RUS ENG

Translator

AzerbaijaniBasqueBelarusianBulgarianCatalanChinese (S)Chinese (T)CroatianCzechDanishDutchEnglishEstonianFilipinoFinnishFrenchGalicianGeorgianGermanGreekHaitian CreoleHebrewHindiHungarianIcelandicIndonesianIrishItalianJapaneseKoreanLatvianLithuanianMacedonianMalayMalteseNorwegianPersianPolishPortugueseRomanianRussianSerbianSlovakSlovenianSpanishSwahiliSwedishThaiTurkishUkrainianUrduVietnameseWelshYiddish

Читайте в следующем номере

Индексирование журнала

Импакт-фактор российских научных журналов

Группа ВКонтакте

Группа в FB

International scientific and practical law journal Eurasian Journal of International Law

Летута Т.В.

Проблемы практической реализации принципа конфиденциальности третейского разбирательства

В статье рассмотрены проблемы реализации принципа конфиденциальности в третейском разбирательстве.

Ключевые слова: конфиденциальность разбирательства дела, третейский суд, альтернативное урегулирование споров.

Letuta T.V.

Problems of practical realization of the principle of confidentiality of alternative arbitration trial

In article problems of realization of the principle of confidentiality in alternative arbitration trial are considered.

Keywords: confidentiality of trial put, arbitration court, alternative settlement of disputes.

Конфиденциальность третейского разбирательства в юридической литературе зачастую указывается при характеристике преимуществ третейского разбирательства перед государственным судопроизводством[1]. Выделяются две составляющих рассматриваемого принципа: во-первых, это негласность самой процедуры рассмотрения дела в третейском суде и вынесения решения; во-вторых, это меры по сохранению в тайне информации, которая была вовлечена в процесс разбирательства спора. Фактически любая из составляющих принципа конфиденциальности на практике подвергается опасности стать доступной для всеобщего ознакомления. Так, возможность практической реализации принципа конфиденциальности ограничивается императивными нормами о порядке судопроизводства в процессуальном законодательстве, поскольку оспаривание, исполнение решения третейского суда по исполнительному производству производятся только при соблюдении соответствующих правил, сформулированных в Арбитражном процессуальном кодексе РФ (далее – АПК)[2]. Принцип гласности (ст. 11 АПК) является одним из важнейших правовых установлений арбитражного процесса, поэтому вынесенные по делу судебные акты находятся в открытом доступе в банке решений арбитражных судов на сайте Высшего арбитражного суда РФ. При невозможности получить по решению третейского суда добровольное исполнение или при несогласии с вынесенным третейским судом решением сторона спора обращается в государственный суд, осознавая то, что все материалы третейского разбирательства могут стать доступными для всеобщего обозрения. Следует признать, что принцип

конфиденциальности третейского разбирательства действительно не должен конкурировать с принципом гласности судопроизводства, поскольку ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» гарантирует конфиденциальность только в случае добровольного исполнения решений, что соответствует сущности третейского разбирательства в целом.

Арбитражный суд в силу ч. 4 ст. 66, ст. 238 АПК наделен правом истребовать материалы третейского дела. В некоторых источниках положения ст. 238 АПК трактуются как направленные на соблюдение принципа конфиденциальности третейского разбирательства, поскольку право истребовать материалы возникает только при наличии соответствующего ходатайства[3]. Однако, по мнению арбитражных судов, «в целях дополнительного контроля Арбитражный суд не лишен права запросить материалы третейского дела в отсутствие соответствующего ходатайства в целях исключения злоупотребления процессуальными правами участников процесса»[4]. В случаях отказа третейских судов в предоставлении материалов третейского дела данные деяния расцениваются как невыполнение определений арбитражных судов, которые являются обязательными в силу ст. 16 АПК[5]. В силу указанных обстоятельств направленность ст. 238 АПК на соблюдение принципа конфиденциальности не находит должного практического применения.

Проблемы реализации рассматриваемого принципа могут найти свое конкретное воплощение и при отсутствии необходимости обращения к государственным судам. Системное толкование норм ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» (ст. 2, 13, 22) позволяет сделать вывод о незащищенности субъектов третейского разбирательства по вопросам конфиденциальности информации, ставшей известной в процессе разбирательства.

Правила соблюдения принципа конфиденциальности, в том числе «свидетельский иммунитет», сформулированы относительно третейского судьи – физического лица, избранного сторонами или назначенного в согласованном сторонами порядке для разрешения спора. Полномочиями третейского судьи физическое лицо наделяется только на период рассмотрения дела. Если следовать формальной логике, то физическое лицо после вынесения решения уже не является третейским судьей. Следовательно, правила о свидетельском иммунитете на него не распространяются[6]. Под полномочиями понимается набор прав и обязанностей, необходимых для придания определенного статуса субъекту права. Так, поверенный по доверенности перестает быть таковым после прекращения полномочий, указанных доверителем в доверенности (гл. 10 Гражданского кодекса РФ), Совет Директоров акционерного общества как орган управления прекращает свое существование с момента прекращения полномочий (ст. 66 ФЗ «Об акционерных обществах»), полномочия Государственной Думы прежнего созыва прекращаются с момента начала работы Государственной Думы нового созыва (ст. 99 Конституции РФ), судьи государственных судов имеют право осуществлять функции судебной власти с момента наделения их полномочиями и до прекращения соответствующих полномочий (ст. 6, ст. 14 ФЗ «О статусе судей в Российской Федерации») и т. д. Таким образом, прекращение полномочий означает лишение возможности лица пользоваться правами полномочного, прекращение существования субъекта, наделенного особым правовым статусом. Соответственно, лицо после прекращения полномочий третейского судьи – это не третейский судья. Кроме прочего, приравнивать правила о свидетельском иммунитете, сформулированные относительно строго определенных

субъектов (ст. 56 АПК), к третейским судьям, не указанным в числе этих субъектов, не представляется возможным[7].

После обобщения рассмотренных фактов ста-новится очевидной ошибочность распространенных в юридической литературе выводов относительно гарантированности соблюдения принципа конфиденциальности в том виде, в котором он сформулирован в ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации». Физические лица после вынесения третейского решения находятся в том же правовом режиме, что иные физические лица: они обязаны соблюдать нормы ФЗ «О коммерческой тайне», ФЗ «О персональных данных», правила о защите деловой репутации (ст. 152 ГК РФ) и другие. Указанный правовой режим не может служить гарантией защиты прав участников спора, рассмотренного третейским судом. Принцип конфиденциальности не находит своей практической реализации. Необходимым представляется совершенствование законодательства путем внесения дополнений в ст. 56 АПК в виде п. 5.2 следующего содержания: «Не подлежат допросу в качестве свидетелей физические лица, осуществлявшие полномочия третейского судьи об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с исполнением соответствующих обязанностей». Также следует уточнить нормы ст. 22 ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» путем внесения изменений следующего содержания: «1. Физическое лицо, осуществлявшее полномочия третейского судьи; третейский судья не вправе разглашать сведения, ставшие известными ему в ходе третейского разбирательства, без согласия сторон или их правопреемников.

2. Физическое лицо, осуществлявшее полномочия третейского судьи; третейский судья не может быть допрошен в качестве свидетеля о сведениях, ставших ему известными в ходе третейского разбирательства».

Пристатейный библиографический список

  1. Комментарий к Федеральному закону «О третейских судах в Российской Федерации» (постатейный) / Л.Г. Балаян, Н.Г. Вилкова, Е.А. Виноградова и др.; отв. ред.: А.Л. Маковский, Е.А. Суханов. – М.: Статут, 2003.
  2. Курочкин С.А. Понятие и система принципов третейского разбирательства // Арбитражный и гражданский процесс. – 2005. – № 11.

Статья публикуется по результатам конкурса работ, представленных на международную научно-практическую конференцию «Актуальные проблемы совершенствования законодательства и правоприменения».

[1] Курочкин С.А. Понятие и система принципов третейского разбирательства // Арбитражный и гражданский процесс. – 2005. – № 11. – С. 32.

[2] Гл. 30 АПК РФ. Проблемы реализации принципа конфиденциальности рассматриваются в статье с использованием норм арбитражного законодательства.

[3] Комментарий к Федеральному закону «О третейских судах в Российской Федерации» (постатейный) / Л.Г. Балаян, Н.Г. Вилкова, Е.А. Виноградова и др.; отв. ред.: А.Л. Маковский, Е.А. Суханов. – М.: Статут, 2003. – С. 37.

[4] Пункт 3 Приложения № 1. Постановление Президиума Арбитражного Суда Республики Татарстан 06.12.2010 № 16. «Справка по результатам обобщения судебной практики, связанной с оспариванием решений третейских судов и выдачей исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов» [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://tatarstan.arbitr.ru/sites/tatarstan.arbitr.ru/files/pdf.

[5] Постановление Президиума ВАС РФ от 6 ноября 2012 года по делу № А75-7086/2010 [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://tatarstan.arbitr.ru/sites/tatarstan.arbitr.ru/files/pdf.

[6]Курочкин С.А. Понятие и система принципов третейского разбирательства // Арбитражный и гражданский процесс. – 2005. – № 11. – С. 32.

[7] Поваров Ю.С. Вопросы конфиденциальности третейского разбирательства [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://www.juristlib.ru/book_8361.html.

 

 

 

 

НОВОСТИ

Наши партнеры

 

Лицензия Creative Commons
Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.