НОВОСТИ
Актуальные проблемы применения судебной экспертизы в производстве по уголовным делам. Интервью с адвокатом, кандидатом юридических наук К.З. Трапаидзе: Интервью с доктором юридических наук, профессором Натальей Михайловной Чепурновой: Интервью с адвокатом, кандидатом юридических наук О.Ю. Буниным: Интервью с адвокатом коллегии адвокатов г. Москвы «Барщевский и Партнёры» Павлом Витальевичем Хлюстовым.: Интервью с адвокатом Станиславом Владимировичем Клюевым: Интервью с Председателем Белорусской республиканской коллегии адвокатов Виктором Ивановичем Чайчицем.: Интервью с Генеральным секретарем Международной комиссии юристов господином Вилдером Тейлером.: Дело чести: интервью с президентом Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации, доктором юридических наук, профессором Юрием Сергеевичем Пилипенко: Интервью с советником Конституционного Суда Российской Федерации, доктором юридических наук, профессором Александром Витальевичем Смирновым: Интервью с учредителем Коллегии адвокатов «Адвокат», кандидатом юридических наук, доцентом Михаилом Яковлевичем Розенталем:









RUS ENG

Translator

AzerbaijaniBasqueBelarusianBulgarianCatalanChinese (S)Chinese (T)CroatianCzechDanishDutchEnglishEstonianFilipinoFinnishFrenchGalicianGeorgianGermanGreekHaitian CreoleHebrewHindiHungarianIcelandicIndonesianIrishItalianJapaneseKoreanLatvianLithuanianMacedonianMalayMalteseNorwegianPersianPolishPortugueseRomanianRussianSerbianSlovakSlovenianSpanishSwahiliSwedishThaiTurkishUkrainianUrduVietnameseWelshYiddish

Индексирование журнала

Импакт-фактор российских научных журналов

Читайте в следующем номере



Главное в работе адвоката – помощь людям! Интервью с заведующим кафедрой судебной власти, правоохранительной и правозащитной деятельности юридического факультета Российского университета дружбы народов, доктором юридических наук, профессором, Заслуженным юристом Российской Федерации, членом Высшей квалификационной коллегии судей Российской Федерации Валерием Васильевичем Гребенниковым

Группа ВКонтакте

Юридические новости

Автомобилисты будут платить за штрафстоянку с первого дня
Адвокатская палата Санкт-Петербурга предлагает адвокатам еще два общих офиса для встреч с клиентами
Конфискация автомобиля как орудия совершения преступления
Состоялась VIII Ежегодная конференция «Разрешение коммерческих споров с участием сторон из стран СНГ»
Международная комиссия юристов (МКЮ) проинформировала Федеральную палату адвокатов о внесении изменений в свой доклад
В Новосибирске утвердили новые правила муниципальной аренды
Федеральная палата адвокатов РФ проинформировала Верховный Суд РФ о ситуации с невыплатой вознаграждения адвокатам АП Свердловской палаты, участвовавшим в делах по назначению в апелляционной инстанции областного суда.
На состоявшемся 28 сентября заседании Совет ФПА РФ утвердил Правила поведения адвокатов в сети «Интернет» и другие документы.
Узаконивания построек
Минюст России считает необходимым изменить действующий порядок заключения брака для лиц, достигших возраста 16 лет
Мосгорсуд проверит законность ареста полковника антикоррупционного главка МВД России Дмитрия Захарченко
21 сентября 2016 года в здании Верховного Суда РФ (ВС РФ) состоялось заседание рабочей группы по подготовке проекта постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о неисполнении обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего».
Стройматериалы в Домодедово
Эксперты обсудили плюсы и минусы новых редакций законов «Об акционерных обществах» и «Об обществах с ограниченной ответственностью»
Президент Владимир Путин своим указом назначил новым уполномоченным по правам ребенка Анну Кузнецову
International scientific and practical law journal Eurasian Journal of International Law

Персона

Дело чести: интервью с президентом Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации, доктором юридических наук, профессором Юрием Сергеевичем Пилипенко

Point of honour: interview with president of Federal chamber of advocates of Russian Federation Yury Sergeyevich Pilipenko

Визитная карточка

Юрий Сергеевич Пилипенко родился 24 февраля 1963 г. В 1990 г. окончил с отличием Университет дружбы народов им. Патриса Лумумбы (в настоящее время – Российский университет дружбы народов). С 1991 г. – адвокат, член Московской областной коллегии адвокатов (в настоящее время – адвокат АП Москвы). С 2003 г. – председатель Совета коллегии адвокатов Московской области «Юридическая фирма «ЮСТ» (в настоящее время – Московская коллегия адвокатов «Юридическая фирма «ЮСТ»). С 2005 г. – член Совета ФПА РФ. С 2012 г. – первый вице-президент ФПА РФ. 14 января 2015 г. избран президентом ФПА РФ.

В 2001 г. защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата юридических наук на тему «Судебная система Швейцарии», в 2009 г. – диссертацию на соискание ученой степени доктора юридических наук на тему «Адвокатская тайна: теория и практика реализации».

Сопредседатель попечительского совета Института адвокатуры Московского государственного университета им. О.Е. Кутафина (МГЮА), профессор кафедры адвокатуры и нотариата МГЮА, член Президиума Российской академии адвокатуры и нотариата. Член Комитета по награждению Национальной премией в области адвокатуры и адвокатской деятельности, Комитета по награждению адвокатскими наградами им. Ф.Н. Плевако и знаком «Почетный адвокат России».

****************************************************************************

– Здравствуйте, уважаемый Юрий Сергеевич! От имени Редакционного совета международного научно-практического юридического журнала «Евразийская адвокатура» поздравляю Вас с избранием президентом Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации.

Благодарю за то, что уделили время на интервью. Начнем с вопроса о том, какие из дел, проведенных Вами в рамках адвокатской практики, Вы считаете наиболее значимыми.

– В моем адвокатском багаже – практически любые дела, которые мог бы вести успешный адвокат. От защиты по назначению в уголовных процессах до представительства интересов России в международных судах, от защиты убийц до крупнейших процессов о банкротстве. Были интересные дела о возврате культурных ценностей и участие в крупнейших сделках слияния и поглощения. Были и такие, о которых всуе говорить не стоит. Не берусь выделить среди них наиболее значимые – каждое по-своему важно.

Зато могу назвать самое памятное. Это, конечно, дело ГКЧП, где я защищал Владимира Александровича Крючкова, председателя КГБ СССР. Владимир Александрович – светлая ему память – был умнейший, интеллигентнейший человек. А я был тогда молодой адвокат, мне еще и тридцати лет не исполнилось. Много позже прочитал, как он написал обо мне в своих мемуарах: «молодой, а уже умный». Очень дорожу его оценкой.

Это дело для меня было настоящей школой, потому что в нем участвовали все звезды адвокатуры, в том числе Генри Маркович Резник, Генрих Павлович Падва, Александр Викторович Клигман и мой патрон Юрий Павлович Иванов. Оно открыло мне двери в адвокатский мир. Слишком многое я тогда узнал, увидел, понял.

– В своей диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук «Адвокатская тайна: теория и практика реализации» Вы затронули важнейшие проблемные вопросы адвокатской деятельности и сформулировали ценные для юридической науки и практики положения. В частности, Вы отметили, что адвокатский иммунитет, состоящий в правовой защите адвоката от наиболее опасных посягательств со стороны третьих лиц на независимость адвоката и его профессиональную тайну, включает в себя особый порядок привлечения адвоката к уголовной ответственности, ограничение предмета свидетельских показаний адвоката, запрет доступа должностных лиц к профессионально значимой информации адвоката. Как Вы оцениваете современное состояние защищенности адвоката и его профессиональной тайны? Планируете ли Вы, как президент ФПА РФ, предпринять какие-либо меры для совершенствования механизмов защиты профессиональных прав адвокатов?

– Одно из самых актуальных сейчас направлений совершенствования механизмов гарантий прав адвокатов и их доверителей – обеспечение действенности такого института, как адвокатский запрос.

К сожалению, в настоящее время нормативное регулирование не позволяет адвокатам использовать его в полной мере, и во многом он является, по сути, фикцией. Это происходит по двум причинам. Первая – отсутствует нормативно определенный порядок предоставления ответа на адвокатский запрос. Вторая – законом не установлена ответственность за неправомерный отказ предоставить информацию по адвокатскому запросу.

На практике это приводит к тому, что органы и организации, куда направляются такие запросы, зачастую не дают адвокатам сведения, необходимые для защиты прав доверителей. От этого страдают и люди, интересы которых представляют адвокаты, и правосудие. В частности, нарушается принцип состязательности процесса, потому что следственным органам получить соответствующую информацию гораздо проще, чем стороне защиты. Но привлечь к ответственности лиц, виновных в неправомерном отказе предоставить информацию по адвокатскому запросу, невозможно, так как законодательство не содержит соответствующих составов правонарушений. Получается, что формально институт адвокатского запроса как инструмент защиты прав доверителей существует, но практически ничем не обеспечен, у него нет гарантий.

Поэтому в настоящее время Минюст при участии ФПА активно дорабатывает законопроект, направленный на устранение пробелов в регулировании института адвокатского запроса. Его принятие позволит адвокатам более эффективно использовать предоставленный законодательством инструментарий по защите прав доверителей. Я как президент Федеральной палаты адвокатов очень на это надеюсь и рад, что наши с Министерством юстиции точки зрения на эту проблему совпадают.

– Как эксперта в области судоустройства и имея в виду тему Вашей кандидатской диссертации, не могу Вас не спросить вот о чем. На протяжении многих лет в России идет процесс реформирования законодательства и организационных основ судебной деятельности, и все же многие признают, что намеченных результатов эти реформы, к сожалению, не приносят. Какие положительные качества, присущие судебной системе Швейцарии, на Ваш взгляд, могли бы быть учтены и внедрены в России?

– Судебная система Швейцарии, несмотря на небольшую площадь государства, является очень сложной. Суды там делятся не только по вертикали – на Федеральный суд и суды кантонов, но и по горизонтали – на обычные и специализированные. Как известно, у кантонов исторически сложилась довольно большая автономия в области регулирования судоустройства. На практике это привело к значительному разнообразию кантональных судебных систем, породившему множество проблем. А значит, в этом нам вряд ли следует ориентироваться на судебную систему Швейцарии.

На момент защиты моей кандидатской диссертации в России существовал дуализм высших федеральных судебных органов: параллельно действовали Верховный и Высший Арбитражный cуды. Теперь он устранен, и мы приблизились к модели регулирования, действующей в том числе в Швейцарии: в стране один высший Федеральный суд. А лучшей особенностью судебной системы Швейцарии, на мой взгляд, является исключительное право адвокатов на судебное представительство в гражданских и уголовных делах. Свободное представительство допускается там только в спорах, начатых на уровне низших судов в кантонах. Это цивилизованный и абсолютно обоснованный подход, нашедший применение в подавляющем большинстве стран Европы и государств – членов ВТО, в которую вступила и Российская Федерация. Надеюсь, что и нам предстоит прийти к такой системе.

– Недавно появилась информация о том, что отдельные депутаты Государственной Думы ФС РФ предлагают ввести запрет российским государственным компаниям на привлечение для оказания юридических и иных консалтинговых услуг иностранных фирм. По мнению инициаторов законопроекта, это позволит защитить государство от иностранного влияния, а крупные госкомпании – от скрытых манипуляций. Как Вы относитесь к этой законодательной инициативе, и поможет ли она, в случае принятия соответствующего закона, развитию отечественной адвокатуры?

– Запрет российским государственным компаниям привлекать для оказания юридических и иных консалтинговых услуг иностранные фирмы означал бы не новую возможность для развития российской адвокатуры, а частичное закрытие национального рынка юридических услуг.

Такие ограничения, как известно, ведут не к прогрессу, а к стагнации национальной юридической профессии, потому что в отсутствие сильных конкурентов ее представители лишаются стимулов к повышению квалификации. В результате качество юридических услуг неизбежно падает.

Иностранные юристы пришли на российский рынок в 1990-е гг., когда появилась потребность в правовом сопровождении новых экономических структур. Российские адвокаты и консультанты из крупных отечественных юридических фирм многому у них научились и сейчас по квалификации, на мой взгляд, ни в чем им не уступают. Тем не менее, иностранные фирмы продолжают занимать те секторы рынка, где закрепились более двадцати лет назад.

По отношению к отечественной адвокатуре они находятся в привилегированных конкурентных условиях. Деятельность российских адвока-тов жестко регламентирована национальным законодательством, а в отношении иностранцев действует только одно ограничение, да и оно в условиях неурегулированности сферы квалифицированной юридической помощи в целом является чисто формальным. Я имею в виду положение Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», согласно которому адвокаты иностранных государств обязаны регистрироваться в специальном реестре, который ведет Минюст, и вести практику только по праву своего государства. В этом реестре на текущий момент зарегистрировано немногим более 80 адвокатов.

Но, наряду с иностранными юридическими фирмами, в сфере квалифицированной юридической помощи у нас в течение ряда лет абсолютно свободно действуют и отечественные компании, и граждане России, оказывающие юридические услуги. Для них не установлены ни квалификационные требования, ни правила профессиональной этики, ни дисциплинарная ответственность. Уровень многих сотрудников мелких и средних оте-чественных юридических компаний, а тем более индивидуально практикующих лиц очень далек от тех высоких образцов, которые демонстрируют юристы крупных российских фирм.

Иначе говоря, вне рамок, в которых реализуется свобода, свободный рынок превращается в общедоступный, что предполагает в том числе и возможность неблаговидного поведения.

Для того чтобы исключить эту возможность, необходимы единые четкие и прозрачные правила, регулирующие сферу квалифицированной юридической помощи в целом. Они должны распространяться на отечественных и иностранных юристов, практикующих в нашей стране.

Установление таких правил создаст здоровую конкурентную среду, где главными преимуществами юриста будут высокая квалификация и соблюдение правил профессиональной этики. Основой для этого может стать только объединение российских адвокатов и юридических консультантов в общую корпорацию на основе адвокатского статуса. В отношении ее членов будут установлены единые квалификационные, профессиональные и этические стандарты и ответственность, а для юристов иностранных государств предусмотрены правила, соответствующие международно-правовым обязательствам России.

В этом главный смысл предложений Федеральной палаты адвокатов РФ относительно проекта концепции регулирования сферы квалифицированной юридической помощи, разрабатываемого в рамках Государственной программы «Юстиция».

– В последнее время в различных дискуссиях и СМИ активно обсуждается вопрос о том, что для отечественной адвокатуры требуется принятие профессиональных стандартов. В то же время для каждого адвоката в России обязательными к исполнению являются Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и Кодекс профессиональной этики адвоката, которые содержат значительное число норм, фактически устанавливающих определенные стандарты поведения адвоката в ходе осуществления профессиональной деятельности. Отсюда вопрос: имеются ли все-таки у отечественной адвокатуры уже сейчас свои стандарты или необходимо принятие какого-то особого, отдельного акта по этому поводу, и если это необходимо, какие общие положения он должен содержать?

– Тему разработки профессиональных стандартов адвокатской деятельности считаю одной из важнейших на сегодняшний день. Совет ФПА на заседании 12 марта принял решение представить на рассмотрение VII Всероссийского съезда адвокатов вопрос о создании Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам, внесении соответствующих изменений в Кодекс профессиональной этики адвоката и разработке перечня стандартов.

В настоящее время в практике адвокатских палат отчетливо прослеживается тенденция к унификации подходов к некоторым вопросам. Отсюда следует, что направление, в котором должно развиваться саморегулирование корпорации, – более четкая регламентация адвокатской деятельности и единообразие в применении этических норм. Это создаст условия и для повышения качества юридической помощи, и для эффективного очищения адвокатуры от недобросовестных и неквалифицированных людей.

Профессиональные стандарты, о которых сейчас идет речь, по мнению Совета ФПА, должны представлять собой правила применения положений Закона об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, сформулированные на основе анализа и обобщения практики адвокатских палат. А нормы Закона и Кодекса по отношению к ним следует рассматривать как общие стандарты адвокатской деятельности и адвокатуры. Они служат общими критериями, на основании которых юридическая помощь, оказываемая адвокатами, определяется как квалифицированная. В практике применения некоторых из них есть существенные различия. Иначе говоря, общие критерии квалифицированности в некоторых случаях, так сказать, «размываются» в процессе реализации. Представляется, что по отношению к содержащемуся в Конституции понятию «квалифицированная юридическая помощь» такая неопределенность недопустима.

Могу привести примеры пробелов в действующем законодательном регулировании, которые могут быть восполнены путем принятия корпоративных правил. Например, Закон об адвокатской деятельности и адвокатуре содержит общие положения о формах адвокатских образований, но не регламентирует некоторые частные вопросы. Они могут быть урегулированы корпоративным актом, устанавливающим стандарты деятельности той или иной формы адвокатского образования.

Или возьмем ст. 8 Кодекса профессиональной этики, согласно которой адвокат должен честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять свои обязанности, активно защищать права, свободы и интересы доверителей всеми не запрещенными законодательством средствами.

Очевидно, что эта норма содержит только общие подходы, которые применительно к конкретным ситуациям, возникающим, например, в процессе, могут быть истолкованы по-разному. Если у нас будут стандарты, регламентирующие те или иные действия адвоката в процессе, эти подходы станут более конкретными, а практика применения ст. 8 Кодекса – единой.

Разумеется, по отношению к процессуальной деятельности адвоката могут быть введены только гибкие, рамочные стандарты, применимые к разнообразным практическим ситуациям и оставляющие адвокату свободу в выборе стратегии и тактики работы по делу. Но грань, за которой адвокатская помощь перестает быть квалифицированной, необходимо определить четко.

Такую функцию выполняют, например, утвержденные Советом АП Удмуртской Республики рекомендации о минимальной продолжительности ознакомления с материалами уголовного дела.

Практика подвела и некоторые другие адвокатские палаты к принятию и применению рекомендаций, представляющих собой, по существу, профессиональные стандарты в определенных сферах деятельности адвокатов. Такие рекомендации действуют, например, в Красноярском крае, Самарской, Нижегородской, Ульяновской областях. На основе обобщения имеющегося опыта можно выработать единые стандарты, которые будут применяться во всех палатах.

Если VII Всероссийский съезд адвокатов одобрит упомянутое выше предложение Совета, будет создан единый перечень стандартов, которые охватят основные «проблемные зоны».

Представляется, что особую группу должны составлять стандарты, связанные с вопросами применения мер дисциплинарной ответственности, и в перспективе может быть разработан особый перечень нарушений, влекущих лишение статуса адвоката. Как мы знаем, в ряде палат к ним относят в первую очередь нарушение графика дежурств по назначению. Борьба с «карманными» адвокатами для нас – дело чести.

Из сказанного следует, что все стандарты, которые следует принять, невозможно сгруппировать в едином акте. Полагаю, что общий документ, посвященный стандартам, мог бы содержать их перечень и подходы к их созданию, а каждый конкретный вид стандартов должен разрабатываться и приниматься отдельно.

– И, последнее. Что Вы можете пожелать нашему журналу?

– Актуальных, содержательных материалов на темы адвокатуры и адвокатской деятельности в России и зарубежных странах, интересных авторов, творческой энергии и внимания читательской аудитории.

– Большое спасибо Вам за беседу!

Беседовал кандидат юридических наук, доцент, главный редактор журнала «Евразийская адвокатура»

 

 

 

НОВОСТИ

Читаем интересные актуальные статьи и новости. Вся подробная информация здесь на сайте http://www.eurasia-allnews.ru
 

Лицензия Creative Commons
Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.