RUS ENG

Translator

AzerbaijaniBasqueBelarusianBulgarianCatalanChinese (S)Chinese (T)CroatianCzechDanishDutchEnglishEstonianFilipinoFinnishFrenchGalicianGeorgianGermanGreekHaitian CreoleHebrewHindiHungarianIcelandicIndonesianIrishItalianJapaneseKoreanLatvianLithuanianMacedonianMalayMalteseNorwegianPersianPolishPortugueseRomanianRussianSerbianSlovakSlovenianSpanishSwahiliSwedishThaiTurkishUkrainianUrduVietnameseWelshYiddish

Читайте в следующем номере

Индексирование журнала

Импакт-фактор российских научных журналов

Группа ВКонтакте

Группа в FB

International scientific and practical law journal Eurasian Journal of International Law

Гашина Н.Н.

НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ РЕАЛИЗАЦИИ РЕШЕНИЙ ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА В РОССИйСКОй ФЕДЕРАцИИ

цель: Статья направлена на рассмотрение некоторых проблем реализации решений Европейско­го Суда по правам человека в Российской Федерации.

Методология: Автором применялись формально-юридический и сравнительно-правовой метод. Результаты: В работе делается вывод о целесообразности выработки однозначного подхода к определению статуса решений ЕСПЧ. Судьям предложено чаще использовать в своих решениях нор­мы Конвенции, поскольку это будет способствовать не только отправлению справедливого право­судия, но и интеграции России в европейское сообщество. Также выделены основные проблемы применения в правоприменительной практике правовых позиций Европейского Суда по правам че­ловека, и предложены пути совершенствования российского законодательства с целью обеспечения надлежащей реализации решений Европейского Суда.

Новизна/оригинальность/ценность: Научная ценность работы заключается в рассмотрении важ­ных аспектов применения решений ЕСПЧ в России.

Ключевые слова: ЕСПЧ, Россия, права человека, международное право.

Gashina N.N.

some problems of implementation of decisions of the European court of human rights in the Russian federation

Purpose: Article is sent for consideration of some problems of implementation of decisions of the Euro­pean Court of Human Rights in the Russian Federation.

Methodology: The author applied a formal-legal and comparative method.

Results: In work the conclusion about expediency of elaboration of unambiguous approach to definition of the status of decisions of ECHR is drawn, and it is offered to judges to use more often in the solutions of standard of the Convention as it will promote not only to departure of fair justice, but also integration of Russia into the European community. The main problems of application in law-enforcement practice of legal posi­tions of the European Court of Human Rights are also allocated and ways of improvement of the Russian leg­islation for the purpose of ensuring appropriate implementation of decisions of European Court are offered.

Novelty/originality/value: The scientific value of work consists in consideration of important aspects of application of decisions of ECHR in Russia.

Keywords: ECHR, Russia, human rights, international law.

В 1996 г. Российская Федерация присоедини­лась к Уставу Совета Европы, 30 мая 1998 г. рати­фицировала Конвенцию о защите прав человека и основных свобод [3]. В соответствии с ч. 4 ст. 15 Конституции РФ Конвенция о защите прав чело­века и основных свобод (далее - Конвенция) яв­ляется частью правовой системы Российской Фе­дерации и признается источником российского права.

Европейский Суд по правам человека (далее - ЕСПЧ) был создан на основе указанной Конвен­ции. Решение суда относительно приемлемости жалоб является окончательным и не подлежит обжалованию. ЕСПЧ только устанавливается факт нарушения Конвенции, но при этом сам факт нарушения не возникает как результат дея­тельности ЕСПЧ, но существовал уже на момент разрешения дела национальными судами. Со­гласно п. 1 ст. 46 Конвенции и ст. 1 Федерально­го закона «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к

ней» обязательными для государственных орга­нов России являются только те решения ЕСПЧ, которые приняты в отношении России.

Постановления, принимаемые Судом в отно­шении иных государств - участников Конвенции, формально не являются частью правовой систе­мы России, но правовые позиции, положенные в основу этих решений, имеют для России и дру­гих стран, не участвующих в деле, юридическое значение. Это связано с тем, что решения ЕСПЧ не только толкуют Конвенцию, но и развивают, дополняют ее новыми нормами. Так, в п. 10 По­становления Пленума Верховного Суда России от 10 октября 2003 г. № 5 указано, что «примене­ние судами вышеназванной Конвенции должно осуществляться с учетом практики Европейского Суда по правам человека во избежание любого нарушения Конвенции о защите прав человека и основных свобод» [5].

Анализ правоприменительной практики по­казывает, что Россия предпринимает практиче­

67

ЕВРАЗИЙСКАЯ

> 5 (18) 2015 <

АДВОКАТУРА

ские шаги для реализации норм Конвенции и решений ЕСПЧ. Так, в июле 2007 г. в Закон «Об оперативно-розыскной деятельности» были вне­сены поправки, запрещающие правоохранитель­ным органам в ходе оперативно-розыскной де­ятельности подстрекать граждан к совершению противоправных действий, а также устанавли­вающие запрет на фальсификацию результатов оперативно-розыскной деятельности.

В 2013 г. было принято Постановление Пле­нума Верховного Суда РФ «О применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. и Протоколов к ней» [4], в котором дается разъ­яснение по использованию судами общей юрис­дикции Конвенции и решений ЕСПЧ. Однако, несмотря на вышеперечисленные позитивные тенденции в российском законодательстве, прак­тика применения решений ЕСПЧ все еще явля­ется проблемной. Здесь и проблема доступности (отсутствие официальных переводов на русский язык постановлений ЕСПЧ), проблема исполне­ния, проблема унификации, ежегодный рост чис­ла обращений российских граждан в ЕСПЧ. По официальному анализу статистики деятельности ЕСПЧ за 2013 г. [6], Россия занимала первое место по количеству поданных жалоб (16813 жалоб, или 16,8 %). В настоящее время Российская Федера­ция переместилась на третье место (12330 жалоб) после Итальянской республики (14750 жалоб) и Республики Украина (15500 жалоб) в списке госу­дарств с наибольшим количеством жалоб в Евро­пейском Суде.

Еще одной проблемой являются правотвор­ческие ошибки, которые встречаются в норма­тивных правовых актах Российской Федерации. Именно такая проблема была обнаружена при ознакомлении с текстом решения ЕСПЧ по делу «Баранкевич против Российской Федерации» [2]. Оно представляет определенный интерес, по­скольку, несмотря на то, что ЕСПЧ установил на­рушение Конвенции, он все же был введен в за­блуждение российскими властями относительно национального законодательства РФ. Также важ­ной проблемой в реализации решений ЕСПЧ в России является фактическое «нежелание» госу­дарства выполнять установления Европейского суда.

Так, 9 декабря 2013 г. Конституционный суд РФ вынес постановление «По делу о проверке кон­ституционности положений статьи 11 и пунктов 3 и 4 части четвертой статьи 392 Гражданского про­цессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом президиума Ленинградского

68

окружного военного суда» [7]. Согласно позиции КС РФ, постановление Европейского суда по пра­вам человека является основанием для пересмо­тра гражданского дела по новым обстоятельствам.

При этом в процессе производства по такому делу суд может прийти к выводу о невозможно­сти исполнения постановления ЕСПЧ в рамках действующего российского законодательства. По­скольку Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод признает те же цен­ности, что и Конституция РФ, такой вывод при­водит к необходимости проверки конституцион­ности нормы, рассмотренной ЕСПЧ. Подобный вопрос может быть разрешен исключительно Конституционным Судом РФ.

Еще один момент, на который хотелось об­ратить внимание. ЕСПЧ в апреле 2014 г. задал российскому правительству 12 вопросов, изучив жалобу «Давыдов и другие против России». По­водом послужили многочисленные расхождения при пересчете голосов между данными наблюда­телей и официальными результатами выборов в Санкт-Петербурге, где в декабре 2011 г. избирали депутатов Госдумы и городского парламента.

ЕСПЧ хотел знать: действительно ли прово­дился пересчет голосов, и если да, то сколько вре­мени он занял; извещали ли о нем надлежащим образом членов комиссий и наблюдателей; было ли у них достаточно времени, чтобы принять уча­стие в пересчете; сохранены ли оригинальные протоколы; всегда ли расхождения с первона­чальным итогом голосования оказывались в поль­зу «Единой России». Россия предоставила мемо­рандум в ответ на жалобу, в котором отмечается, что вопросы, которые касаются внутренних про­цедур, связанных с проведением выборов, нахо­дятся вне компетенции суда. Достаточно редкая ситуация, когда государство-ответчик прямо от­казывается отвечать на вопросы ЕСПЧ. Ведь если вопрос Судом задан, значит, Суд для себя вопрос о компетенции уже решил.

В отечественной юридической научной лите­ратуре решению проблем использования прак­тики ЕСПЧ отводится большое место. Так, ряд исследователей считает, что правильному пони­манию и применению европейских стандартов помогают комментарии к решениям ЕСПЧ с по­зиции национального законодательства, а также рекомендации о том, какие правовые позиции ЕСПЧ следует применять при разрешении тех или иных категорий дел [8]. Другие говорят о необходимости принятия Федерального закона, регулирующего порядок исполнения решений ЕСПЧ в Российской Федерации [1].

EURASIAN

> 5 (18) 2015 <

ADVOCACY

В законе должны быть отображены следу­ющие позиции: 1) порядок опубликования ре­шений Европейского Суда в России; 2) правовое положение и статус решений ЕСПЧ, их место в иерархии источников российского права, их обя­зательность для всех органов государственной власти Российской Федерации, в том числе и для судов; 3) процедура исполнения решений ЕСПЧ в отношении конкретных граждан Российской Федерации, порядок выплаты компенсации, при­сужденной ЕСПЧ при рассмотрении дела; 4) про­цедура исполнения решений ЕСПЧ, требующих внесения изменений в законодательные акты Рос­сийской Федерации, с указанием конкретных сро­ков для разработки законопроекта и его приня­тия в соответствии с установленной процедурой для принятия нормативных правовых актов в Рос­сийской Федерации.

Подводя итоги, хотелось бы подчеркнуть большую роль высших судебных органов страны в развитии практики использования Конвенции и решений ЕСПЧ. Однако, учитывая, что методи­ческое обеспечение практики применения норм ЕКПЧ и решений ЕСПЧ является задачей высших судебных органов, нельзя забывать, что устране­ние ряда факторов зависит от работы законода­тельных и исполнительных органов государствен­ной власти. Представляется целесообразным и законодателю, и высшим судебным инстанциям выработать однозначный подход к определению статуса решений ЕСПЧ, а судьям чаще использо­вать в своих решениях нормы Конвенции, так как это будет способствовать не только отправлению справедливого правосудия, но и интеграции Рос­сии в европейское сообщество.

Пристатейный библиографический список

1. Воронцова И.В. Значение постановлений Ев­ропейского Суда по правам человека // Современное право. 2009. № 8.

2. Дело «Баранкевич (Barankevich) против Россий­ской Федерации» (жалоба № 10519/03): Постановление ЕСПЧ от 26.07.2007 // Бюллетень Европейского Суда по правам человека. 2008. № 10.

3. Конвенция о защите прав человека и основных свобод (ETS № 5) (заключена в г. Риме 04.11.1950) // СЗ РФ. 2001. № 2. Ст. 163.

4. О применении судами общей юрисдикции Кон­венции о защите прав человека и основных свобод от

4 ноября 1950 г. и протоколов к ней: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.06.2013 № 21 // Бюл­летень Верховного Суда РФ. 2013. № 8.

5. О применении судами общей юрисдикции об­щепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Феде­рации: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10.10.2003 № 5 (ред. от 05.03.2013) // Бюллетень Вер­ховного Суда РФ. 2003. № 12; 2013. № 5.

6. http://www.echr.coe.int/Documents/Stats_ analysis_2013_ENG.pdf (Официальный сайт ЕСПЧ).

7. По делу о проверке конституционности положе­ний статьи 11 и пунктов 3 и 4 части четвертой статьи 392 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом президиума Ленинград­ского окружного военного суда: Постановление Кон­ституционного Суда РФ от 06.12.2013 № 27-П // СЗ РФ. 2013. № 50. ст. 6670.

8. Чижов И., Переверзева Ю. ЕКПЧ. Практика применения в России // ЭЖ-Юрист. 2013. № 1.

References

1. Voroncova I.V. Znachenie postanovlenij Evrope- jskogo Suda po pravam cheloveka // Sovremennoe pravo. 2009. № 8.

2. Delo «Barankevich (Barankevich) protiv Rossijskoj Federacii» (zhaloba № 10519/03): Postanovlenie ESPCh ot 26.07.2007 // Bjulleten' Evropejskogo Suda po pravam che- loveka. 2008. № 10.

3. Konvencija o zashhite prav cheloveka i osnovnyh svobod (ETS № 5) (zakljuchena v g. Rime 04.11.1950) // SZ RF. 2001. № 2. st. 163.

4. O primenenii sudami obshhej jurisdikcii Konven- cii o zashhite prav cheloveka i osnovnyh svobod ot 4 no- jabrja 1950 goda i Protokolov k nej: Postanovlenie Plenuma Verhovnogo Suda RF ot 27.06.2013 № 21 // Bjulleten' Ver- hovnogo Suda RF. 2013. № 8.

5. O primenenii sudami obshhej jurisdikcii obshhe- priznannyh principov i norm mezhdunarodnogo prava i mezhdunarodnyh dogovorov Rossijskoj Federacii: Post- anovlenie Plenuma Verhovnogo Suda RF ot 10.10.2003 № 5 (red. ot 05.03.2013) // Bjulleten' Verhovnogo Suda RF. 2003. № 12; 2013. № 5.

6. http://www.echr.coe.int/Documents/Stats_analy- sis_2013_ENG.pdf (Oficial'nyj sajt ESPCh).

7. Po delu o proverke konstitucionnosti polozhenij stat'i 11 i punktov 3 i 4 chasti chetvertoj stat'i 392 Grazh- danskogo processual'nogo kodeksa Rossijskoj Federacii v svjazi s zaprosom prezidiuma Leningradskogo okruzhno- go voennogo suda: Postanovlenie Konstitucionnogo Suda RF ot 06.12.2013 № 27-P // SZ RF. 2013. № 50. st. 6670.

8. Chizhov I., Pereverzeva Ju. EKPCh. Praktika prim- enenija v Rossii // JeZh-Jurist. 2013. № 1.

69

 

 

 

 

НОВОСТИ

Наши партнеры

 

Лицензия Creative Commons
Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.