НОВОСТИ
Актуальные проблемы применения судебной экспертизы в производстве по уголовным делам. Интервью с адвокатом, кандидатом юридических наук К.З. Трапаидзе: Интервью с доктором юридических наук, профессором Натальей Михайловной Чепурновой: Интервью с адвокатом, кандидатом юридических наук О.Ю. Буниным: Интервью с адвокатом коллегии адвокатов г. Москвы «Барщевский и Партнёры» Павлом Витальевичем Хлюстовым.: Интервью с адвокатом Станиславом Владимировичем Клюевым: Интервью с Председателем Белорусской республиканской коллегии адвокатов Виктором Ивановичем Чайчицем.: Интервью с Генеральным секретарем Международной комиссии юристов господином Вилдером Тейлером.: Дело чести: интервью с президентом Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации, доктором юридических наук, профессором Юрием Сергеевичем Пилипенко: Интервью с советником Конституционного Суда Российской Федерации, доктором юридических наук, профессором Александром Витальевичем Смирновым: Интервью с учредителем Коллегии адвокатов «Адвокат», кандидатом юридических наук, доцентом Михаилом Яковлевичем Розенталем:









RUS ENG

Translator

AzerbaijaniBasqueBelarusianBulgarianCatalanChinese (S)Chinese (T)CroatianCzechDanishDutchEnglishEstonianFilipinoFinnishFrenchGalicianGeorgianGermanGreekHaitian CreoleHebrewHindiHungarianIcelandicIndonesianIrishItalianJapaneseKoreanLatvianLithuanianMacedonianMalayMalteseNorwegianPersianPolishPortugueseRomanianRussianSerbianSlovakSlovenianSpanishSwahiliSwedishThaiTurkishUkrainianUrduVietnameseWelshYiddish

Индексирование журнала

Импакт-фактор российских научных журналов

Читайте в следующем номере

Группа ВКонтакте

International scientific and practical law journal Eurasian Journal of International Law

Кузнецов В.Н.

О толковании высшими судебными инстанциями статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации и противоречивой судебной практике арбитражных судов и судов общей юрисдикции по ее применению

Статья посвящена анализу проблем различного толкования высшими судебными инстанциями России статьи 333 Гражданского кодекса РФ, что породило различную судебную практику по ее применению в арбитражных судах и судах общей юрисдикции страны.

Ключевые слова: законная неустойка, уменьшение неустойки, критерии несоразмерности неустойки, единообразное правоприменение.

Kuznetsov V. N.

About interpretation by the highest judicial authorities of article 333 of the Civil code of the Russian Federation and inconsistent jurisprudence of arbitration courts and courts of law on its application

The article deals with the analysis of problems of different interpretation by the supreme judicial bodies of Russia of Article 333 of the Civil Code of the RF, which resulted in conflicting judicial and arbitration practices in the country.

Keywords: legal penalty, reduced penalty, penalty disparity criterion, uniform enforcement.

Гражданское законодательство Российской Федерации предусматривает неустойку в качестве способа обеспечения исполнения обязательств и меры имущественной ответственности за их неисполнение или ненадлежащее исполнение. Понятие неустойка дано в статье 330 Гражданского кодекса РФ. Термин «законная неустойка» означает, что независимо от того, предусмотрели ли стороны при заключении гражданско-правового договора санкции в случае невыполнения взятых на себя обязательств, ответственность наступает в соответствии с законом.[1]

Фиксированная законная неустойка предусмот-рена в Гражданском кодексе РФ, Жилищном кодексе РФ, Семейном кодексе РФ, Кодексе внутреннего водного транспорта РФ, Воздушном кодексе РФ, Федеральном законе от 10.01.2003 г. № 18-ФЗ «Устав железнодорожного транспорта Российской Федерации», Федеральном законе от 08.11.2007 г. № 259-ФЗ «Устав автомобильного транспорта и городского наземного электрического транспорта», Федеральном законе от 30.06.2003 г. № 87-ФЗ «О транспортно-экспедиционной деятельности», Федеральном законе от 21.07.2005 г. № 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд», Законе РФ от 07.02.1992 г.

№ 2300-1 «О защите прав потребителей» и некоторых других.

В статье 330 ГК РФ есть слова: «Должник обязан уплатить кредитору». То есть предполагается, что должник добровольно должен уплатить неустойку.

В повседневной практике довольно часто так и происходит, если просрочивший должник беспокоится о своей деловой репутации, признает факт просрочки выполнения обязательств и ведет себя как добросовестная сторона обязательства, которая по каким-либо объективным причинам не смогла уложиться в срок. Конечно, это касается случаев, когда неустойка невелика по размеру. Если же сумма является существенной, то, как правило, должник надеется на ее уменьшение, заявив об этом ходатайство в судебном процессе, рассчитывая на благосклонность суда и сложившуюся судебную практику.

Начиная с 1995 г., когда Гражданский кодекс начал регулировать отношения между субъектами права в Российской Федерации, сложилась определенная судебная практика в правоприменении. Более того, такая судебная практика анализировалась, обобщалась, и давалось официальное толкование наиболее сложных для правоприменения норм права высшими судебными инстанциями в виде информационных писем и постановлений пленумов Верховного суда РФ и Высшего Арбит-ражного суда РФ.[2]

В соответствии со ст.ст. 126, 127 Конституции РФ Верховный суд РФ и Высший Арбитражный суд РФ осуществляют судебный надзор за деятельностью судов в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах и дают разъяснения по вопросам судебной практики, целью которых является единообразное применение норм права.

В соответствии со ст. 3 Федерального конституционного закона от 31.12.1996 г. № 1-ФКЗ (ред. от 27.12.2009) «О судебной системе Российской Федерации», «Единство судебной системы Российской Федерации обеспечивается путем: …. применения всеми судами Конституции Российской Федерации, федеральных конституционных законов, федеральных законов, общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации, а также конституций (уставов) и других законов субъектов Российской Федерации».

По общему правилу официальное толкование Высшим Арбитражным судом РФ норм Гражданского кодекса РФ распространяется и на порядок и пределы их применения судами общей юрисдикции, т.к. судебная система в РФ единая, а Гражданский кодекс РФ регулирует правоотношения на территории всей страны между всеми субъектами права без каких-либо исключений.

Было бы нелогично, если бы одну и ту же норму Гражданского кодекса РФ суды общей юрисдикции и арбитражные суды толковали и применяли бы по-разному. Однако в повседневной практике суды общей юрисдикции не принимают во внимание разъяснения Высшего Арбитражного суда РФ и не руководствуются ими.

Поводом для написания данной статьи явилась именно такая позиция судов общей юрисдикции в Свердловской области по отношению к порядку и пределам применения статьи 333 ГК РФ. Суды, пользуясь предоставленным правом уменьшать неустойку, делают это оценочно субъективно и без учета обязательных для применения прямых указаний и рекомендаций вышестоящих судебных органов.

Согласно ст. 333 ГК РФ, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе ее уменьшить. Высшими судебными инстанциями неоднократно давались разъяснения судам о порядке применения этой статьи.

Так, в силу п. 42 Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации № 6 и Пленума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации № 8 от 01.07.1996 г. «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» при решении вопроса об уменьшении неустойки (статья 333) необходимо иметь в виду, что размер неустойки может быть уменьшен судом только в том случае, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства.

При оценке таких последствий судом могут приниматься во внимание в том числе обстоятельства,

не имеющие прямого отношения к последствиям нарушения обязательства (цена товаров, работ, услуг; сумма договора и т.п.).

Критериями для установления несоразмерности в каждом конкретном случае могут быть: чрезмерно высокий процент неустойки, значительное превышение суммы неустойки возможных убытков, вызванных нарушением обязательств, длительность неисполнения договорных обяза-

тельств и др.

Как показала дальнейшая практика применения данной статьи, суды продолжали принимать решения без учета разъяснений, данных в совместном постановлении пленумов Верховного и Высшего арбитражного судов. Поэтому Президиум Высшего арбитражного суда РФ подготовил и направил судам Информационное письмо от 14 июля 1997 г. № 17 «Обзор практики применения арбитражными судами статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации».

В пункте 2 данного информационного письма ВАС РФ указал, что основанием для применения статьи 333 ГК РФ может служить только явная несоразмерность неустойки последствиям нарушения обязательств и вновь указал те же критерии для установления несоразмерности.

Кроме того, ВАС РФ указал: «Для того чтобы применить указанную статью, суд должен располагать данными, позволяющими установить явную несоразмерность неустойки последствиям нарушения обязательства (о сумме основного долга, о возможном размере убытков, об установленном в договоре размере неустойки и о начисленной общей сумме, о сроке, в течение которого не исполнялось обязательство, и др.)».

В пункте 3 письма также определено, что «Доказательства, подтверждающие явную несоразмерность неустойки последствиям нарушения обязательств, представляются лицом, заявившим ходатайство об уменьшении неустойки».

Далее в письме указано, что если ходатайство о применении статьи 333 ГК РФ заявлено ответчиком, то он и должен представить доказательства, подтверждающие явную несоразмерность неустойки последствиям нарушения обязательства. И только тогда, когда такие доказательства суду представлены, суд решает вопрос о наличии или отсутствии оснований для применения указанной статьи.

Неизменность своей позиции относительно порядка и пределов применения ст. 333 ГК РФ и дополнительное разъяснение судам дал Президиум ВАС РФ в Постановлении от 13.01.2011 г. № 11680/10, в котором сформулировал следующие правовые позиции:

– снижение неустойки судом возможно только в одном случае – в случае явной несоразмерности неустойки последствиям нарушения права, при этом явная несоразмерность должна быть оче-

видной;

– иные фактические обстоятельства (финансовые трудности должника, его тяжелое экономичес-кое положение и т.п.) не могут быть рассмотрены судом в качестве оснований для снижения размера неустойки;

– уменьшение неустойки ниже ставки рефинансирования возможно только в чрезвычайных случаях, а по общему правилу не должно допус-каться, поскольку такой размер неустойки не может являться явно несоразмерным последствиям просрочки уплаты денежных средств;

– уменьшение неустойки судом в рамках своих полномочий не должно допускаться, т.к. это вступает в противоречие с принципом осуществления гражданских прав своей волей и в своем интересе (ст. 1 ГК РФ), а также с принципом состязатель-

ности».

В указанном постановлении ВАС РФ обратил внимание судов на компенсационный характер гражданско-правовой ответственности и отметил, что необоснованное уменьшение неустойки судами в целом может стимулировать недобросовестных должников к неплатежам и вызвать крайне негативные макроэкономические последствия.

С учетом того, что ставка рефинансирования, по существу, представляет собой наименьший размер платы за пользование денежными средствами в российской экономике, что является общеизвестным фактом, снижение неустойки до такого минимального размера явно не отвечает признакам рыночных условий. Снижение неустойки, по мнению ВАС РФ, не должно вести к финансированию и без того просрочившего должника без достаточных для того оснований за счет несущего издержки кредитора.

Постановление ВАС РФ является общеобязательным и подлежит применению при рассмотрении судами аналогичных дел, а все судебные акты, принятые после 24.02.2011 г. – даты размещения Постановления на сайте ВАС РФ, «не могут нарушать единообразие в толковании и применении судами норм права. В противном случае такие акты подлежат отмене».

Казалось бы, ну что же еще необходимо разъяс-нять судам, чтобы после указанной даты единооб-разие принимаемых судебных актов было достигнуто? Оказалось, что и это постановление не всеми судами было принято к руководству. Что же это за сформировавшаяся в течение двух десятилетий судебная система, в которой нормативно-правовые акты высших судебных органов не выполняются?

Этот вывод напрашивается исходя из следующего факта. Видимо, уровня такого документа как постановление Президиума ВАС РФ для судов недостаточно, или судьи расценивают такие указания высших судебных инстанций как посягательство на свою процессуальную независимость. Иначе как расценить принятие по этому же вопросу Постановления Пленума ВС РФ от 22 декабря 2011 г. № 81 «О некоторых вопросах применения статьи 333 ГК РФ», в котором судам разъяснено следующее:

«…Соразмерность неустойки последствиям нарушения обязательства предполагается. Ответчик должен представить доказательства явной несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства, в частности, что возможный размер убытков кредитора, который мог возникнуть вследствие нарушения обязательства, значительно ниже начисленной неустойки.

Доводы ответчика о невозможности исполнения обязательства вследствие тяжелого финансового положения… сами по себе не могут служить основанием для снижения неустойки на основании статьи 333 ГК РФ. Судам следует исходить из того, что неисполнение или ненадлежащее исполнение должником денежного обязательства позволяет ему неправомерно пользоваться чужими денежными средствами. Поскольку никто не вправе извлекать преимущества из своего незаконного поведения, условия такого пользования не могут быть более выгодными для должника, чем условия пользования денежными средствами, получаемыми участниками оборота правомерно.

Суды могут исходить из двукратной учетной ставки Банка России, существовавшей в период такого нарушения. Снижение судом неустойки ниже определенного таким образом размера допускается в исключительных случаях, при этом присужденная денежная сумма не может быть меньше той, которая была бы начислена на сумму долга исходя из однократной учетной ставки Банка России».

Прочитав все эти выдержки из постановлений ВС РФ и ВАС РФ, читатель задастся вопросом: а не паралич ли это существующей судебной системы, и не пора ли в этой ветви государственной власти срочно проводить реформу, проведение которой очевидно всем, кроме собственно судейского сообщества?

Автор этой статьи в нескольких судебных инстанциях Свердловской области, рассматривавших дела о защите прав потребителей, нарушенных несвоевременной сдачей участникам долевого строительства объектов недвижимости, обращал внимание судов, применивших статью 333 ГК РФ, на очевидное игнорирование вышеупомянутых постановлений пленумов ВС РФ и ВАС РФ, посвященных именно толкованию и порядку применения статьи 333 ГК РФ. Все возражения добросовестной стороны были оставлены без комментариев, за исключением банального указания в мотивировочной части судебных актов о субъективном толковании заявителем положений этой нормы права.

Тем самым кассационная и надзорная инстанции Свердловского областного суда подтвердили имеющую место корпоративную солидарность в защите неправовой позиции судов первой инстанции, которые уменьшают не договорную, а законную неустойку в 10 раз без каких-либо обоснований и при полном игнорировании прямых указаний высших судебных органов.

Такая позиция судов умаляет принцип единообразного правоприменения и единых подходов в правоприменительной практике всеми судами Российской Федерации и нарушает права добросовестной стороны, надлежащим образом выполнившей свои обязательства.

Освобождение от ответственности за ненадлежащее исполнение обязательств в соответствии с российским законодательством может быть только при наличии обстоятельств непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и неотвратимых при данных условиях обстоятельств.

Глава 26 ГК РФ не предусматривает изменения финансово-экономической обстановки в мире в качестве оснований для прекращения основного обязательства и не относит финансово-экономический кризис к обстоятельствам непреодолимой силы ввиду отсутствия такого квалифицирующего приз-нака как неотвратимость.

Ответчик при рассмотрении судами вопроса о причинах ненадлежащего исполнения обязательств сослался на мировой финансово-экономический кризис. Кроме того, ответчик, заявивший

ходатайство об уменьшении неустойки, не представил доказательств, подтверждающих явную несоразмерность неустойки последствиям нарушения обязательств, что является обязательным условием разрешения вопроса об уменьшении неустойки в порядке применения статьи 333 ГК РФ. Однако суды приняли эти доводы и в решениях освободили недобросовестную сторону от уплаты законной неустойки, снизив ее размер.

Более того, судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда также встала на сторону ответчика и сослалась в своем определении на «общеизвестный факт экономического кризиса, в т.ч. и в строительной отрасли в период существования у сторон договорных отношений». Таким образом, судебная коллегия Свердловского областного суда также вышла за пределы положений ГК РФ, определяющих исчерпывающий перечень обстоятельств непреодолимой силы, которые могут быть основанием для освобождения от ответственности.

Видимо неслучайно Д.А. Медведев в январе 2012 г. на совещании с руководителями Конституционного, Верховного и Высшего арбитражного судов предложил ввести дисциплинарную ответственность для судей, вплоть до дисквалификации и прекращении их полномочий. Может, и данная статья позволит еще раз взглянуть на анализируемую область правоприменения и сложившуюся судебную практику с другой стороны, иначе авторитет судебной системы в России будет снижен до минимально критической отметки.

НОВОСТИ

Наши партнеры

Читаем интересные актуальные статьи и новости. Вся подробная информация здесь на сайте http://www.eurasia-allnews.ru
 

Лицензия Creative Commons
Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.