RUS ENG

Translator

AzerbaijaniBasqueBelarusianBulgarianCatalanChinese (S)Chinese (T)CroatianCzechDanishDutchEnglishEstonianFilipinoFinnishFrenchGalicianGeorgianGermanGreekHaitian CreoleHebrewHindiHungarianIcelandicIndonesianIrishItalianJapaneseKoreanLatvianLithuanianMacedonianMalayMalteseNorwegianPersianPolishPortugueseRomanianRussianSerbianSlovakSlovenianSpanishSwahiliSwedishThaiTurkishUkrainianUrduVietnameseWelshYiddish

Читайте в следующем номере

Индексирование журнала

Импакт-фактор российских научных журналов

Группа ВКонтакте

Группа в FB

International scientific and practical law journal Eurasian Journal of International Law

Журавленко Н.И., Даукаев И.М.

Формирование системы противодействия коррупции

В статье рассмотрены некоторые вопросы формирования системных мер противодействия коррупции.

Ключевые слова: противодействие коррупции, коррупция, борьба с коррупцией.

Zhuravlenko N.I., Daukayev I.M.

Formation of system of counteraction of corruption

In article some questions of formation of system measures of counteraction of corruption are considered.

Keywords: corruption counteraction, corruption, fight against corruption.

В настоящее время актуальной является проблема разработки механизма создания и развития целостной системы противодействия коррупции. Попробуем сформулировать основные принципы построения такой системы. Для достижения целей борьбы с коррупцией необходимо решение следующих задач: обеспечить реализацию воздействий на коррупцию, при которых коррупционное поведение становится нецелесообразным, невыгодным для потенциального коррупционера; осуществить воздействие на общество, на его сознание, при котором убеждение в нецелесообразности коррупционного поведения превращается в устойчивую моральную парадигму; так структурировать затраты на противодействие коррупции, чтобы обеспечить снижение коррупции в обществе до оптимального уровня; построить систему противодействия коррупции так, чтобы обеспечить оптимальные значения устойчивости и эффективности общественной системы в целом.

Решение первой задачи требует воздействия на «функцию принятия решений» коррупционера, на функцию ожидания потерь. Коррупционное действие совершается только тогда, когда оно попадает в область целесообразного поведения, выгодного для потенциального коррупционера. Именно это не должно случиться, именно этому надо противодействовать. Иных путей эффективного воздействия на коррупционера быть не может. Существует только один способ недопущения коррупционного поведения – сделать коррупционное действие невыгодным и опасным для коррупционера.

В результате общественного регулирования исчезает (или почти исчезает) лишь абсолютно невыгодная нецелесообразная деятельность. Любая иная деятельность будет существовать, несмотря на репрессивные или воспитательные меры. Противозаконная, но выгодная для индивидуума деятельность неискоренима. Если общественное пространство (совокупность правового, экономического, политического и других пространств) не дает проявиться преступным наклонностям, то они остаются нереализованными, тлеют, словно угли, под слоем пепла.

Вторая задача направлена на создание и поддержание представления общества о нецелесообразности (а следовательно, об аморальности) коррупционной деятельности. Это механизм управления динамикой общественной морали. Общественная мораль может необратимо изменяться только в том случае, если положения морали, внушаемые пропагандой и воспитанием, объективно выгодны всем членам общества.

Любое моральное убеждение, в том числе и убеждение в нецелесообразности коррупционной деятельности, базируется на личном и общественном опыте, на механизме бесчисленных проб и ошибок, доведенных до своего рода «общественного условного рефлекса». Общество должно активно воздействовать на эти процессы, идти для достижения цели на определенные затраты. Оценка соотношения «затраты–результаты» и здесь является критериальной. Затраты общества на компенсацию запаздываний становления морали являются целесообразными, эффективными при оптимальном соотношении затрат и результатов.

Третья задача решается в ходе проектирования системы противодействия коррупции, которое должно основываться на основном законе противодействия преступности: потери общества от преступности и затраты на борьбу с преступностью должны быть оптимальны по глобальному целевому общественному критерию. Реализация этого закона осуществляется путем создания совокупности механизмов воздействия на общество, на политические, экономические и социальные процессы в обществе, а также на потенциальных коррупционеров с целью обеспечения оптимальных соотношений затрат и потерь. Это действительно сложная задача, но она может быть решена.

Основные элементы системы противодействия коррупции могут включать: подсистему противодействия совершению коррупционных действий; подсистему обнаружения коррупционной сделки; подсистему идентификации коррупционера; подсистему воздействия на коррупционера; подсистему воздействия на общество.

Перечисленные подсистемы достаточны для организации антикоррупционной деятельности и позволяют осуществлять ее оптимизацию по глобальному общественному критерию. Это условные наименования основных подсистем, которые не имеют отношения ни к существующим принципам построения правоохранительных органов, ни к действующим методам борьбы с коррупцией. Эта структура может рассматриваться как отправной пункт проектирования оптимальной системы противодействия коррупции.

Результаты деятельности в каждой из этих подсистем должны быть измеряемы и рассматриваться в качестве частных целей и способов достижения общей цели системы. Это позволяет установить для каждой из подсистем свой внутренний частный критерий принятия решений, критерий оценки деятельности и управления ею.

Для борьбы с коррупцией необходимы твердая политическая воля и личный пример высшего руководства. Но даже если это все появится, то на первых порах эффективность принимаемых мер будет снижаться укоренившимся у населения недоверием ко всему, что исходит от государства. Тем более что проникновение криминала в политику отражается на всем функционировании государственного организма, сами законы начинают действовать по-другому. Происходит рост недоверия общества к власти. И это страшно, потому что даже когда властные структуры пытаются реализовать хорошее решение, никто не верит, что за этим решением стоят благие намерения. Создается стереотип недоверия: все, что исходит от власти, – это не для общества, а для самой власти. Тем более что в стране идет повсеместная и постоянная война коррупционеров за сферы влияния. Едва ли не самым опасным оружием в этой борьбе являются средства массовой информации, каждое из которых сегодня имеет своего хозяина.

«Войны компроматов», в которые втянуты сейчас различные политические и экономические структуры, могут иметь неожиданные последствия: гибель мощных финансовых групп, проявление «эффекта отдачи», когда жертвой становится тот, кто первый поднимает оружие, а также впечатляющий крах эффектных чиновничьих карьер.

Все это либо уже происходит, либо близко к осуществлению. Но даже в относительно стабильной политической ситуации возможны более серьезные последствия и, прежде всего, отказ от

демократической и реформистской политики. Страх перед подобными возможностями подталкивает различные группировки к консолидации во имя самосохранения. Подобная консолидация может стать препятствием для борьбы с коррупцией. Такой «консолидации» коррупционных сил можно и нужно противопоставить другую – консолидацию общественных сил в борьбе с коррупцией. Но для этого необходим широкий спектр реально действующих общественных организаций. Бессмысленно бороться с коррупцией методами «посадок» коррупционеров, отрубания им рук или голов. Прежде всего, это очень сложно с процессуальной точки зрения, так как подобные преступления труднодоказуемые.

Только антикоррупционная политика как постоянный процесс может привести к положительному результату. Причем первый эффект возможен не ранее чем через три–четыре года. Так, например, в Италии после проведения в течение нескольких лет операции «Чистые руки», направленной против коррупции, государственные затраты на строительство дорог сократились на 20 %.

Кардинальным средством против коррупции многие исследователи называют диктатуру, но мировой опыт доказывает обратное – политизированная борьба с коррупцией очень часто расчищала путь к диктатуре. Парадокс в том, что, установившись, диктатура еще больше раскручивает коррупцию, увеличивая ее масштабы и разлагая власть. Наконец, общество, находящееся в переходном состоянии от тоталитаризма (или долговременной диктатуры) к демократии, несет в себе вирус реванша диктатуры под лозунгом борьбы с издержками демократии, среди которых коррупция в числе первых.

По нашему мнению, цель борьбы с коррупционной преступностью в Российской Федерации состоит не в том, чтобы искоренить ее, а в том, чтобы добиться минимально возможного уровня коррупционной преступности при существующих параметрах данной общественно-государственной реальности. Эта цель вполне согласуется с общей целью борьбы с преступностью, которую четко сформулировал видный российский криминолог В.В. Лунеев: «Общество не в силах искоренить преступность, но оно в состоянии удерживать ее на более или менее социально терпимом уровне. Общество без преступлений утопично. И было бы большой ошибкой полагать, что социальная свобода, к которой человечество неистово стремится в течение всей своей истории, может коррелировать с полной интериоризацией уголовных законов во внутренние императивы поведения.

Такое возможно лишь в антиутопиях Дж. Оруэлла, где «свобода – это рабство». Преступность можно успешно контролировать и даже предупреждать в рамках объективно и субъективно возможного»[1].

Основные направления организационно-управ-

ленческого механизма борьбы с коррупцией можно классифицировать по целям, по статусу субъектов управления коррупцией, по масштабу территориального охвата, по уровню субъектов коррупции, по общественным институтам.

Ключевой целью практически любой коррупционной деятельности является стремление к овладению экономическими ресурсами либо отстаивание политических интересов. В этой связи основные направления борьбы с коррупцией по целям ориентированы на обеспечение контроля за распределением экономических ресурсов, а также на сохранение политической стабильности в обществе. По статусу субъектов управления коррупцией необходимо выделить государственный сектор экономики и частный, негосударственный предпринимательский сектор, бизнес-структуры и т. д. По масштабу территориального охвата выделяются межрегиональное и международное сотрудни-

чество.

Роль общественных институтов в современных условиях имеет немаловажное значение. Возможности средств массовой информации, религиозных организаций и общественных объединений, ориентированных на реализацию мер по борьбе с коррупцией, фактически безграничны, и именно на них следует делать основной акцент при реализации прочих основных направлений.

По уровню субъектов основные меры борьбы с коррупцией должны реализовываться на институциональном и низовом (индивидуальном) уровнях. Причем институциональный уровень должен реализовываться через укрепление нормативно-правового законодательства, а индивидуальный, низовой – через формирование нравственных, культурных ценностей, деловой репутации людей и страны в целом.

Организационно-управленческий механизм борьбы с коррупцией предполагает наличие соответствующих целей, задач, инструментов, методов,

принципов и факторов. Рассмотрим их более подробно. Ключевой целью повышения эффективности организации механизма противодействия коррупции является повышение уровня и качества жизни населения, а также повышение индекса развития человеческого потенциала. В соответствии с этой целью должны быть решены следующие задачи: укрепление нормативно-правового законодательства; контроль за распределением экономических ресурсов; сохранение политической стабильности в обществе; формирование и развитие нравственных и культурных ценностей, деловой репутации страны и другие.

Создание условий экономической стабильности и национальной безопасности немыслимо без соответствующих инструментов, главным из которых является ужесточение федерального нормативно-правового законодательства, укрепление международного сотрудничества. С целью отслеживания реальной ситуации, происходящей в российской действительности, необходимо осуществлять регулярный мониторинг общественного мнения, контролировать доходы должностных лиц и членов их семей.

Классические методы управления, оправданные временем, включают экономические, административные и социально-психологические направления.

Реализация основных направлений противодействия коррупции немыслима без соблюдения следующих принципов: справедливости, прозрачности, беспристрастности, недопущения конфликта интересов, политической нейтральности, соблюдения норм и правил служебной и профессиональной этики и ряда других.

Главными индикаторами того, что разработанная система противодействия коррупции успешно реализуется, будут следующие факторы: удовлетворенность граждан социально-экономическим благополучием в обществе, развитие научно-технического прогресса, развитие международного сотрудничества, а также повышение деловой активности на разных уровнях.

Пристатейный библиографический список:

  1. Лунеев В.В. Преступность ХХ века: мировые региональные и российские тенденции. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: Волтерс Клувер, 2005.

[1] Лунеев В.В. Преступность ХХ века: мировые региональные и российские тенденции. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: Волтерс Клувер, 2005. – С. 29–30.

 

 

 

 

НОВОСТИ

Наши партнеры

 

Лицензия Creative Commons
Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.