмотренный ст. 9 Закона об адвокатуре. Во многом именно по этой причине сегодня институт ученичества в адвокатуре развит достаточно слабо и в большей степени является лишь предшествующим более высоким достижениям в «карьерной лестнице» будущего адвоката.

3. Совершенствование системы повышения квалификации адвокатов

В юридической литературе отмечается, что современному адвокату следует регулярно повышать свою квалификацию и даже приобретать второе высшее образование, что во многом обусловлено необходимостью в узкой специализации адвокатов. Изменения сферы адвокатской деятельности приводят к тому, что адвокаты начали изучать иностранные языки, международное право и внутреннее право иностранных государств. Приходится также учитывать стремительный процесс изменения законодательства, когда большинство нормативных актов претерпевает множество изменений и дополнений[15].

Не случайно Основные принципы, касающиеся роли юристов[16], относят непрерывное образование и постоянное совершенствование знаний адвокатами к международно-признанным стандартам адвокатской профессии, несоблюдение которых является основанием для привлечения к дисциплинарной ответственности, и обязывают профессиональные объединения (палаты) адвокатов способствовать непрерывному образованию и подготовке юристов (п.п. 24 и 29). Одной из обязанностей адвоката, предусмотренной ст. 7 Закона об адвокатуре, является требование постоянно совершенствовать свои знания и повышать свою квалификацию. Это обусловлено непрерывным изменением законодательства и практики его применения, развитием юридической науки.

В юридической литературе обосновано отмечается, что профессиональное мастерство предполагает постоянное совершенствование адвокатом своей квалификации.

В то же время сам по себе практический опыт, не подкрепленный теоретическими знаниями, ведет к узкому профессионализму, вырабатывает шаблоны поведения, другие нежелательные последствия, а постоянная работа по повышению профессионального уровня, воспитание потребности в новых знаниях могут служить гарантией достижения профессионального мастерства[17].

Решением Совета ФПА РФ от 30 ноября 2007 г. была утверждена Единая методика профессиональной подготовки и переподготовки адвокатов и стажеров адвокатов[18], которая установила единые требования к региональным программам обучения адвокатов. Абзац 2 п. 8 Методики предусматривает ответственность адвоката за уклонение от постоянного совершенствования знаний и повышения квалификации. Адвокаты, не выполняющие обязанности постоянно совершенствовать свои знания и повышать свою квалификацию, не выполняющие требования, предусмотренные Единой методикой, и решения органов самоуправления по вопросам повышения квалификации, подлежат привлечению к дисциплинарной ответственности в соответствии с Кодексом профессиональной этики адвоката.

Деятельность Совета, Научно-консультативного совета при ФПА РФ, комиссий и рабочих групп, образованных Советом, а также адвокатских палат субъектов РФ подчинена главной цели – обеспечению высокого уровня качества юридической помощи, оказываемой адвокатами. Достижение этой цели невозможно без создания эффективной системы повышения квалификации.

В настоящее время в России сложилась система повышения квалификации адвокатов, стажеров и помощников адвокатов, состоящая из следующих основных форм:

– организация и проведение постоянно действующих курсов повышения квалификации на базе ведущих образовательных учреждений;

– организация силами Федеральной палаты адвокатов РФ выездных краткосрочных курсов;

– организация адвокатскими палатами субъектов РФ разовых или систематических курсов в месте нахождения палаты;

– повышение квалификации в адвокатских образованиях;

– повышение квалификации в форме самоподготовки.

Рассмотрим эти формы несколько подробнее.

Ведущим звеном в системе организации и проведения постоянно действующих курсов повышения квалификации выступают Высшие курсы повышения квалификации, постоянно действующие на базе Российской академии адвокатуры и нотариата.

Занятия на курсах осуществляются в течение 10 дней по специализациям «Деятельность адвоката в гражданском процессе», «Деятельность адвоката в уголовном процессе», «Деятельность адвоката в арбитражном процессе».

В 2011 г. на этих курсах прошли обучение 440 адвокатов со стажем адвокатской деятельности свыше 10 лет – члены 22-х адвокатских палат субъектов РФ. Кроме того, с 2012 года подготовку и повышение квалификации кадров для адвокатуры в соответствии с соглашением о сотрудничестве и по согласованным с ФПА РФ программам осуществляет Российская правовая академия Минюста России.

Кроме того, по вопросам подготовки и повышения профессионального уровня адвокатов ФПА РФ активно сотрудничает с Московским государственным юридическим университетом имени О.Е. Кутафина (МГЮА), при котором действует Институт адвокатуры.

Достоинством данной формы повышения квалификации является сбалансированность и устойчивость программ, привлечение ведущих специалистов, а также, в силу того, что курсы проводятся на базе лицензированных и имеющих государственную аккредитацию образовательных учреждений, возможность организаторов выдавать слушателям свидетельства о повышении квалификации государственного образца. Недостатком данной формы повышения квалификации является ее относительно высокая стоимость, компенсация которой ложится на слушателя. Кроме того, для иногородних слушателей дополнительных расходов требует проезд и проживание в г. Москве, что может быть сопряжено не только с финансовыми, но и с организационными сложностями.

Проведение выездных курсов повышения квалификации адвокатов силами Федеральной палаты адвокатов РФ и адвокатских палат субъектов РФ осуществляется путем командирования группы специалистов в регионы. Так, в 2011 г. подобные курсы проведены в 14 адвокатских палатах, в их ходе обучено 3570 адвокатов, в том числе в адвокатских палатах Ставропольского края – 383 чел., Владимирской области – 310 чел., Республики Татарстан – 197 чел., Калужской области – 50 чел., Тюменской области – 231 чел., Нижегородской области – 132 чел., Орловской области – 280 чел., Республики Хакасия – 151 чел., Республики Адыгея – 83 чел., Республики Башкортостан – 171 чел., Вологодской области – 50 чел., Республики Марий Эл – 43 чел., Смоленской области – 52 чел., Республики Удмуртия – 1437 чел.

Положительным свойством данной формы повышения квалификации является относительная массовость привлеченных слушателей, бесплатность прохождения курсов для слушателей и осуществление обучения в регионе их проживания. Недостатком данной формы повышения квалификации является краткосрочность курсов и отсутствие возможности выдавать дипломы государственного образца о повышении квалификации.

Организация и проведение курсов повышения квалификации осуществляются и силами адвокатских палат субъектов РФ. В ряде палат подобные курсы проводятся разово, по мере необходимости, а в некоторых палатах они действуют на постоянной основе. Например, в Адвокатской палате Республики Башкортостан два раза в год проводятся курсы для молодых адвокатов со стажем работы до одного года по программе «Введение в профессию». За период с ноября 2011 по октябрь 2012 г. в рамках этих курсов прошел обучение 91 адвокат. Следует отметить, что программа курсов для каждого потока слушателей формируется индивидуально, в первую очередь в зависимости от возможностей привлечения квалифицированных преподавателей во время, на которое намечено проведение занятий. В связи с этим необходимо отметить, что серьезным недостатком подобной формы повышения квалификации является отсутствие системности и возможности у адвокатских палат выдавать дипломы государственного образца о повышении квалификации. Кроме того, далеко не в каждом регионе имеются специалисты, которые могут быть привлечены к повышению квалификации адвокатов. Положительными свойствами этой формы повышения квалификации являются бесплатность прохождения курсов для слушателей и осуществление обучения в регионе их проживания.

Наряду с этим необходимо отметить, что 28 сентября 2011 г. в Федеральной палате адвокатов РФ образован Центр правовых исследований, адвокатуры и дополнительного профессионального образования ФПА РФ. В Центре прошли круглые столы по обсуждению концепции развития системы повышения квалификации в адвокатуре, намечена работа по созданию новых программ, в том числе программ повышения квалификации на темы «Актуальные проблемы взаимодействия адвоката с нотариусом» и «Ювенальная адвокатура». Таким образом, ФПА РФ постепенно усиливает свое непосредственное участие в организации курсов повышения квалификации и тем самым формирует новый тренд – создание постоянно действующих центров повышения квалификации при адвокатских палатах. Подобные центры уже созданы на базе Адвокатской палаты г. Санкт-Петербурга и в Адвокатской палате Ульяновской области. Думается, эта тенденция в будущем получит развитие.

Еще одной тенденцией, связанной с организацией курсов повышения квалификации, является заключение адвокатскими палатами договоров на обучение адвокатов с ведущими учебными заведениями России и соответствующих регионов, что позволит слушателям получать свидетельства государственного образца о повышении квалификации. Однако при этом расходы на повышение квалификации в большинстве случаев возлагаются не на адвокатские палаты, а на самих адвокатов, что является негативной чертой новой тенденции.

Примером современных форм повышения квалификации адвокатов в адвокатских образованиях могут служить всевозможные психологические, поведенческие и иные тренинги, которые, в частности, регулярно проводятся «в добровольно-принудительном порядке» в ряде московских адвокатских образований. Подобные тренинги, проводимые квалифицированными специалистами, одновременно дают адвокатам новые знания, развивают их умения и навыки, в том числе учат «держать удар» в профессиональном споре и в целом способствуют личностному росту адвокатов[19]. В литературе обосновано отмечается, что повышение квалификации адвокатов будет эффективным только тогда, когда адвокат будет лично заинтересован в получении новых знаний, навыков, умений и свободен в выборе форм повышения своей квалификации, а заинтересовать адвоката лучше всех может его адвокатское образование.

Положительным свойством этой формы повышения квалификации является ее осуществление в месте проживания адвоката, а также, при оплате за счет средств адвокатского образования, – условная бесплатность этой формы. Отрицательной стороной является отсутствие возможности получения свидетельства государственного образца о повышении квалификации.

Следует отметить, что положительным звеном для всех приведенных выше централизованных форм повышения квалификации является осуществление определенного контроля за слушателями, который предполагает проверку посещения занятий, поручение выполнения заданий, участие в практических занятиях, выполнение выпускных работ, прохождение итогового собеседования и т. п.

Самостоятельное повышение квалификации адвокатами осуществляется путем самообразования: изучения научной и учебной литературы, адвокатской прессы, путем общения с коллегами, путем публикаций подготовленных адвокатом материалов в научных журналах и иных средствах массовой информации.

Издание методической литературы в целях повышения квалификации по-прежнему используется достаточно широко, причем в литературе отмечается, что, если только в Москве в 2000 году было издано пять подобных книг и брошюр, то в 2005 году – уже 15, т. е. в три раза больше. Кроме этого, научно-практические статьи по вопросам законодательства, судебной и адвокатской практики постоянно публикуются в многочисленных адвокатских газетах и журналах. В Москве, в частности, насчитывается 11 периодических изданий по адвокатуре[20], а на веб-сайте Адвокатской палаты Воронежской области доступен для ознакомления открытый список, включающий в себя еще 30 подобных региональных изданий[21].

Положительными свойствами данной формы повышения квалификации являются ее наибольшая доступность и наименьшая затратность, а отрицательными чертами – затрудненность регламентации и контроля за осуществлением повышения квалификации со стороны органов адвокатского самоуправления и отсутствие возможности получения документов государственного образца, подтверждающих факт повышения квалификации.

Отметим, что на уровне региональных адвокатских палат вопросы самостоятельного повышения адвокатами квалификации находят свою регламентацию. В качестве примера можно привести Положение о повышении профессиональной квалификации адвокатов Палаты адвокатов Самарской области, согласно которому адвокат вправе вместо посещения занятий, рассчитанных на 72 часа обучения, написать рефераты и

опубликовать в газетах и журналах статьи по юридической тематике, исходя из расчета: одна статья или реферат – 15 часов обучения. Кроме того, согласно Положению адвокаты, проводящие занятия для коллег, накапливают часы обучения следующим образом: 6 часов – за один час лекции; 3 часа – за один час организации и проведения семинара[22].

В юридической литературе на примере западноевропейских государств отмечается, что реформирование института адвокатуры с позиции обеспечения непрерывного юридического образования является целесообразным, причем наиболее предпочтительной организационной предпосылкой для этого является создание при адвокатских палатах субъектов РФ и ФПА РФ научно-учебных центров по подготовке и повышению квалификации адвокатов[23]. В связи с этим представляется, что наиболее приемлемой для большинства адвокатов формой повышения квалификации будет являться ее организация силами имеющих право выдачи свидетельств государственного образца центров, созданных на уровне адвокатских палат субъектов РФ. Занятия в таких центрах должны проводиться в месте проживания слушателей ведущими специалистами на основе утвержденных ФПА РФ программ. При этом оплата обучения должна осуществляться за счет средств ФПА РФ в сочетании с привлечением средств региональных палат.

Анализ программ повышения квалификации, применяемых на курсах, позволяет отметить, что в их содержание, как правило, включаются актуальные направления адвокатской деятельности и наиболее злободневные проблемные вопросы. Вместе с этим организаторам курсов следует принимать дальнейшие меры по целенаправленному формированию контингента слушателей с учетом их интересов, в первую очередь обусловленных их специализацией. Выполнение этого условия будет способствовать повышению эффективности процедуры повышения квалификации и, как следствие, достижению целей этого процесса.

Еще одной тенденцией совершенствования системы повышения квалификации адвокатов является введение принудительного прохождения повышения квалификации в случае невыполнения адвокатом обязанности по повышению квалификации. Так, Положение о порядке повышения профессиональной квалификации адвокатов Адвокатской палаты Волгоградской области, разработанное в целях обеспечения реализации решения Совета ФПА РФ от 25.06.2004 и 30.11.2007, в пункте 5.6. закрепляет: «Адвокаты, не прошедшие в установленном в настоящем положении порядке и в установленные сроки обязательное обучение либо самообучение, обязаны в течение шести месяцев пройти полное тематическое обучение по п. 3.1. «а» настоящего положения либо вправе подтвердить самостоятельное поддержание своей профессиональной квалификации путем сдачи экзамена по вопросам, предусмотренным для лиц, претендующих на получение статуса адвоката, в порядке, установленном Советом Адвокатской палаты Волгоградской области»[24]. Некоторыми адвокатскими палатами субъектов РФ уже выработана определенная позиция при рассмотрении данной категории дел, которая заключается в избрании предупреждения в качестве основной меры ответственности и продлении срока для обязательного повышения квалификации. Принимая во внимание, что подобная практика существует в ряде регионов, некоторые исследователи полагают необходимым рассматривать ее в качестве предпосылки для законодательного закрепления меры дисциплинарной ответственности в виде принудительного повышения квалификации[25], с чем, с некоторыми оговорками, вполне можно согласиться.

Следует также отметить, что в настоящее время органы адвокатского самоуправления пока еще не находят средств для широкого вовлечения в систему повышения квалификации стажеров и помощников адвокатов, которые, даже в большей степени чем адвокаты, нуждаются в повышении квалификации. В связи с этим представляется, что это направление развития действующей в настоящее время системы повышения квалификации является перспективным и значимым для всего адвокатского сообщества.

4. Занятие адвокатов научно-педагогической деятельностью

Важным звеном в деятельности адвоката является занятие научно-педагогической деятельностью. Конечно же, эта деятельность для адвоката является необязательной. Более того, положения КПЭА устанавливают, что выполнение обязанностей по принятым поручениям должно иметь для адвоката приоритетное значение (ч. 4 ст. 9). Вместе с этим, занятие научной и педагогической деятельностью, согласно положениям ст. 2 Закона об адвокатуре, в настоящее время является практически единственным видом иной профессиональной деятельности, которым вправе заниматься лицо, имеющее статус адвоката.

О положительных свойствах сочетания занятия юридической наукой, педагогической деятельностью и адвокатской практикой совершенно справедливо высказывался еще в 1885 г. профессор И.Я. Фойницкий: «…в адвокатском труде профессора юридических факультетов находили бы богатый практический материал для теоретической подготовки, что содействовало бы сближению между школой и жизнью»[26]. Современные исследователи отмечают позитивность аналогичного явления применительно к занятию практикующими адвокатами научной деятельностью[27].

В литературе обосновано отмечается, что адвокату как специалисту более видны проблемы бесконтрольного правосудия, в частности нарушения прав участников процесса, необъективность и пристрастность; неразличие права и закона, непризнание конституции как источника права; манипулирование законами, смыслами толкования закона в частных интересах; необоснованное предпочтение корпоративных интересов, интересов власти в ущерб интересам закона, личности и совести; злоупотребление своими правами (необъективная оценка доказательств, искажение протокола судебного заседания, игнорирование доводов защиты, необоснованность выводов судебных постановлений, обман и завуалированный произвол) на всех уровнях судебной системы; вынесение заведомо неправосудных постановлений и др.[28]

Таким образом, научная и педагогическая работа в значительной степени помогает практической деятельности адвоката, самодисциплинирует его, способствует изучению нового законодательства, позволяет шире взглянуть на конкретные вопросы применения права в том или ином деле. В то же время вырабатывание у адвоката навыков занятия научной деятельностью в значительной степени упрощает работу по подготовке процессуальных документов. Практическая деятельность адвоката позволяет ему выявлять проблемные аспекты правоприменения, которые желательно устранить, что, в свою очередь, стимулирует научно-познавательную деятельность и позволяет осуществлять значимые научные исследования по наиболее актуальным проблемам юридической науки. Поэтому сочетание научно-педагогической деятельности с адвокатской способствует профессиональному и личностному росту адвоката.

Занятие адвокатом научно-педагогической деятельностью делает его не просто классным юристом, но и, как правило, способствует росту его известности в научном мире и педагогической среде, что положительно сказывается на имидже адвоката и его деловой репутации. Наряду с этим, в литературе отмечается, что именно от своих детей, обучающихся в высших и среднеспециальных учебных заведениях, большинство юристов региона и получают информацию о преподавателе-адвокате, поэтому успехи адвоката в научной и преподавательской деятельности способствуют повышению его профессионального престижа. Довольно часто преподаватели становятся адвокатами адвокатов, также к ним обращаются их бывшие ученики за юридическими консультациями по особо сложным вопросам[29]. Кроме того, с точки зрения материального стимулирования, следует отметить, что педагогическая деятельность позволяет адвокату получить дополнительный источник дохода, который является пусть и не столь значительным и подчас не сопоставим с гонорарами, которые могут быть получены за представительство интересов по конкретным делам, но при этом такой заработок является стабильным.

К сожалению, официальных статистических сведений о том, какое количество адвокатов осуществляет педагогическую деятельность или занимается научной деятельностью, в настоящее время не имеется. По сведениям ФПА РФ, почти 3 % от общего числа адвокатов имеют ученую степень доктора юридических наук (193) или кандидата юридических наук (1305). Очевидно, что большинство из этих адвокатов состоят в трудовых отношениях с учебными заведениями и научными организациями. Практика показывает, что многие адвокаты, не имеющие ученой степени, также осуществляют научную и педагогическую деятельность.

Тезис о целесообразности занятия адвоката научно-педагогической деятельностью подтверждается конкретными примерами: большинство широко известных адвокатов являются одновременно известными в общероссийском масштабе учеными и (или) преподавателями: Г.Б. Мирзоев, А.Г. Кучерена, Г.М. Резник, Г.П. Падва, И.Л. Трунов, Л.К. Айвар, В.Н. Буробин, С.И. Володина, А.П. Галоганов, Ю.А. Костанов, А.А. Добровинский, М.С. Крутер, Е.Ю. Львова, В.И. Сергеев, С.С. Юрьев, Ю.С. Пилипенко, М.Я. Розенталь. К адвокатскому сообществу имеют прямое отношение и такие широко известные и глубоко уважаемые юристы, занимающиеся научной и педагогической деятельностью, приостановившие статус адвоката, как М.Ю. Барщевский, П.А. Астахов, А.М. Макаров, Е.Г. Тарло.

Представляется, что вследствие увеличения конкуренции в сфере оказания квалифицированной юридической помощи стремление адвокатов к занятию научно-педагогической деятельностью постепенно будет увеличиваться. Вместе с этим, требуется определенное стимулирование адвокатов к занятию научно-педагогической деятельностью. Определенным стимулом к этому могло бы послужить внесение в нормативные документы, регламентирующие размер минимальной оплаты за ведение дел по назначению органов расследования и суда, а также в принимаемые в ряде адвокатских палат минимальные рекомендуемые размеры адвокатского гонорара своеобразных доплат в форме повышающих коэффициентов, на которые смогут претендовать адвокаты, имеющие ученые степени и звания.

5. Присвоение адвокату почетных званий и корпоративные награды адвокатуры

В соответствии с положениями ч. 2 ст. 3 и иными нормами Закона об адвокатуре все адвокаты обладают равным правовым статусом. Поощрения адвоката позволяют выделить его внутри адвокатской корпорации, т. е. придать ему более высокий статус, что позволяет поощряемому адвокату почувствовать свою индивидуальность. Обосновано отмечается, что проявление внимания к адвокату путем применения к нему мер поощрения способствует консолидации адвокатской корпорации, поскольку поощренный адвокат чувствует свою сопричастность к адвокатскому сообществу. Кроме того, любая мера поощрения может быть использована как внешняя реклама адвоката: указывая в своих реквизитах, например на визитках, буклетах, примененные к нему меры поощрения, адвокат делает свои услуги более привлекательными для клиентов[30].

Поэтому следует признать, что важным фактором, влияющим на повышение качества юридической помощи, оказываемой адвокатами, является признание их заслуг в профессиональной деятельности путем присвоения им государственных почетных званий, а также их награждение знаками отличия органов адвокатского самоуправления и общественных объединений адвокатов.

Под поощрением адвоката следует понимать совокупность мер нематериального и материального характера, стимулирующих его к добросовестному и эффективному осуществлению адвокатской деятельности.

Современная система поощрений, которые могут применяться в отношении адвокатов, может быть поделена на следующие уровни:

– государственный уровень;

– корпоративный федеральный уровень;

– корпоративный региональный уровень;

– корпоративный организационный уровень.

В соответствии с действующим законодательством адвокатам, как и другим юристам, может быть присвоено почётное звание «Заслуженный юрист Российской Федерации», которое входит в государственную наградную систему РФ и присваивается за личные заслуги:

– в формировании правового государства и совершенствовании национального российского законодательства с целью создания равных правовых условий для всестороннего развития граждан и организаций;

– в защите прав, свобод и законных интересов граждан РФ и иностранных граждан, находящихся на территории РФ;

– в укреплении законности, правопорядка и конституционного строя РФ;

– в развитии юридических наук на базе отечественных юридических школ, направленном на достижение общесоциального прогресса;

– в повышении правовой культуры в обществе, а также в борьбе с последствиями правового нигилизма, выраженными в незнании, пренебрежении или сознательном отрицании действующих законов и правовых актов, регулирующих все сферы жизнедеятельности граждан;

– в подготовке квалифицированных юридических кадров.

Почетное звание «Заслуженный юрист Российской Федерации» присваивается, как правило, не ранее чем через 20 лет с начала ведения юридической практики или занятия юридической наукой в российских организациях и при наличии у представленного к награде лица наград (поощрений) федеральных органов государственной

власти или органов государственной власти субъектов РФ.

В литературе отмечается, что присвоение звания «Заслуженный юрист Российской Федерации» в отношении адвокатов практикуется нечасто, что вызывает справедливое недовольство представителей адвокатского сообщества и принижает роль адвокатуры по сравнению с юристами, находящимися на государственной службе[31]. В свою очередь, юристы, находящиеся на государственной службе, могли бы позавидовать развитой системе корпоративного поощрения, действующей в современной российской адвокатуре.

Самой значительной корпоративной наградой является Национальная премия в области адвокатуры и адвокатской деятельности, которая учреждена ФПА РФ, Фондом поддержки и развития адвокатуры «Адвокатская инициатива» и общественными адвокатскими объединениями – Федеральным союзом адвокатов России, Ассоциацией адвокатов России и Международным союзом (содружеством) адвокатов с целью поощрения адвокатов и адвокатских образований, которые активно поддерживают и утверждают высокие стандарты адвокатской профессии, содействуют развитию адвокатуры как одного из эффективных институтов гражданского общества.

Вручение премии производится не чаще одного раза в два года, причем число награждаемых ограничено.

Лауреатами становятся адвокаты и адвокатские образования, которые своей профессиональной деятельностью содействуют развитию института адвокатуры, повышению ее авторитета, консолидации адвокатского сообщества и поддержанию высоких профессиональных стандартов.

Высшей наградой адвокатского сообщества является знак «За честь и достоинство», учрежденный в 2006 г. Им сообщество награждает адвокатов со стажем адвокатской деятельности не менее 25 лет, продемонстрировавших самоотверженное служение делу защиты прав и свобод человека и гражданина, явивших исключительные образцы адвокатского искусства, приверженных высоким идеалам чести и достоинства адвокатской профессии. В 2008 г. знак «За честь и достоинство» был включен в наградную систему учрежденной в этом же году Национальной премии в области адвокатуры и адвокатской деятельности, которая имеет три номинации: «За честь и достоинство», «Триумф» и «Деловая репутация».

Статуэткой «Триумф» награждаются адвокатские образования, которые пользуются профессиональным авторитетом, добились выдающихся достижений в области организации адвокатской деятельности и содействия реализации конституционного права граждан и организаций на квалифицированную юридическую помощь.

Почетный диплом «Деловая репутация» присуждается адвокатам за большие успехи в деле оказания юридической помощи, в том числе бесплатной, значительный вклад в развитие юридической науки, подготовку квалифицированных юридических кадров и высокую деловую репутацию. Адвокатам и адвокатским образованиям, удостоенным премии, присваивается звание «Лауреат Национальной премии в области адвокатской деятельности и адвокатуры».

Наряду с этим, к мерам поощрения ФПА РФ относятся следующие профессиональные знаки отличия труда адвокатов:

– орден «За верность адвокатскому долгу»;

– медаль «За заслуги в защите прав и свобод граждан» 1 и 2 степени;

– поощрения – почетная грамота и благодарность;

– иные меры – памятная медаль, диплом, благодарственное письмо.

Мерами поощрения отмечаются достижения в профессиональной деятельности лица, обладающего статусом адвоката и отличившегося:

– высоким профессиональным мастерством при защите прав, свобод и законных интересов доверителей;

– активным участием в защите законных интересов, чести и достоинства адвокатов, их социальных и профессиональны прав;

– значительным вкладом в воспитание кадров стажеров и молодых адвокатов, обучение их адвокатскому мастерству и нравственным началам адвокатской деятельности;

– активным участием в организации деятельности адвокатуры в РФ;

– осуществлением научной и исследовательской деятельности, связанной с функционированием адвокатуры, участием в совершенствовании российского законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре, а также в обеспечении прав и законных интересов граждан.

Медалью «За заслуги в защите прав и свобод граждан» 1 степени награждаются лица, обладающие статусом адвоката и имеющие непрерывный стаж адвокатской деятельности не менее пятнадцати лет.

Орденом «За верность адвокатскому долгу» награждаются лица, обладающие статусом адвоката и имеющие непрерывный стаж адвокатской деятельности не менее двадцати лет.

Медалью «За заслуги в защите прав и свобод граждан» 2 степени награждаются лица, обладающие статусом адвоката и имеющие непрерывный стаж адвокатской деятельности не менее десяти лет.

В исключительных случаях Совет ФПА РФ по представлениям совета адвокатской палаты субъекта РФ или Президента ФПА РФ, а также по своей инициативе вправе наградить орденом или медалью адвоката за особо выдающиеся достижения в адвокатской деятельности или в деле развития российской адвокатуры независимо от стажа адвокатской деятельности.

Медалью «За заслуги в защите прав и свобод граждан» 1 и 2 степени, памятной медалью, дипломом, почетной грамотой, благодарственным письмом могут награждаться (поощряться) также граждане, организации и общественные объединения адвокатов, в том числе иностранного государства, за вклад в развитие российской адвокатуры или международного адвокатского сотрудничества, а также за активное участие в правозащитной деятельности.

Благодарность и награждение почетной грамотой применяются к лицам, обладающим статусом адвоката и имеющим стаж адвокатской деятельности не менее трех лет, а также к сотрудникам адвокатских палат и адвокатских образований за многолетний и добросовестный труд в адвокатуре.

Памятной медалью и дипломом награждаются адвокатские образования – за успешную и высококвалифицированную адвокатскую деятельность коллектива адвокатов, а также адвокатская палата субъекта РФ – за высокую организацию оказания квалифицированной юридической помощи населению на территории субъекта РФ.

Благодарственным письмом поощряются адвокаты за добросовестное исполнение профессиональных обязанностей.

Значительное общественное признание получили адвокатские награды им. Ф.Н. Плевако, инициатива введения которых принадлежала Гильдии российских адвокатов и была поддержана другими общероссийскими адвокатскими объединениями.

Первые награждения прошли в 1997 году. В 2003 году, после создания ФПА РФ, которая принимает самое деятельное участие в работе Комитета по награждению адвокатскими наградами им. Ф.Н. Плевако, Золотая медаль им. Ф.Н. Плевако получила статус общекорпоративной награды. Со временем к ней добавились Серебряная медаль им. Ф.Н. Плевако для поощрения молодых коллег и бронзовый бюст Ф.Н. Плевако для чествования ветеранов адвокатуры.

Обязанности по проведению организационных процедур, связанных с награждениями адвокатскими наградами им. Ф.Н. Плевако, осуществляет Комитет, сформированный из наиболее уважаемых представителей адвокатской профессии (до 17 человек), который является постоянно действующим органом, образованным с целью поощрения наиболее достойных и заслуженных представителей адвокатской профессии и укрепления единства и авторитета адвокатуры. Состав Комитета формируется из числа представителей Гильдии российских адвокатов, Федерального союза адвокатов и других общероссийских адвокатских объединений, Российской Академии адвокатуры и нотариата, ФПА РФ.

Комитет осуществляет рассмотрение на конкурсной основе представлений и материалов, поступивших от адвокатских образований – коллегий адвокатов, адвокатских бюро и адвокатских палат субъектов РФ, о награждении кандидатов наградами при наличии оснований, предусмотренных для соответствующих наград. Комитет проводит общественную оценку материалов и документов о кандидатах в лауреаты на основе представлений ФПА РФ, адвокатских палат субъектов РФ и общероссийских адвокатских объединений.

Золотой медалью им. Ф.Н. Плевако могут быть награждены:

а) адвокаты, имеющие стаж работы в адвокатуре 15 и более лет, за высокое профессиональное мастерство, большой вклад в развитие адвокатуры, за достигнутые успехи в защите прав и законных интересов граждан и юридических лиц, развитии юридической науки, подготовке квалифицированных юридических кадров;

б) адвокаты, общественные и государственные деятели, видные представители отечественной науки и культуры – за крупный вклад в развитие российской адвокатуры.

Золотая медаль вручается один раз в два года. Количество награжденных по первой номинации – 11 человек, по второй номинации – 3 человека, причем адвокатские образования и адвокатские палаты субъектов РФ медалью не награждаются.

Серебряной медалью им. Ф.Н. Плевако могут быть награждены:

а) адвокаты (независимо от стажа работы) – за достигнутые успехи в защите прав и законных интересов граждан и юридических лиц, развитии юридической науки, подготовке квалифицированных юридических кадров, за активную правозащитную деятельность;

б) другие лица – за большой вклад в развитие института адвокатуры и укрепление ее корпоративного единства.

Дипломом с вручением бронзового бюста Ф.Н. Плевако могут быть награждены:

а) адвокаты – за выдающиеся успехи в адвокатской деятельности и за развитие и укрепление единства российской адвокатуры;

б) адвокатские образования – за организацию оказания высокопрофессиональной юридической помощи гражданам и организациям и выдающийся вклад в повышение эффективности адвокатской деятельности;

в) адвокатские палаты субъектов РФ – за организацию и содействие адвокатам в защите их прав, за достижения в обеспечении бесплатной юридической помощи и защиты по назначению населения регионов, за обеспечение систематической профессиональной подготовки адвокатов.

Дипломом с вручением бронзового бюста Ф.Н. Плевако награждается не более одного субъекта в год.

К системе корпоративных наград относятся и меры поощрения, применяемые адвокатскими палатами субъектов РФ. Как правило, это объявление благодарности, награждение почетной грамотой, награждение ценным подарком, занесение в «Книгу почета» и т. п.

Меры поощрений, применяемые в конкретных адвокатских палатах, могут устанавливаться как уставами палат, так и специальными положениями. Так, например, в Положении «О системе поощрений и профессиональных отличий в Адвокатской палате Тамбовской области» установлены не только меры профессионального поощрения адвокатов, к которым относятся благодарность, почетная грамота, ценный подарок, денежная премия, почетный диплом, но и виды профессионального отличия адвокатов. К ним относятся:

– номинация «Адвокат года», которая присуждается одному из адвокатов Тамбовской области со стажем профессиональной деятельности в качестве адвоката не менее 15 лет, который одним или рядом дел внес исключительно высокий вклад в формирование судебной или иной правоприменительной практики, защиту прав граждан либо добился в своей профессиональной деятельности иных исключительных результатов;

– номинация «За успешный дебют в адвокатуре Тамбовской области»;

– номинация «За успехи, достигнутые адвокатом при осуществлении защиты по уголовным делам»;

– номинация «За успехи, достигнутые адвокатом при представительстве по гражданским (арбитражным) делам»;

– номинация «За верность профессии и сохранение традиций адвокатуры Тамбовской области», присуждаемая одному или нескольким адвокатам, которые являются общепризнанными носителями традиций адвокатуры Тамбовской области, образцом выполнения своего адвокатского долга.

Кроме того, Положением в целях поощрения коллективных форм работы также учреждается номинация «Лучшему адвокатскому коллективу (образованию)».

Согласно Положению правом внесения в Адвокатскую палату Тамбовской области представлений о применении мер поощрения обладают Президент адвокатской палаты, вице-президент, члены Совета адвокатской палаты, руководители адвокатских образований, а поводом для применения мер поощрения могут быть высокие достижения адвоката (группы адвокатов) по конкретному делу, выполнение общеполезной в масштабах адвокатской палаты (адвокатского объединения) работы, достижение высоких результатов в научной, общественной или творческой деятельности. Решения об условиях и сроках проведения мероприятий по присуждению мер профессиональных отличий ежегодно принимаются Советом Адвокатской палаты с указанием критериев отбора соискателей, возрастных или иных особенностей.

Кроме того, в Положении отмечено, что, исходя из высокого общественного статуса адвоката, в связи с необходимостью способствования защите прав граждан Адвокатская палата Тамбовской области считает себя вправе давать оценку общественным деятелям, гуманитарным, благотворительным или иным общественным организациям и институтам в форме присуждения им дипломов и иного признания их заслуг. Аналогичные формы оценки могут практиковаться в отношении средств массовой информации, внесших свой вклад как в отражение и популяризацию позиции Адвокатской палаты Тамбовской области, так и в пропаганду общегуманитарных идей.

Таким образом, общефедеральная система поощрений, действующая в адвокатуре, в Тамбовской области существенно дополняется развитой региональной системой поощрений.

Следует заметить, что адвокаты могут быть поощрены и путем их награждения различными общественными наградами, учрежденными различными авторитетными организациями как на общефедеральном уровне, так и на уровне субъекта РФ.

К адвокатам могут применяться меры корпоративного поощрения на уровне адвокатских образований. Эти меры, как правило, предусмотрены уставами адвокатских образований, применяются в основном в крупных коллегиях адвокатов и адвокатских бюро и заключаются в награждении почетной грамотой, ценным подарком или почетным званием «Ветеран коллегии адвокатов» и т. п.

Говоря о развитии системы корпоративных поощрений, представляется необходимым положительно оценить тенденцию к детализации этой системы на региональном уровне. К способам совершенствования системы корпоративных поощрений, которые могут быть применены как на региональном, так и на федеральном уровне, следует отнести следующие направления:

– введение дополнительного материального стимулирования для кавалеров наиболее значимых адвокатских наград путем освобождения от определенной части или от всех взносов на содержание ФПА РФ и (или) адвокатских палат субъектов РФ;

– размещение в средствах массовой информации и на веб-сайтах адвокатских палат в сети Интернет сведений о номинантах на наиболее значимые адвокатские награды и инициирование процедуры публичного обсуждения соответствующих кандидатур;

– привлечение к участию в работе комиссий по награждению представителей государственных органов и общественных организаций юридического профиля, напрямую не связанных с адвокатурой;

– проведение работы по популяризации адвокатских наград среди адвокатов и общественности;

– применение большего объема мер поощрения в отношении стажеров и помощников адвокатов.

Предлагаемые меры повысят значимость адвокатских наград и будут в значительной степени способствовать объективизации процедуры корпоративного поощрения в целом.

Нельзя не отметить и то, что в юридической литературе в целях дальнейшего стимулирования эффективной профессиональной деятельности адвокатов предлагается введение классных чинов в зависимости от уровня квалификации и стажа работы адвоката, а также от наличия или отсутствия дисциплинарных взысканий за определенный период. Систему классных чинов для адвокатуры, по мнению исследователей, предлагается организовать с учетом следующих принципиальных положений:

– присвоение очередного классного чина должно зависеть от выслуги лет, от отсутствия наложенного и не снятого дисциплинарного взыскания;

– для лиц, повышающих свой образовательный уровень и имеющих ученые степени и звания, должны быть установлены сокращенные сроки выслуги в очередном классном чине.

Введение на федеральном уровне системы классных чинов будет стимулировать в адвокатской среде добросовестное отношение к своим обязанностям и повышение квалификации. Основа же механизма влияния системы классных чинов на отношение адвокатов к труду будет заключаться в том, что классный чин станет одним из критериев выбора адвоката гражданами и руководителями юридических лиц для оказания юридической помощи. Кроме того, наличие более высокого классного чина будет выгодно адвокату, с точки зрения подтверждения уровня его профессиональных и деловых качеств, что может оказать значительное влияние на его профессиональное сознание и удержать от совершения дисциплинарного проступка, а также положительно повлиять на принятие решения о повышении своей квалификации[32].

Представляется, что предлагаемая идея в свете высказанной мысли о необходимости совершенствования системы корпоративных поощрений могла бы быть рассмотрена в рамках адвокатских форумов, а при ее одобрении внедрена в практику адвокатской деятельности.

Пристатейный библиографический список

1. Авдеев С. Статус адвоката только для своих. Юрист оспаривает в Конституционном суде свое право стать защитником // Российская газета. – 2006. – 1 августа (№ 166).

2. Бойков А.Д. Статус адвоката: содержание, квалификационные требования и принципы адвокатской деятельности: Монография. – М.: ЮРКОМПАНИ, 2010.

3. Бусурина Е.О. Принудительное обучение по повышению квалификации как мера дисциплинарной ответственности адвоката // Евразийская адвокатура. – 2012. – № 1.

4. Деханов С.А. Организация адвокатуры и профессиональная этика адвокатов в Западной Европе. – М.: Юрлитинформ, 2012.

5. Игнатов С.Д. Концептуальные основы организации адвокатуры в России (вопросы теории и практики): Монография. – Ижевск: ИД «Удмуртский университет», 2006.

6. К адвокату просится стажер // Российский адвокат. – 2003. – № 4.

7. Либанова С.Э. Адвокатура Российской Федерации в механизме конституционного гарантирования защиты прав и свобод: Монография. – Курган, 2009.

8. Лубшев Ю.Ф. Курс адвокатского права: Учебник. – 2-е изд. – М.: ООО «Профобразование», 2004.

9. Мельниченко Р.Г. Адвокатская деятельность. Универсальное правило успеха. – М.: ИТК «Дашков и К», 2010.

10. Мельниченко Р.Г. Адвокатура: Учеб. пособ. – М.: ИТК «Дашков и К», 2009.

11. Мельниченко Р.Г., Степанов П.И. Основы успешной адвокатской деятельности: Учеб. пособ. – Элиста, 2006.

12. Мельниченко Р.Г. «Зачем мне орден, я согласен на медаль»: о корпоративных наградах российских адвокатов // Адвокатская практика. – 2008. – № 4.

13. Мельниченко Р.Г. Адвокатуру вычеркнули из науки // Адвокат. – 2009. – № 6.

14. Павлов Б.Б. К вопросу об адвокатской культуре // Адвокатура. Государство. Общество: Сб. материалов IV Всероссийской научно-практической конференции / Отв. ред.: С.И. Володина, Ю.С. Пилипенко. – М., 2007.

15. Поспелов О.В. Квалификационный экзамен в адвокатских палатах города Москвы и Московской области в 2003–2006 годах // Адвокатура. Государство. Общество: Сб. материалов IV Всероссийской научно-практической конференции / Отв. ред.: С.И. Володина, Ю.С. Пилипенко. – М., 2007.

16. Ревина И.В. Нравственные основы поведения адвоката во взаимоотношениях с подзащитным и следователем // Адвокатура, государство, общество. – М., 2006.

17. Рязанцев В. Команда Князева// Российский адвокат. – 2005. – № 1.

18. Сборник нормативных актов и документов / Под общ. ред. Е.В. Семеняко, Ю.С. Пилипенко. – М.: Информ-Право, 2010.

19. Сергеев В.И. Адвокат, помощник, стажер: посторонним вход воспрещен // Бизнес-адвокат. – 2004. – № 8.

20. Стецовский Ю.И. Становление адвокатуры в России. – М.: Волтерс Клувер, 2010.

21. Фойницкий И.Я. Защита в уголовном праве. – М., 1885.

22. Чашин А.Н. Мотивация адвокатского труда // Адвокат. – 2005. – № 11.

[1] См.: Мельниченко Р.Г., Степанов П.И. Основы успешной адвокатской деятельности: Учеб. пособ. – Элиста, 2006 [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://melnichenko.net/_p_name57.html.

[2] Там же.

[3] См.: Авдеев С. Статус адвоката только для своих. Юрист оспаривает в Конституционном суде свое право стать защитником // Российская газета. – 2006. – 1 августа (№ 166). – С. 9.

[4] См.: Поспелов О.В. Квалификационный экзамен в адвокатских палатах города Москвы и Московской области в 2003–2006 годах // Адвокатура. Государство. Общество: Сб. материалов IV Всероссийской научно-практической конференции / Отв. ред.: С.И. Володина, Ю.С. Пилипенко. – М., 2007. – С. 12.

[5] См.: Ревина И.В. Нравственные основы поведения адвоката во взаимоотношениях с подзащитным и следователем // Адвокатура, государство, общество. – М., 2006. – С. 66.

[6] Бойков А.Д. Статус адвоката: содержание, квалификационные требования и принципы адвокатской деятельности: Монография. – М.: ЮРКОМПАНИ, 2010. – С. 54–55.

[7] См.: Либанова С.Э. Адвокатура Российской Федерации в механизме конституционного гарантирования защиты прав и свобод: Монография. – Курган, 2009. – С. 192–193.

[8] См.: Мельниченко Р.Г. Адвокатура: Учеб. пособ. – М.: ИТК «Дашков и К», 2009. – С. 102–103.

[9]См.: К адвокату просится стажер // Российский адвокат. – 2003. – № 4.

[10] Там же.

[11] См.: Единая методика профессиональной подготовки и переподготовки адвокатов и стажеров адвокатов (Утверждена решением Совета ФПА РФ от 30 ноября 2007 года (протокол № 3)) // Адвокатская деятельность и адвокатура: Сборник нормативных актов и документов / Под общ. ред. Е.В. Семеняко, Ю.С. Пилипенко. – М.: Информ-Право, 2010. – С. 623.

[12] См.: Лубшев Ю.Ф. Курс адвокатского права: Учебник. – 2-е изд. – М.: ООО «Профобразование», 2004. – С. 234.

[13] См.: Игнатов С.Д. Концептуальные основы организации адвокатуры в России (вопросы теории и практики): Монография. – Ижевск: ИД «Удмуртский университет», 2006. – С. 244–245.

[14] См.: Сергеев В.И. Адвокат, помощник, стажер: посторонним вход воспрещен // Бизнес-адвокат. – 2004. – № 8.

[15] См.: Стецовский Ю.И. Становление адвокатуры в России. – М.: Волтерс Клувер, 2010. – С. 448–449.

[16]Основные принципы, касающиеся роли юристов (приняты восьмым Конгрессом ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, Гавана, 27 августа – 7 сентября 1990 г.) // Собрание международных документов «Права человека и судопроизводство». – М., 2002.

[17] См.: Лубшев Ю.Ф. Указ. соч. – С. 353.

[18] Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ. – 2008. – № 2/20. – С. 54–61.

[19] См.: Рязанцев В. Команда Князева // Российский адвокат. – 2005. – № 1. – С. 17.

[20] Две газеты: «Адвокат», «Адвокатская практика» (вместо газеты «Бизнес-адвокат»); шесть журналов: «Адвокат», «Адвокатская практика», «Адвокатские вести», «Вопросы адвокатуры», «Домашний адвокат», «Российский адвокат»; три официальных вестника: «Вестник Адвокатской палаты г. Москвы», «Вестник Гильдии российских адвокатов», «Вестник Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации» (прим. авт.).

[21] См.: http://www.advpalata.vrn.ru/coord_p/html.

[22] См.: Положение о повышении профессиональной квалификации адвокатов Палаты адвокатов Самарской области (ПАСО). Утверждено Решением совета ПАСО от 30 сентября 2004 г. № 12-18/СП // Вестник Палаты адвокатов Самарской области. – 2004. – № 3. – С. 24–26.

[23] См.: Деханов С.А. Организация адвокатуры и профессиональная этика адвокатов в Западной Европе. – М.: Юрлитинформ, 2012. – С. 247.

[24] См.: Волгоградский адвокат. – 2008. – № 9–10 (34–35) (октябрь).

[25] См.: Бусурина Е.О. Принудительное обучение по повышению квалификации как мера дисциплинарной ответственности адвоката // Евразийская адвокатура. – 2012. – № 1. – С. 58–60.

[26] Фойницкий И.Я. Защита в уголовном праве. – М., 1885. – С. 38.

[27] См.: Мельниченко Р.Г. Адвокатуру вычеркнули из науки // Адвокат. – 2009. – № 6. – С. 19–24.

[28] См.: Павлов Б.Б. К вопросу об адвокатской культуре // Адвокатура. Государство. Общество: Сб. материалов IV Всероссийской научно-практической конференции. – С. 69.

[29] См.: Мельниченко Р.Г. Адвокатская деятельность. Универсальные правила успеха. – М.: ИТК «Дашков и К», 2010. – С. 125.

[30] См.: Мельниченко Р.Г. «Зачем мне орден,ясогласен на медаль»: о корпоративных наградах российских адвокатов //Адвокатская практика. – 2008. – № 4. – С. 46–48.

[31] См.: Там же.

[32] См.: Чашин А.Н. Мотивация адвокатского труда // Адвокат. – 2005. – № 11. – С. 34–36.

Вытяжки для кухни из Италии – это признак хорошего тона. Компания BEST уже много лет работает в сфере бытовой техники. Вытяжки Best вся подробная информация на сайте http://tehnotrade.com.ua

НОВОСТИ

Наши партнеры

 

Лицензия Creative Commons
Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.