RUS ENG

Translator

AzerbaijaniBasqueBelarusianBulgarianCatalanChinese (S)Chinese (T)CroatianCzechDanishDutchEnglishEstonianFilipinoFinnishFrenchGalicianGeorgianGermanGreekHaitian CreoleHebrewHindiHungarianIcelandicIndonesianIrishItalianJapaneseKoreanLatvianLithuanianMacedonianMalayMalteseNorwegianPersianPolishPortugueseRomanianRussianSerbianSlovakSlovenianSpanishSwahiliSwedishThaiTurkishUkrainianUrduVietnameseWelshYiddish

Читайте в следующем номере

Индексирование журнала

Импакт-фактор российских научных журналов

Группа ВКонтакте

Группа в FB

International scientific and practical law journal Eurasian Journal of International Law

Правосудие и правоохранительная деятельность в евразийском пространстве

Минязева Т.Ф.

Пределы вариантности уголовно-правовых санкций

Цель: Рассмотрение вопросов о пределах вариантности санкций, содержащихся в Уголовном кодексе РФ.

Методология: Использовались историко-правовой и формально-юридический методы.

Результаты: В статье сформулированы рекомендации по установлению разумных пределов уголовно-правовых санкций и их вариантности. Автор отмечает, что статьи о взяточничестве содержат широкий диапазон пределов применения санкций, способствующий коррупционному проявлению и не содействующий решению задач борьбы с преступностью. Автором предложено установить штраф только в качестве дополнительного наказания, а также вернуть конфискацию имущества в систему наказаний; в санкциях статей с максимальным пределом лишения свободы в 10 лет устанавливать минимальный предел в 5 лет лишения свободы; за ненасильственные хищения с отягчающими обстоятельствами устанавливать максимальный срок лишения свободы в 7 лет и, соответственно, минимальный – 3 года. Разрыв в пределах лишения свободы в санкциях при других преступлениях целесообразно устанавливать не более чем в 4–6 лет.

Новизна/оригинальность/ценность: Статья имеет высокую научную ценность, поскольку в ней рассмотрены актуальные вопросы совершенствования уголовного законодательства России в современных условиях.

Ключевые слова: уголовное право, наказание, санкции, штраф, конфискация имущества, лишение свободы на определенный срок, вариантность санкций.

Minyazeva T.F.

Limits of alternativeness of criminal and legal sanctions

Purpose: Consideration of questions of limits of alternativeness of the sanctions containing in the Criminal code of the Russian Federation.

Methodology: Historical legal and formally legal methods were used.

Results: In article recommendations about establishment of reasonable limits of criminal and legal sanctions and their alternativeness are formulated. The author notes that articles about bribery contain the wide range of limits of application of the sanctions, promoting corruption manifestation and not promoting the solution of problems of crime control. The author offered to establish a penalty only as additional punishment and also it is offered to return property confiscation to system of punishments. It is offered in sanctions of articles with the maximum limit of imprisonment in ten years, to set the minimum limit in five years of imprisonment; for nonviolent plunders with aggravating circumstances to establish the maximum term of imprisonment in seven years and, respectively, the minimum – three years. Within imprisonment in sanctions other crimes it is expedient to establish a gap no more than in four – six years.

Novelty/originality/value: Article has high scientific value as in it topical issues of improvement of the criminal legislation of Russia in modern conditions are considered.

Keywords: penal law, punishment, sanctions, penalty, property confiscation, imprisonment for a certain term, alternativeness of sanctions.

Уголовное законодательство призвано способствовать решению задачи борьбы с преступностью в рамках социальной политики государства на определенном этапе его развития [4].

Современная социальная политика России противоречива и нестабильна, в силу чего, являясь основой формирования и развития правовой системы государства, создала условия для принятия противоречивых и, в ряде случаев, научно не обоснованных изменений в законодательстве. Большинство изменений, внесённых в УК РФ, можно оценить как «прямые образующие силы современной противоречивой нравственной действительности», когда, по выражению В.В. Путина, обществу «не хватает общей культуры и морально-нравственных ограничений» [3].

«Нехватка морально-нравственных ограничений» влияет на характер преступности, её структуру. Рецидиву преступлений способствуют, на наш взгляд, помимо всего прочего, и санкции статей особенной части уголовного кодекса, которые не продуманы, как с позиций возможности их применения, так и с позиций их пределов и вариантности.

Например, беременная женщина пятнадцати лет жила тем, что совершала мошеннические действия и впоследствии решилась на кражу, причинившую значительный ущерб гражданину. За мошенничество установлена ответственность с 16 лет. Женщину привлекли к ответственности за кражу, причинившую значительный ущерб гражданину, совершенную впервые, по ч. 2 ст. 158 УК РФ. В санкции данной нормы установлены следующие варианты наказаний: штраф в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо обязательные работы на срок до 480 часов, либо исправительные работы на срок до двух лет, либо принудительные работы на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до одного года или без такового, либо лишение свободы на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до одного года или без такового. Штраф в размере от одной до пятидесяти тысяч рублей в случае назначения его несовершеннолетнему при отсутствии у него самостоятельного заработка или имущества, на которое может быть обращено взыскание, может взыскиваться с родителей или иных законных представителей при наличии их на то согласия (ч. 2 ст. 88 УК РФ). В приведенном примере родители беременной несовершеннолетней такого согласия не дали, они вообще не занимались воспитанием дочери (а в принципе, могли и не давать согласия по причине осведомленности о том, что никакие другие наказания к ней не могут быть применены). Обязательные и исправительные работы беременным женщинам не назначаются (ч. 4 ст. 49, ч. 5 ст. 50 УК РФ). Совершенное несовершеннолетней преступление (ч. 2 ст. 158 УК РФ) относится к категории средней тяжести. Наказание в виде лишения свободы не может быть назначено несовершеннолетнему осужденному, совершившему в возрасте до шестнадцати лет преступление небольшой или средней тяжести впервые (ч. 6 ст. 88 УК РФ). А раз не может быть назначено лишение свободы, то суд и не сможет постановить условное или с отсрочкой отбывания наказание (ст. 73 и 82 УК РФ). В данном примере даже альтернативы единственно возможному применению наказания в виде штрафа нет. Что делать судам? Оставлять преступление без ответственности? А ведь именно посредством реализации принципа ответственности за вину могут быть достигнуты цели наказания.

Разумные пределы санкций, сочетание выбора из одного альтернативных наказаний на основании четких критериев принятия судьями решения в пользу того или иного вида наказания способствовали бы, на наш взгляд, достижению поставленных перед наказанием целей.

Вопрос о целях применения наказания и иных мер уголовно-правового характера всегда был спорным. А между тем уяснение целей применения наказания, выбор судьями приоритетной цели при рассмотрении дела в отношении конкретного лица предопределяют судьбу последнего. Так, если судьи будут думать, главным образом, о предотвращении совершения новых преступлений, они применят к виновному лицу более строгое наказание. Напротив, если они увлекутся будущей судьбой виновного, его личностью, семейным положением, причинами и условиями, способствовавшими совершению преступления, состоянием его здоровья, может быть выбрана чрезмерно мягкая мера уголовно-правового характера. Поэтому важно, чтобы судьи выбирали меру уголовно-правового характера, основываясь на понятных критериях.

В условиях борьбы с растущей коррупцией особое внимание следует уделять значению уголовно-правовых санкций, как угрозе, сдерживающей преступность. Между тем самые коррупционные статьи о взяточничестве содержат широкий диапазон пределов их применения, способствующий коррупционному проявлению и не содействующий решению задач борьбы с преступностью. Так, за получение взятки, как без отягчающих обстоятельств, так и при отягчающих обстоятельствах, установлены наказания в виде штрафа и альтернативы ему – лишения свободы, меняются только кратность штрафа в зависимости от суммы взятки и сроки лишения свободы (ч. 1–6 ст. 290 УК РФ). При этом в случаях назначения наказания в виде штрафа либо лишения свободы на сроки до трех, пяти, семи лет соответственно суд может понизить на одну категорию степень тяжести преступления. К примеру, при таком особо отягчающем обстоятельстве, как получение взятки лицом, занимающим государственную должность субъекта Российской Федерации, а равно главой органа местного самоуправления, суд может назначить наказание либо в виде штрафа в размере от шестидесятикратной до восьмидесятикратной суммы взятки с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет, либо в виде лишения свободы на срок от пяти до десяти лет со штрафом в размере пятидесятикратной суммы взятки. В случае назначения наказания в виде лишения свободы на срок от пяти до восьми лет суд может постановить об условном осуждении. Выбор штрафа или условного осуждения основываются на одном и том же выводе суда о возможности исправления осужденного без реального отбывания наказания.

Чем при этом будет руководствоваться суд? Желанием и возможностью лица уплатить штраф в большем размере, чем при уплате его в качестве дополнительного наказания, и не занимать в течение трех лет определенные должности или невозможностью заплатить штраф при назначении его в качестве основного наказания? Штраф в качестве дополнительного наказания в рассматриваемой статье предусмотрен как обязательный. Полагаем, что за такие преступления, как взяточничество, да еще и при особо отягчающих обстоятельствах, штраф в качестве основного наказания вообще неуместен. Перед наказанием не стоит цель «поднять экономику страны». Часто взяткополучатель просто не в состоянии уплатить назначенный ему штраф, в десятки раз превышающий полученную сумму.

В соответствии с ч. 5 ст. 46 УК РФ в случае злостного уклонения лица от уплаты штрафа, назначенного в качестве основного наказания, он заменяется наказанием в пределах санкции, предусмотренной соответствующей статьей Особенной части УК. При этом назначенное наказание не может быть условным. Что же изменилось? Вывод суда о возможности исправления осужденного без реального отбывания наказания?

По мнению профессора Б.С. Волкова, главный недостаток штрафа «заключается в том, что в нем слабо выражен нравственный аспект. Можно сказать, что он сведен к нулю, когда он выступает в качестве одной из основных санкций за корыстные преступления» [2]. Действительно, насколько нравственно назначать при одинаковых обстоятельствах дела одному лицу штраф, а другому лишение свободы, только учитывая возможность первого лица уплатить такой штраф?

Предлагается установить штраф в УК РФ при его реформировании только в качестве дополнительного наказания, при этом сделав его обязательным для преступлений имущественного характера и насильственных тяжких и особо тяжких преступлений, установив в санкциях соответствующих статей (со штрафом), а в санкциях других статей устанавливать дополнительное наказание в виде штрафа в качестве возможного (со штрафом или без такового). Необходимо продумать разумные пределы штрафа.

За получение взятки применяется конфискация имущества (п. а ст. 104.1 УК РФ). С 2003 года юридическая природа конфискации имущества определена как иная мера уголовно-правового характера.

Предлагается вернуть конфискацию имущества в систему наказаний, восстановив её в п. «ж» ст. 44 УК РФ, соответственно дополнив ч. 3 ст. 45 после слова «наград» словами «и конфискация имущества» (далее по тексту). Главу 15.1 (ст. 104.1–104.3) «Конфискация имущества» исключить. Понятие конфискации имущества с учетом необходимых изменений восстановить в ст. 52 УК РФ. Содержание этой статьи должно отразить положительные и приемлемые для понятия «наказание» моменты ст. 104.1, 104.2, 104.3 УК РФ. Отказ от конфискации имущества как вида наказания с восторгом был воспринят крупными коррупционерами, расхитителями и наркоторговцами и другими дельцами. Наказание в виде конфискации имущества было направлено, в первую очередь, против крупных расхитителей народного достояния, государственной и общественной собственности, против злостных коррупционеров, наживающих свои богатства за чужой счет.

С учетом изложенного в ст. 290 УК РФ предлагается вместо штрафа установить в качестве альтернативы лишению свободы в дозволенных законом пределах наказание в виде ограничения свободы. Предлагается, например, установить такие санкции в ст. 290 УК РФ: «…наказывается: по ч. 1 – ограничением свободы на срок от одного года до четырёх лет со штрафом в размере десятикратной суммы взятки и с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет, либо лишением свободы на срок до трех лет со штрафом в размере от десятикратной до двадцатикратной суммы взятки; по ч. 2 – лишением свободы на срок до шести лет со штрафом в размере от пятнадцатикратной до тридцатикратной суммы взятки; по ч. 3 – лишением свободы на срок от трех до семи лет со штрафом в размере от двадцатикратной до сорокакратной суммы взятки; по ч. 4 – лишением свободы на срок от пяти до десяти лет со штрафом в размере от двадцатипятикратной до пятидесятикратной суммы взятки; по ч. 5 – лишением свободы на срок от семи до двенадцати лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет и со штрафом в размере от тридцатикратной до шестидесятикратной суммы взятки; по ч. 6 – лишением свободы на срок от восьми до пятнадцати лет со штрафом в размере от тридцатипятикратной до семидесятикратной суммы взятки». В дальнейшем, если конфискацию имущества вернут в систему дополнительных наказаний, предлагается дополнить санкции ч. 3–6 этой статьи конфискацией имущества (либо без таковой). Соответственно необходимо изменить санкции ст. 291 УК РФ, а также других статей УК РФ.

Сегодня можно констатировать несостоятельность гуманизации уголовного закона, ставшей навязчивой идеей российских властей. Повальным смягчением уголовно-правовых санкций без соблюдения их разумных пределов и вариантности, заданных спецификой криминогенной обстановки в стране и правовой доктриной, невозможно решить проблемы предупреждения преступности [1, 6, 7]. Стратегический курс реформы уголовного законодательства должен быть взят на обеспечение диверсифицированного и адекватного уголовно-правового ответа на криминальные вызовы.

Для правильного выбора лицу меры уголовно-правового характера важно установить разумные минимальные пределы наказаний, содержащихся в санкциях статей Особенной части УК РФ. Вариантность назначения наказания в виде лишения свободы на срок от двух месяцев до десяти лет (ч. 4 ст. 159, 159.1, 159.2, 159.3, 159.5, 159.6), а во многих других статьях УК РФ и больший разрыв в минимальном и максимальном пределах (например, ч. 3, 4 ст. 111 – до 12 и 15 лет соответственно), ничем не оправданы. Составы преступлений с такими большими разрывами в пределах возможного выбора срока лишения свободы относятся к категории тяжких и особо тяжких, и такой разрыв пределов срока наказания создаёт условия для коррупции.

Предлагается в санкциях статей с максимальным пределом лишения свободы в 10 лет устанавливать минимальный предел в 5 лет лишения свободы; за ненасильственные хищения с отягчающими обстоятельствами устанавливать максимальный срок лишения свободы в 7 лет и, соответственно, минимальный – 3 года. Разрыв в пределах лишения свободы в санкциях других преступлений целесообразно устанавливать не более чем в 4–6 лет.

Полагаем, что вариантность наказаний в альтернативных санкциях статей Особенной части УК, применяющихся по одному основанию – усмотрению суда о возможности исправления виновного в преступлении лица без реального отбывания наказания, должна быть понятной для правоприменителей.

Так, за многие преступления в санкциях соответствующих статей предусмотрены такие варианты наказаний: штраф, обязательные работы, исправительные работы, ограничение свободы, принудительные работы, арест, лишение свободы (например, части первые ст. 158, 159 УК РФ и др.). Это означает, что суд, придя к выводу о возможности исправления лица без реального отбывания наказания, может назначить любое из предусмотренных в санкции наказаний (кроме ареста), в том числе и лишение свободы условно или с отсрочкой отбывания наказания. Даже если учесть, что принудительные работы не применяются (а впоследствии будут исключены из УК РФ), чем, спрашивается, должен руководствоваться суд, постановляя приговор при такой вариантности? Наличием материальной возможности лица уплатить штраф; наличием физической возможности работать бесплатно до 4-х часов в свободное от работы или учебы время; наличием основной работы или возможностью трудоустройства в районе места жительства и возможностью на оставшиеся после произведённого в доход государства удержания из заработной платы средства содержать семью (а, по сути, исправительные работы напоминают уплату штрафа в рассрочку)? А какие аргументы следует приводить в случае выбора судом условного осуждения при назначении исправительных работ или лишения свободы? Все эти критерии могли бы быть соединены в таком наказании, как ограничение свободы. Достаточно в норму ч. 1 ст. 53 УК добавить возможное ограничение в виде работ без оплаты труда либо с его оплатой и удержаниями в доход государства, и вариантность санкции сократилась бы.

И.И. Карпец отмечал, что «влияние общепредупредительной силы наказания как средства предупреждения преступлений – весьма сложная социально-психологическая проблема. Но силу общепредупредительного воздействия наказания переоценивать нельзя, общее предупреждение тогда действенно, когда оно сочетается с предупреждением частным» [5].

На Руси всегда был двоякий подход к преступнику. Сначала, под влиянием всей жестокости содеянного сам потерпевший или его родственники, общество требовали воздаяния виновному. А по истечении времени как у потерпевших или у их родственников, так и у общества в целом, особенно по отношению к лицам, к которым применено наказание в виде лишения свободы, появлялось чувство сострадания, общество начинало опекать преступников, сочувствовать им, следуя библейским заповедям: «Возлюби ближнего, как самого себя», «Прощайте и прощены будете».

Уголовно-правовые санкции, сконструированные как относительно определённые и альтернативные с возможностью постановления суда об условном отбывании наказания, реализуют такой подход к преступнику. Более того, лица, совершившие даже тяжкие и особо тяжкие преступления, безусловно освобождаются от уголовной ответственности в соответствии с примечаниями к ряду статей Особенной части УК РФ (ст. 126, 205, 205.1, 205.3, 205.4, 205.5, 206, 210, 222, 228 и др.).

Заметим, что в примечаниях к вышеперечисленным статьям, за исключением ст. 205 УК РФ, обязательному освобождению от уголовной ответственности при наличии определённых условий подлежит лицо, уже совершившее преступление.

Примечание к ст. 205 УК РФ устанавливает освобождение лица от уголовной ответственности не за уже совершенное преступление, а за подготовку к нему. Во-первых, на стадии подготовки к совершению преступления возможен добровольный отказ. Во-вторых, при подготовке к террористическому акту почти не бывает добровольного отказа, и, в-третьих, подобная конструкция поощрительной нормы противоречит теории её установления. Поощрительные нормы устанавливаются не для гуманного подхода к лицам, готовящимся к совершению или уже совершившим преступление, а для предотвращения причинения ими возможных еще более тяжких, чем уже причиненные, последствий. Предлагается изложить примечание к ст. 205 УК РФ в следующей редакции: «лицо, совершившее террористический акт или участвовавшее в его совершении, освобождается от уголовной ответственности, если содеянное им выразилось в угрозе совершения действий террористического акта, или совершенные им действия не причинили тяжкого вреда общественной безопасности, и это лицо добровольным и своевременным предупреждением органов власти или иным способом способствовало предотвращению осуществления террористического акта и выявлению террористов, и если при этом в его действиях не содержится иного состава преступления».

Поощрительные нормы в определенном смысле можно рассматривать как санкцию за содеянное с учетом поведения лица после совершения преступления.

В итоге следует отметить, что вопросы о пределах и вариантности санкций нуждаются в широком научном обсуждении.

Пристатейный библиографический список

1. Абдуллаев Э. Особенности регулирования прав несовершеннолетних и исполнение наказаний в исправительных учреждениях Азербайджана // Евразийский юридический журнал. – 2012. – № 46. – С. 40–42.

2. Волков Б.С. Общепредупредительное значение наказания и проблема повышения его эффективности // Проблемы наказания по законодательству России и зарубежных стран: Материалы межвузовской научной конференции. – М.: РУДН, 1999. – С. 7.

3. Встреча с Михаилом Федотовым, Владимиром Лукиным и Борисом Титовым, 10 июля 2012 г. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://www.youtube.com/watch?v=X7lDhAutmV8

4. Иванов Д.И. Интересы государства в сфере исполнения уголовных наказаний как объект уголовно-правовой охраны // Правовая инициатива. – 2013. – № 12. – С. 8.

5. Карпец И.И. Наказание. Социальные, правовые и криминологические проблемы. – М., 1973. – С. 134.

6. Коновалова И.А. Определение индивидуальных мер предупреждения корыстных преступлений несовершеннолетних // Правовая инициатива. – 2013. – № 3. – С. 14.

7. Крутер М.С. Развитие институтов уголовной ответственности за нарушение правил обращения опасных отходов (дореволюционный период) // Ученые труды Российской академии адвокатуры и нотариата. – 2010. – № 1 (16). – С. 66–70.

References (transliterated)

1. Abdullaev Je. Osobennosti regulirovanija prav nesovershennoletnih i ispolnenie nakazanij v ispravitel’nyh uchrezhdenijah Azerbajdzhana // Evrazijskij juridicheskij zhurnal. – 2012. – № 46. – S. 40–42.

2. Volkov B.S. Obshhepredupreditel’noe znachenie nakazanija i problema povyshenija ego jeffektivnosti // Problemy nakazanija po zakonodatel’stvu Rossii i zarubezhnyh stran: Materialy mezhvuzovskoj nauchnoj konferencii. – M.: RUDN, 1999. – S. 7.

3. Vstrecha s Mihailom Fedotovym, Vladimirom Lukinym i Borisom Titovym, 10 ijulja 2012 g. [Jelektronnyj resurs]. – Rezhim dostupa: URL: http://www.youtube.com/watch?v=X7lDhAutmV8

4. Ivanov D.I. Interesy gosudarstva v sfere ispolnenija ugolovnyh nakazanij kak ob#ekt ugolovno-pravovoj ohrany // Pravovaja iniciativa. – 2013. – № 12. – S. 8.

5. Karpec I.I. Nakazanie. Social’nye, pravovye i kriminologicheskie problemy. – M., 1973. – S. 134.

6. Konovalova I.A. Opredelenie individual’nyh mer preduprezhdenija korystnyh prestuplenij nesovershennoletnih // Pravovaja iniciativa. – 2013. – № 3. – S. 14.

7. Kruter M.S. Razvitie institutov ugolovnoj otvetstvennosti za narushenie pravil obrashhenija opasnyh othodov (dorevoljucionnyj period) // Uchenye trudy Rossijskoj akademii advokatury i notariata. – 2010. – № 1 (16). – S. 66–70.

 

 

 

НОВОСТИ

Наши партнеры

 

Лицензия Creative Commons
Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.