RUS ENG

Translator

AzerbaijaniBasqueBelarusianBulgarianCatalanChinese (S)Chinese (T)CroatianCzechDanishDutchEnglishEstonianFilipinoFinnishFrenchGalicianGeorgianGermanGreekHaitian CreoleHebrewHindiHungarianIcelandicIndonesianIrishItalianJapaneseKoreanLatvianLithuanianMacedonianMalayMalteseNorwegianPersianPolishPortugueseRomanianRussianSerbianSlovakSlovenianSpanishSwahiliSwedishThaiTurkishUkrainianUrduVietnameseWelshYiddish

Читайте в следующем номере

Индексирование журнала

Импакт-фактор российских научных журналов

Группа ВКонтакте

Группа в FB

International scientific and practical law journal Eurasian Journal of International Law

Политика и экономика Евразии

Мазуренко А.П.

Законодательная политика: общетеоретический аспект

В статье с позиций теории государства и права и философии права рассмотрены проблемы понятия и содержания определения «законодательная политика»

Ключевые слова: законодательная политика, государственная политика, правовая политика.

Mazurenko A.P.

Legislative policy: general-theoretical aspect

In article from positions of the theory of the state and the right and legal philosophy problems of concept and the content of definition «legislative policy» are considered.

Keywords: legislative policy, state policy, legal policy.

Законотворчество выступает в нашей стране основной формой правотворчества, направленной на создание принципиально новой национальной системы законодательства. В узком смысле под законодательством понимается совокупность законов, в широком – вся система нормативных правовых актов (включая подзаконные акты). В последние годы в научной литературе доминирует именно широкая трактовка. Термин «законотворчество», понимаемый как деятельность по созданию и изменению законодательства в широком смысле, совпадает (применительно к российским условиям) с термином «правотворчество». Вообще говоря, это разные понятия. Последний термин значительно шире, поскольку такая правотворческая деятельность, как создание прецедентов или санкционирование обычаев, не может быть названа законотворческой.

М.Н. Марченко, например, справедливо обращает внимание на то, что законотворчество представляет разновидность правотворчества[1]. Действительно, если закон является одним из видов, пусть основным видом, нормативных правовых актов, то создание законов, то есть законотворчество, выступает одним из видов правотворчества, в результате которого возникают, изменяются и прекращают свое действие законы. А поскольку к закону предъявляются более высокие юридические требования (он регулирует более значимые общественные отношения, чем иные правовые акты, и обладает высшей юридической силой), ему не должны противоречить все другие нормативные правовые акты. Естественно, складывается положение, согласно которому законотворчество – самостоятельная, более сложная юридическая деятельность по созданию нормативных правовых актов, которая осуществляется в особой процессуальной процедуре, регламент которой определяется специальным законодательством[2].

В соответствии с действующей Конституцией РФ (ст. 76) и сложившимся конституционным порядком закон является высшей формой закрепления результатов правотворческой деятельности и оформления политико-правовых решений. Только закон способен обеспечить эффективную реализацию государственной политики, ее преемственность, придать ей стратегический и долговременный характер. Именно законы, содержащие нормы общего характера, призваны составить фундамент правопорядка в российском обществе, регулировать наиболее значимые и важные общественные отношения в государстве.

В то же время, анализируя различные точки зрения, следует отметить, что ряд авторов вообще не выделяет законодательную политику как отдельное самостоятельное явление политико-правовой действительности. Например, В.В. Трофимов не дает понятия законодательной политики, а говорит о законодательной деятельности как о форме реализации правотворческой политики[3]. Тем не менее, на наш взгляд, следует рассматривать политику в сфере законотворчества в качестве важнейшей разновидности правотворческой политики государства.

Так, В.А. Рудковский справедливо полагает, что в системе правотворческой политики особое место занимает законодательная (законотворческая) политика, воплощающая стратегию и тактику деятельности государства и иных субъектов политической системы в сфере законодательного

регулирования общественных отношений[4]. Аналогичной точки зрения придерживается Д.В. Березовский, понимающий под законодательной политикой совокупность целей, средств и способов деятельности субъектов законодательной власти, направленных на реализацию правотворческой функции государства, выраженной в форме обеспечения прав и свобод граждан, укрепления законности и правопорядка[5]. По его мнению, такая политика государства включает в себя федеральную законодательную политику и законодательную политику субъектов федерации.

Значение законодательной политики выходит далеко за рамки развития собственно законодательной системы. Определяя общую стратегию совершенствования законодательства, его основные цели, принципы, нормы, законодательная политика оказывает существенное воздействие на процессы правового воспитания и юридического образования в стране, правоприменительную и иную юридическую практику, создает необходимые нормативные предпосылки и условия для поступательного развития экономики, культуры и иных сфер общественной жизни. От направления законодательной политики, отмечал Л.И. Петражицкий, «в высокой степени зависит развитие типа «гражданина» как особого идеального характера, экономической деятельности, энергии и предприимчивости в народных массах и т. д.»[6]. Именно в таком широком социально-политическом и культурном контексте раскрываются подлинный смысл указанной политики, ее созидательный потенциал и конструктивные возможности.

По мнению В.А. Рудковского, в числе базовых требований, предъявляемых к законодательной политике с точки зрения обеспечения ее социально-политической и правовой эффективности, следует выделить следующие: а) адекватность социально-экономическим, политическим, правовым и иным условиям и тенденциям развития конкретного общества (реалистичность); б) всесторонний учет интересов большинства граждан (легитимность); в) ориентацию на базовые ценности общества, нравственную обоснованность принимаемых решений; г) комплексный характер, учет внутренних закономерностей функционирования права и его многосторонних связей с другими социальными явлениями; д) системность и последовательность; е) стабильность, предсказуемость, долгосрочный характер; ж) преемственность политического курса[7].

Однако сегодня законодательная политика не отвечает перечисленным требованиям. Несовершенство юридической техники, низкая профессиональная квалификация разработчиков законопроектов, приоритет узковедомственных и частных интересов, нерегулируемый лоббизм нередко приводят к тому, что многие законопроекты готовятся, рассматриваются и принимаются в «хаотичном порядке» и сразу после своего вступления в силу требуют срочных изменений. В целях преодоления подобного рода явлений правовая политика призвана вырабатывать меры по совершенствованию процедуры подготовки, рассмотрения и принятия законопроектов[8]. Успешность этой деятельности, в свою очередь, зависит от эффективности использования инструментов законодательной политики как важнейшей разновидности правотворческой политики в сфере формирования позитивного права. Это подтверждается мыслью М.Ю. Спирина, который полагает, что законодательная политика, устанавливающая основные принципы, направления, задачи, которым должно соответствовать право, находит свое выражение в решениях по существу и в решениях технического порядка, закрепляется в специфической форме правил поведения, имеющих значение позитивного права[9].

Законодательная политика, по мнению Н.И. Матузова, безусловно, интегрируется в государственно-правовую политику России, основополагающая задача которой – построение правового государства[10]. Такая политика, несомненно, должна соответствовать экономической и социальной политике, так как переводит на язык права потребности общественной жизни[11].

В то же время в связи с появлением в обществе групп населения, каждая из которых оценивает реальность со своей собственной точки зрения, не так просто определить, какими должны быть социальные цели и средства их достижения; как этими группами будет воспринят закон или иной нормативный правовой акт. Практически любая попытка с помощью закона решить ту или иную социальную проблему представляет собой медаль, имеющую оборотную сторону[12]. Государство должно нести ответственность за проведение любого социального эксперимента и быть подконтрольно в осуществлении своей политики гражданскому обществу. Поэтому совершенствование механизма согласования воли государства и народа при формировании законотворческих решений является, на наш взгляд, одной из важнейших задач законодательной политики.

Пристатейный библиографический список

  1. Березовский Д.В. Становление и развитие законодательной политики субъектов Российской Федерации // Правовая политика и правовая жизнь. – 2005. – № 2.
  2. Бобылев А.И. Теоретические проблемы правотворчества в Российской Федерации // Право и политика. – 2001. – № 9.
  3. Матузов Н.И. Правовая политика: сущность, концепция, реальность // Российская правовая политика: Курс лекций / Под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малько. – М., 2003.
  4. Минюк Н.В. Законотворчество как форма выражения правовой политики // Государство и право. – 2007. – № 6.
  5. Общая теория государства и права: Академический курс. – Т. 2 / Под ред. М.Н. Марченко. – М., 1998.
  6. Петражицкий Л.И. Теория права и государства в связи с теорией нравственности. – СПб., 2000.
  7. Поленина С.В. Законотворчество в Российской Федерации. – М., 1996.
  8. Рудковский В.А. Правовая политика и осуществление права / Под ред. Н.Н. Вопленко. – Волгоград, 2009.
  9. Спирин М.Ю. Основные факторы эффективности развития законотворческой деятельности // Вестник Волжского университета им. В.Н. Татищева. – Вып. тринадцатый. – Тольятти, 2001. – (Юриспруденция).

10. Социология права: Учеб. пособ. / Под ред. В.М. Сырых. – М., 2001.

11. Трофимов В.В. Правотворческая политика в контексте многофакторного подхода // Правотворческая политика в современной России: Сборник науч. трудов по материалам всероссийского круглого стола / Под общ. ред. А.В. Малько, Н.В. Исакова, А.П. Мазуренко. – Саратов: Мин. Воды, 2009.

Статья публикуется по результатам конкурса работ, представленных на международную научно-практическую конференцию «Актуальные проблемы совершенствования законодательства и правоприменения».

[1] См.: Общая теория государства и права: Академический курс. – Т. 2 / Под ред. М.Н. Марченко. – М., 1998. – С. 156.

[2] Подробнее см.: Поленина С.В. Законотворчество в Российской Федерации. – М., 1996; Бобылев А.И. Теоретические проблемы правотворчества в Российской Федерации // Право и политика. – 2001. – № 9.

[3] См.: Трофимов В.В. Правотворческая политика в контексте многофакторного подхода // Правотворческая политика в современной России: Сборник науч. трудов по материалам всероссийского круглого стола / Под общ. ред. А.В. Малько, Н.В. Исакова, А.П. Мазуренко. – Саратов: Мин. Воды, 2009. – С. 324.

[4] См.: Рудковский В.А. Правовая политика и осуществление права / Под ред. Н.Н. Вопленко. – Волгоград, 2009. – С. 236.

[5] См.: Березовский Д.В. Становление и развитие законодательной политики субъектов Российской Федерации // Правовая политика и правовая жизнь. – 2005. – № 2. – С. 126–127.

[6] Петражицкий Л.И. Теория права и государства в связи с теорией нравственности. – СПб., 2000. – С. 133.

[7] См.: Рудковский В.А. Указ. раб. – С. 237–238.

[8] См.: Минюк Н.В. Законотворчество как форма выражения правовой политики // Государство и право. – 2007. – № 6. – С. 97

[9] См.: Спирин М.Ю. Основные факторы эффективности развития законотворческой деятельности // Вестник Волжского университета им. В.Н. Татищева. – Выпуск тринадцатый. – Тольятти, 2001. – (Юриспруденция). – С. 21.

[10] См.: Матузов Н.И. Правовая политика: сущность, концепция, реальность // Российская правовая политика: Курс лекций / Под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малько. – М., 2003. – С. 77.

[11] См.: Социология права: Учеб. пособ. / Под ред. В.М. Сырых. – М., 2001. – С. 137.

[12]См.: Максимов С.В. Проблема мониторинга последствий законотворчества в России: Информационно-аналитические материалы Государственной Думы. Аналитические вестники (АВ) [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://www.duma.gov.ru.

 

Пылесосы Karcher используют в быту и для уборки производственных помещений, магазинов и других общественных мест. Моющий пылесос Karcher SE 3001 – это многофункциональная модель, которая позволяет чистить твердые и эластичные напольные покрытия. Вся подробная информация здесь http://karcher.technoportal.ua/vacuumcleaner.html

НОВОСТИ

Наши партнеры

 

Лицензия Creative Commons
Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.