RUS ENG

Translator

AzerbaijaniBasqueBelarusianBulgarianCatalanChinese (S)Chinese (T)CroatianCzechDanishDutchEnglishEstonianFilipinoFinnishFrenchGalicianGeorgianGermanGreekHaitian CreoleHebrewHindiHungarianIcelandicIndonesianIrishItalianJapaneseKoreanLatvianLithuanianMacedonianMalayMalteseNorwegianPersianPolishPortugueseRomanianRussianSerbianSlovakSlovenianSpanishSwahiliSwedishThaiTurkishUkrainianUrduVietnameseWelshYiddish

Читайте в следующем номере

Индексирование журнала

Импакт-фактор российских научных журналов

Группа ВКонтакте

Группа в FB

International scientific and practical law journal Eurasian Journal of International Law

Белоусова О.В.

Международное инвестиционное сотрудничество Евросоюза с третьими странами

Цель: Исследование проблем международно-правового регулирования инвестиционного сотрудничества Европейского Союза с третьими странами.

Методология. В процессе работы над статьей были использованы логический и сравнительно-правовой методы.

Результаты. В статье делается вывод о том, что международное инвестиционное сотрудничество Европейского Союза с третьими странами усугубляется действием ряда факторов. Прежде всего, речь идет о серьезных сдвигах в структуре экономических связей между странами ЕС и отдаленными экономиками. Лиссабонский Договор вводит иностранные прямые инвестиции в круг вопросов, где ЕС предоставлена компетенция в рамках Общей торговой политики, в соответствии с новой Статьей 207 Лиссабонского Договора о функционировании Европейского союза (TFEU). Статья 56 предусматривает либерализацию движения капитала относительно третьих стран, в том числе движения капитала, связанного с иностранными инвестициями.

Новизна/оригинальность/ценность: Статья обладает высокой научной ценностью, поскольку является одной из первых попыток рассмотреть разные международно-правовые модели инвестиционных правоотношений Евросоюза с третьими странами.

Ключевые слова: Евросоюз, иностранные инвестиции, международная экономическая интеграция, международное инвестиционное право, ОЭСР, ТНК Лиссабонский Договор о функционировании Европейского союза (TFEU), соглашение об ассоциации, Статья 57 Договора о EC.

Belousovа O.V.

International investment cooperation between the EU and third countries

Objective: To study the problems of international legal regulation of investment cooperation between the European Union and third countries.

Methodology: In the course of work on the article were used logical, comparative legal methods.

Results: International investment cooperation between the European Union and third countries is exacerbated by a number of factors. First of all, we are talking about a major shift in the structure of economic relations between the center and outlying economies. The Lisbon Treaty introduces foreign direct investment in the range of issues where the EU is given the competence under the Common Trade Policy under the new Article 207 of the Lisbon Treaty on the Functioning of the European Union (TFEU). Article 56 provides for the liberalization of the movement of capital to and from third countries, including the movement of capital relating to foreign investments.

Novelty/originality/value: Article possesses the high scientific value as is one of the first attempts to consider different international legal models of investment legal relationship of the European Union with the third countries.

Keywords: EU, foreign investment, international economic integration, international investment law, the OECD, the TNC Lisbon Treaty on the Functioning of the European Union (TFEU), the Association Agreement, Article 57 of the EC Treaty.

Международное инвестиционное сотрудничество Европейского Союза с третьими странами является объективным процессом развития многообразных экономических и научно-технических связей между отдельным странами, группами стран. Оно необходимо для обеспечения устойчивого развития мировой экономики и, в частности, оживления экономического роста и развития стран Азии, Африки и Латинской Америки [14]. В настоящее время наиболее высокая степень международной экономической интеграции с третьими странами достигнута именно Европейским Союзом (ЕС), прошедшим все этапы интеграционного процесса и находящимся ныне в состоянии дальнейшей эволюции экономического и валютного союза.

В XXI в. международные потоки капитала играют более значительную роль, чем международная торговля товарами и услугами, хотя за последние полвека объем мировой торговли увеличился в 100 раз, а на рубеже ХХ и ХХI вв. обмен капиталом в суммарном выражении превысил международную торговлю товарами и услугами. Одним из лидеров в транснациональном движении инвестиций выступает Европейский Союз. На ЕС приходится 40 % накопленных прямых инвестиций, для сравнения, на страны НАФТА – 28 %. Евросоюз является и импортером, и экспортером капитала, но в середине 1990-х экспорт превышал импорт. Кстати, доля ЕС в мировой внешней торговле, если исключить внутреннюю торговлю, составляет около 10 %, так как его экономические приоритеты направлены на сотрудничество с европейскими странами, в том числе находящимися за пределами Евросоюза [1, p. 11–14].

Иностранные инвестиции, которые выступают важнейшим катализатором глобализации, не только предоставляют благоприятные социально-экономические возможности для принимающего государства, но и таят некоторую угрозу его экономическому суверенитету, что может объективно вызвать ослабление регулирующих функций государств Азии, Африки и Латинской Америки [25, c. 198].

Интернационализация режима иностранных инвестиций ЕС в третьих странах отражает реальности глобальной экономики, которые выходят за пределы национальных границ, когда национальные экономики взаимозависимы и взаимосвязаны.

Начало многостороннего регулирования международного экономического сотрудничества было положено в Уставе ООН, ст. 1 (п. 3) которого в качестве одной из целей ООН определила «осуществление международного сотрудничества в разрешении проблем экономического… характера…» [20, c. 2]. Международно-правовое регулирование инвестиционного сотрудничества государств с этого универсального документа стало развиваться на уровне многосторонних договоров (универсальных и региональных), а также на уровне институциональных механизмов – международных организаций и параллельно с ними – интеграционных объединений. Наряду с основными принципами и нормами международного права экономическое сотрудничество государств регулируется системой норм и принципов, составляющих подотрасль международного экономического права, – международным инвестиционным правом (МИП) [24, с. 70–72].

Международная экономическая интеграция как следствие общей глобализации способствует созданию общего правового пространства. Действие международного права приобретает все более универсальный характер, поскольку интернационализация всех сфер общественных отношений требует сходных принципов, форм и методов их правового регулирования, что способствует созданию единого правового пространства [13, c. 117–118]. Но, с точки зрения геоэкономики, мировое экономическое пространство отличается существенной неоднородностью и фрагментарностью [5].

Выделение обособленного международного инвестиционного права в системе международного экономического права основано на наличии критериев, которые общеприняты юридической теорией и практикой при разработке новых отраслей, подотраслей и институтов [6, c. 52–56; 7; 8; 11; 12; 21; 22, с. 45–49; 23, с. 37–56].

Сотрудничество Европейского Союза с третьими странами усугубляется действием ряда факторов. Прежде всего, речь идет о серьезных сдвигах в структуре экономических связей между ЕС и отдаленными национальными экономиками. В условиях глобализации мирового хозяйства при сохранении важности традиционных направлений экономического взаимодействия его ведущей основой становится мировой рынок капитала.

Созданию международно-правовой базы для либерализации иностранных инвестиций на региональном уровне способствует Организация экономического сотрудничества и развития (ОСЭР). В развитии международно-правового регулирования иностранных инвестиций на региональном уровне особое место занимает Кодекс либерализации движения капитала от 1961 г., который закрепил «принцип прозрачности границ». Это объясняется тем, что он является обязательным для участников и содержит важные обязательства государств: 1) не вводить новых ограничений на движение инвестиций; 2) предупреждать о необходимости применения ограничительных мер только по соображениям безопасности и др.; 3) устанавливать перечень операций с инвестициями, подлежащих либерализации.

Кодекс либерализации движения капиталов ОЭСР связывает государства — члены данной региональной организации и только их. Однако расширение ОЭСР, особенно в 90-е годы, придает этому документу значение, которое не следует недооценивать. В соответствии со статьей I Кодекса государства-члены подписались под общим обязательством, касающимся либерализации: «Согласно положениям статьи 2, члены организации постепенно упразднят ограничения движения капиталов в той мере, которая необходима для эффективного экономического сотрудничества».

В 1976 г. государства – члены этой региональной организации одобрили Декларацию о транснациональных корпорациях, которая рассматривает иностранные инвестиции и деятельность ТНК в едином контексте, предусматривает предоставление национального режима для предприятий с иностранным капиталом, содержит рекомендации для руководства деятельностью ТНК. Под эгидой ОЭСР разработаны и приняты Кодекс либерализации движения капитала и Кодекс либерализации текущих «невидимых» операций.

Механизм правового регулирования иностранных инвестиций составляет комплекс норм и правил международного инвестиционного права и национального права, который определяет правовой статус иностранных инвестиций. В условиях расширения нормативной системы международного права его нормы не только регулируют межгосударственные отношения, но и обеспечивают статус и деятельность физических и юридических лиц в соответствии с общими интересами государств [15, с. 12].

Сочетание международно-правового и национально-правового регулирования иностранных инвестиций нацелено на защиту общественных (публичных) интересов, так как его цель состоит в поощрении национальной инвестиционной политики. Это способствует учреждению инвестиций юридическими и физическими лицами государства – экспортера капитала в принимающем государстве [17, c. 415].

Дальнейшая либерализация отражает также заинтересованность государств ЕС в обеспечении доступа своих юридических и физических лиц на рынки третьих стран и увеличении конкуренции на их национальных рынках. Открытие рынков третьих стран для хозяйствующих субъектов ЕС определенно показывает сущность внешней экономической политики ЕС, вызывая уверенность, что доступ в третьи страны повышает глобальную конкурентоспособность европейских компаний. Утверждение международных правил в сфере регулирования иностранных инвестиций, которая традиционно находилась под национальным контролем, показывает, прежде всего, что ЕС расширяет интернационализацию международных инвестиционных норм.

В 2006 г. ЕС принял так называемую «Минимальную платформу по инвестициям для соглашений о свободной торговле».

Лиссабонский Договор вводит иностранные прямые инвестиции в круг вопросов, где ЕС предоставлена компетенция в рамках Общей торговой политики, в соответствии с новой Статьей 207 Лиссабонского Договора о функционировании Европейского союза (ДФЕС – TFEU). Статья 56 предусматривает либерализацию движения капитала в третьих странах, в том числе движения капитала, связанного с иностранными инвестициями.

В Договоре о ДФЕС 2007 г. нет отдельной главы, посвященной инвестициям. Тем не менее, два основных поля европейского законодательства имеют отношение к инвестиционной деятельности в пределах ЕС: движение капитала и учреждение. Оба фактора будут постоянно учитываться при описании текущего европейского законодательства согласно главным пунктам договорного инвестиционного права (область приложения, признания, стандарты обработки, экспроприация, урегулирование споров). В то же время многие аспекты, которые формируют международное инвестиционное право, предусмотрены европейским общим правом.

ЕС в настоящее время связан несколькими договорными обязательствами, которые касаются инвестиций. ЕС заключил совместно с государствами-членами в форме смешанного соглашения Энергетическую Хартию на региональном уровне и ряд двусторонних соглашений с третьими странами.

В настоящее время в силе договоры о сотрудничестве ЕС со средиземноморскими странами, соглашение о сотрудничестве с Турцией, соглашения о стабилизации и сотрудничестве с балканскими странами, соглашения о партнерстве и сотрудничестве со странами СНГ, соглашения с Чили, Мексикой и Южной Африкой и соглашение Котону со странами Карибского бассейна и Тихого океана.

При этом предлагается модель, которая обсуждается на переговорах с третьими странами, а именно Южной Кореей, Индией, и Соглашение об экономическом сотрудничестве (EPAs) с африканскими странами, странами Карибского бассейна и Тихого океана. По имеющимся сообщениям, защита инвестиций находится за пределами рамочной модели. Все соглашения содержат условия о платежах и передвижениях капитала, хотя они не определены специально, за исключением Соглашения ЕС–Мексика, которое обращается к определениям, предусмотренным в Кодексе либерализации Организации экономического сотрудничества и развития [16].

Международные инвестиционные соглашения ЕС не регулируют защиту инвестиций, кроме передвижения капитала, и не предусматривают никакого механизма урегулирования спора, который является специфическим в инвестиционных вопросах. Движущей силой инвестиционной политики государств, направленной на поощрение иностранного капитала путем создания благоприятного инвестиционного климата, выступает реальное обеспечение законодательно закрепленных гарантий в ходе осуществления инвестиционного проекта [3, c. 231–246].

Соглашение ЕС–Чили является наиболее прогрессивным среди международных соглашений ЕС, которые в настоящее время находятся в силе [19]. Условия, связанные с инвестициями, относятся к учреждению в секторе услуг, с одной стороны, и в сельскохозяйственных и индустриальных секторах – с другой. Соглашение предоставляет национальный режим, чтобы доступ к рынку был возможен и для физических, и для юридических лиц посредством положительных списков обязательств.

В большинстве соглашений обязательные условия ограничены тем передвижением капитала, который связан с инвестициями, совершенными в соответствии с договорными условиями об учреждении, а также с прямыми инвестициями, совершенными компаниями в соответствии с законами принимающей страны.

В отношении таких инвестиций стороны гарантируют свободу передвижения капитала. Только соглашение с Израилем [9] следует различным подходам, запрещая ограничения на передвижение капитала, как обозначено в Статье 57 (2) Договора о EC, в справедливых условиях на основании национальности, места жительства или места инвестиций капитала. Напротив, соглашение с Иорданией [10] допускает невзаимное регулирование внешних инвестиций, обязывая Иорданию только в отношении прямых инвестиций от Сообщества. Согласно всем соглашениям, стороны должны гарантировать ликвидацию или репатриацию инвестиций, произведенных в компаниях или через учреждение, и любой прибыли, полученной в связи с этим.

Соглашение ЕС с Россией [18] (пока заморожено) определяет, что перемещение капитала за границу включает в себя любые компенсационные платежи, являющиеся результатом мер, например, конфискации, национализации, или мер с эквивалентным эффектом [3, c. 111–128].

Несколько соглашений рассматривают исключения в пределах условий по передвижению капитала. Исключения касаются трудностей в платёжном балансе, в то время как некоторые также добавляют проблемы с денежно-кредитными или обменными операциями. Другие исключения касаются государственной безопасности, здравоохранения и общественной морали, как предусмотрено в соглашениях с Мексикой и средиземноморскими странами.

Статья 57 ДФЕС дает Евросоюзу явную компетенцию, чтобы принимать меры относительно учреждения иностранных инвесторов в ЕС, в то время как государства – члены ЕС больше не имеют права заключать международные инвестиционные соглашения с третьими странами об учреждении прямых иностранных инвестиций. Наоборот, государства-члены остаются компетентными для большинства вопросов по инвестиционной защите, за исключением областей свободы передвижения капитала и инвестиционных мер, связанных с торговлей.

Инвестиционное продвижение попадает в пределы экономического сотрудничества между ЕС и третьими странами. Условия по этим вопросам очень похожи на условия международных инвестиционных договоров ЕС. Они устанавливают общую цель, чтобы создавать привлекательный и устойчивый взаимный инвестиционный климат, посредством информационных механизмов, развития правовых рамок сторон, которые одобряют инвестиции, технического содействия и развития одинаковых и упрощенных административных процедур.

Статья 57 (2) Договора о функционировании ЕС охватывает все передвижения капитала, вовлеченные в прямые иностранные инвестиции, которые происходят между государствами – членами ЕС и третьими странами. Эти условия явно не упомянуты в международных соглашениях и не относятся к обычной процедуре их принятия (например, поручение для проведения переговоров и о заключении международного акта).

Движущей силой инвестиционной политики ЕС, направленной на поощрение иностранного капитала путем создания благоприятного инвестиционного климата, выступает реальное обеспечение законодательно закрепленных гарантий в ходе осуществления инвестиционного проекта.

Пристатейный библиографический список

1. Denters E. Law and Policy of IMF Conditionality. Kluwer Law International, 1996.

2. Dunning J.H. Goverment and Multinational Enterprises. From Confrontation to Cooperation / ed. by L. Eden, E.H. Potter. London: N.Y., 1993.

3. Farkhutdinov I. International Law and Russian Law concerning Nationalization of Foreign Investments // Boguslawskij M., Trunk A. (Hrsg). Правовое регулирование положения иностранных инвестиций в странах с переходной экономикой / на нем., англ., русск. языках. Osteuropaforschung. Schriftenreihe der Deutschen Geselschaft fur Osteuropakunde. Band 47. BWW. Berliner. Wissenschafts-Verlag.

4. Farkhutdinov I. Foreign Investor and Host State: Need for Balance Interests // Czech Yearbook of Interrnational Law. 2011. Vol. 2.

5. Tovias A. A survey of the theory of economic integration // European integration: theories and approaches / ed. by H. Michelmann, P. Soldatos. Lanham, MD: University Press of America, 1994.

6. Богатырев А.Г. Инвестиционное право. М.,1992.

7. Вельяминов Г.М. Международное экономическое право и процесс: академический курс. М.: Волтерс Клувер, 2004.

8. Данельян А.А., Фархутдинов И.З. Международный инвестиционный арбитраж. М., 2014.

9. ЕС–Израиль. Европейско-Средиземноморское соглашение, OJ L 147, 21.06.2000.

10. ЕС–Иордания. Европейско-Средиземноморское соглашение, OJ L 129, 15.05.2002.

11. Лабин Д.К. Международное право по защите и поощрению иностранных инвестиций. М.: Волтерс Клувер, 2008.

12. Лисица В.Н. Принципы международного инвестиционного права. Новосибирск, 2009.

13. Лукашук И.И. Взаимодействие международного и внутригосударственного права в условиях глобализации // Журнал российского права. 2002. № 3.

14. Межрегиональный диалог Европейского союза и Латинской Америки // Международная политика. 1999. № 5.

15. Международное право / отв. ред. Г.В. Игнатенко, О.И. Тиунов. 3-е изд. М.: Норма, 2006. С. 12.

16. Решение 2/2001 объединенного совета ЕС–Мексика, OJ L 70, 12.03.2001, Статья 28.

17. Карро Д., Жюар П. Международное экономическое право / науч. ред. В.М. Шумилов. М.: Международные отношения, 2002. С. 415.

18. Соглашение ЕС–Россия, OJ L 327, 28.11.1997.

19. Соглашение ЕС–Чили, OJ L 352, 30.12.2002

20. Устав Организации Объединенных Наций // Международное публичное право: сборник документов / сост.: К.А. Бекяшев, А.Т. Ходаков. М., 1996. С. 2.

21. Фархутдинов И.З. Международное инвестиционное право. Теория и практика применения. М.: Волтерс Клувер, 2005.

22. Фархутдинов И.З. Международное инвестиционное право и процесс. М.: Проспект, 2014.

23. Фархутдинов И.З., Трапезников В.А. Инвестиционное право. М.: Волтерс Клувер, 2006.

24. Фархутдинов И. Иностранный инвестор: общие принципы, доступ, определение статуса, момент приобретения статуса, предпосылки этого статуса // Правовые аспекты инвестиционных договоров: сборник статей / под ред. А. Алиева, А. Трунка. М.: Норма, 2012.

25. Фархутдинов И.З. Международная правосубъектность в XXI веке: проблемы и тенденции // Материалы конференции в честь профессора Санкт-Петербургского государственного университета Л.Н. Галенской / под ред. проф. С.В. Бахина. – СПб., 2009.

References (transliterated)

1. Denters E. Law and Policy of IMF Conditionality. Kluwer Law International, 1996.

2. Dunning J.H. Goverment and Multinational Enterprises. From Confrontation to Cooperation / ed. by L. Eden, E.H. Potter. London: N.Y., 1993.

3. Farkhutdinov I. International Law and Russian Law concerning Nationalization of Foreign Investments // Boguslawskij M., Trunk A. (Hrsg). Pravovoe regulirovanie polozhenija inostrannyh investicij v stranah s perehodnoj jekonomikoj / na nem., angl., russk. jazykah. Osteuropaforschung. Schriftenreihe der Deutschen Geselschaft fur Osteuropakunde. Band 47. BWW. Berliner. Wissenschafts-Verlag.

4. Farkhutdinov I. Foreign Investor and Host State: Need for Balance Interests // Czech Yearbook of Interrnational Law. 2011. Vol. 2.

5. Tovias A. A survey of the theory of economic integration // European integration: theories and approaches / ed. by H. Michelmann, P. Soldatos. Lanham, MD: University Press of America, 1994.

6. Bogatyrev A.G. Investicionnoe pravo. M.,1992.

7. Vel’jaminov G.M. Mezhdunarodnoe jekonomicheskoe pravo i process: Akademicheskij kurs. M.: Volters Kluver, 2004.

8. Danel’jan A.A., Farhutdinov I.Z. Mezhdunarodnyj investicionnyj arbitrazh. M., 2014.

9. ES–Izrail’. Evropejsko-Sredizemnomorskoe soglashenie, OJ L 147, 21.06.2000.

10. ES–Iordanija. Evropejsko-Sredizemnomorskoe soglashenie, OJ L 129, 15.05.2002.

11. Labin D.K. Mezhdunarodnoe pravo po zashhite i pooshhreniju inostrannyh investicij. M.: Volters Kluver, 2008.

12. Lisica V.N. Principy mezhdunarodnogo investicionnogo prava. Novosibirsk, 2009.

13. Lukashuk I.I. Vzaimodejstvie mezhdunarodnogo i vnutrigosudarstvennogo prava v uslovijah globalizacii // Zhurnal rossijskogo prava. 2002. № 3.

14. Mezhregional’nyj dialog Evropejskogo sojuza i Latinskoj Ameriki // Mezhdunarodnaja politika. 1999. № 5.

15. Mezhdunarodnoe pravo / otv. red. G.V. Ignatenko, O.I. Tiunov. 3-e izd. M.: Norma, 2006. S. 12.

16. Reshenie 2/2001 ob#edinennogo soveta ES–Meksika, OJ L 70, 12.03.2001, Stat’ja 28.

17. Karro D., Zhjuar P. Mezhdunarodnoe jekonomicheskoe pravo / nauch. red. V.M. Shumilov. M.: Mezhdunarodnye otnoshenija, 2002. S. 415.

18. Soglashenie ES–Rossija, OJ L 327, 28.11.1997.

19. Soglashenie ES–Chili, OJ L 352, 30.12.2002

20. Ustav Organizacii Ob#edinennyh Nacij // Mezhdunarodnoe publichnoe pravo: sbornik dokumentov / sost.: K.A. Bekjashev, A.T. Hodakov. M., 1996. S. 2.

21. Farhutdinov I.Z. Mezhdunarodnoe investicionnoe pravo. Teorija i praktika primenenija. M.: Volters Kluver, 2005.

22. Farhutdinov I.Z. Mezhdunarodnoe investicionnoe pravo i process. M.: Prospekt, 2014.

23. Farhutdinov I.Z., Trapeznikov V.A. Investicionnoe pravo. M.: Volters Kluver, 2006.

24. Farhutdinov I. Inostrannyj investor: obshhie principy, dostup, opredelenie statusa, moment priobretenija statusa, predposylki jetogo statusa // Pravovye aspekty investicionnyh dogovorov: sbornik statej / pod red. A. Alieva, A. Trunka. M.: Norma, 2012.

25. Farhutdinov I.Z. Mezhdunarodnaja pravosub#ekt-nost’ v XXI veke: problemy i tendencii // Materialy konferencii v chest’ professora Sankt-Peterburgskogo gosudarstvennogo universiteta L.N. Galenskoj / pod red. prof. S.V. Bahina. SPb., 2009.

НОВОСТИ

Наши партнеры

 

Лицензия Creative Commons
Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.