RUS ENG

Translator

AzerbaijaniBasqueBelarusianBulgarianCatalanChinese (S)Chinese (T)CroatianCzechDanishDutchEnglishEstonianFilipinoFinnishFrenchGalicianGeorgianGermanGreekHaitian CreoleHebrewHindiHungarianIcelandicIndonesianIrishItalianJapaneseKoreanLatvianLithuanianMacedonianMalayMalteseNorwegianPersianPolishPortugueseRomanianRussianSerbianSlovakSlovenianSpanishSwahiliSwedishThaiTurkishUkrainianUrduVietnameseWelshYiddish

Читайте в следующем номере

Индексирование журнала

Импакт-фактор российских научных журналов

Группа ВКонтакте

Группа в FB

International scientific and practical law journal Eurasian Journal of International Law

Персона

ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ РОССИЙСКОГО ЮРИДИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ

Интервью с доктором юридических наук, профессором, заместителем первого проректора по учебной и методической работе и заведующей кафедрой «Гражданское право» Финансового универ­ситета при Правительстве Российской Федерации С.А. Ивановой.

PROSPECTS OF DEVELOPMENT OF THE RUSSIAN LEGAL EDUCATION

Interview with doctor of jurisprudence, professor, deputy first vice-rector for educational and methodi­cal work and chief of Civil law chair of Financial University under the Government of the Russian Federation S.A. Ivanova.

Визитная карточка:

Иванова Светлана Анатольевна - доктор юридических наук, профессор.

С отличием окончила юридический факультет Красноярского государственного университета. Проходила стажировку в Великобритании (г. Оксфорд). С 1985 по 1990 год избиралась народным судьей Одинцовского городского народного суда, обучалась на курсах повышения квалификации су­дей России. В марте 1992 года защитила диссертацию с присуждением ученой степени кандидата юридических наук. В период 1992-1997 гг. С.А. Иванова принимала активное участие в научно-прак­тических мероприятиях промышленных структур, конференциях, семинарах и совещаниях совместно с руководителями и специалистами различных секторов экономики. Публикует доклады и статьи, в которых формируются положения, направленные на эффективное развитие предпринимательской деятельности и законодательства в условиях перехода к рыночной экономике. С 1990 года - на науч­ной и педагогической работе в Высшей школе профсоюзного движения имени Н.М. Шверника (ныне Академия труда и социальных отношений). С 1998 по 2009 год - заведующая кафедрой гражданского права и процесса юридического факультета АТиСО, а с февраля 2010 года - заведующая кафедрой «Гражданское право» Финансового университета при Правительстве Российской Федерации. В но­ябре 2006 года защитила докторскую диссертацию по специальностям 12.00.01 и 12.00.03. В июле 2007 года утверждена в звании профессора. С 2007 года - член диссертационного совета Д 521.023.02 при Московской академии экономики и права.

Опубликовала более 70 научных и учебно-методических работ. За успешную работу по специаль­ности и деятельность по подготовке специалистов С.А. Иванова неоднократно отмечалась премиями, грамотами и благодарностями руководства Управления юстиции Московской области, Федерации не­зависимых профсоюзов России, АТиСО. Награждена почетным знаком отличия «За заслуги в образо­вании и науке».

****************************************************************************

-      Здравствуйте, уважаемая Светлана Ана­тольевна! Благодарим Вас за то, что нашли время на интервью, и просим ответить на сле­дующие вопросы. Начнем с нашего традици­онного вопроса: расскажите, пожалуйста, о Вашем пути в юридической науке и практике.

-      После окончания школы с золотой медалью я поступила на юридический факультет Красно­ярского государственного университета, который окончила с красным дипломом. Первое время по распределению работала в юридическом отделе Красноярского Крайпотребсоюза, затем - переезд в Подмосковье и избрание на должность народно­го судьи в Московской области. Так началась моя серьезная юридическая практика. Ничего не мо­жет быть более практикоемким и многосторон­ним, чем работа судьей. Меня привлекали споры гражданско-правового характера (жилищные, на­следственные споры и т.п.), и как-то сложилось на практике, что мне чаще всего доводилось рассма­тривать трудовые споры: иски о восстановлении на работе, снятии дисциплинарных взысканий, с которыми обращались граждане.

Накопившийся с годами опыт практической работы стал хорошей базой для научных иссле­дований, выразившихся в научных публикациях и участии в научных мероприятиях, обмене опы­том с коллегами. В какой-то момент пришло по­нимание необходимости сделать выбор: связать свою судьбу с наукой и образованием либо за­ниматься только судейской работой, поскольку соединять научную и судейскую работу, на мой взгляд, практически невозможно. Добросовест­ный судья отдает все свое личное время работе, а наука требует круглосуточного погружения в научную проблематику. Мне посчастливилось поступить на очное отделение в аспирантуру Высшей школы профсоюзного движения имени Н.М. Шверника (ныне - Академия труда и соци­альных отношений). В итоге моего обучения в аспирантуре я защитила кандидатскую диссер­тацию по трудовому праву. Спустя 15 лет успеш­но защитила докторскую диссертацию по циви­листике. Гражданское право - ведущая отрасль юридической науки, в том числе, и потому, что в России издавна была интересная литература, интересные ученые, думаю, практически вся тео­рия права выросла из цивилистических исследо­ваний. Это И.А. Покровский, Л.И. Петражицкий, Л.А. Лунц и многие другие блестящие россий­ские цивилисты.

В 2010 г. из Академии труда и социальных отношений практически всем составом кафедры мы перешли на работу в Финансовый универси­тет при Правительстве Российской Федерации - мощнейший вуз федерального значения, на базе которого активно развивался и продолжает раз­виваться юридический факультет. Наш ректор Михаил Абдурахманович Эскиндаров согласился с тем, что необходима отдельная кафедра граж­данского права, и вот уже пятый год мы работаем в этом авторитетнейшем вузе страны.

Мне кажется, я сейчас на своем месте, я не ста­ла математиком, хотя мне пророчили хорошую карьеру в этой области, поскольку у меня получа­лись в школе именно различные математические дисциплины. Но юриспруденция - это ведь тоже своеобразная математика: здесь должна быть определенная структурированность, логика и, ко­нечно, определенный склад ума, позволяющий систематизировать те знания, которые передаешь студентам.

-        Расскажите, пожалуйста, о проблемах, которые видятся Вам в связи с переходом России к двухуровневой системе подготовки кадров.

-        Переход России к двухуровневой системе подготовки кадров обусловил необходимость су­щественного изменения подходов к обучению бакалавров и магистров. Если для бакалавров- юристов основной задачей является овладение действующей системой законодательства, то для магистров требуется глубокое знание как теории права в целом, так и доктрины отраслевых наук по выбранной специализации.

Подготовка магистров к научно-исследова­тельской деятельности обеспечивается включени­ем в образовательную магистерскую программу дисциплин общенаучного цикла. В ходе обучения магистрант, принимая участие в научных меро­приятиях (студенческих конференциях, круглых столах и т. д.), овладевает необходимыми для уче­ного коммуникативными навыками (умение ве­сти дискуссию, приводить аргументы и т. д.).

Важным заключительным этапом в подготов­ке магистров является их работа над магистер­ской диссертацией. Вовлеченность магистран­та в исследование способствует формированию устойчивого мотива к самосовершенствованию; появлению интереса к изучению различных то­чек зрения на исследуемое правовое явление; вы­работке собственной позиции, которая отстаива­ется автором в процессе защиты.

-      А каким образом, на Ваш взгляд, должна осуществляться работа с магистрантами?

-      Для обеспечения вовлеченности магистран­та в научные исследования необходимо особенно тщательно выбирать темы магистерских диссерта­ций. Учитывая, что в магистратуре проходят об­учение как студенты, имеющие профильное обра­зование, так и не имеющие такового, выбор темы должен осуществляться, исходя из индивидуаль­ных потребностей и интересов магистрантов. Ка­федре целесообразно утверждать не примерный перечень тем магистерских диссертаций, а на­правления научных исследований, в рамках кото­рых магистрант совместно с научным руководи­телем мог бы сформулировать конкретную тему. Конкретизация темы исследования исключитель­но важна, так как слишком широкая тема прак­тически неизбежно обусловливает описательных характер работы и использование заимствований.

-      В чем, на Ваш взгляд, заключаются основ­ные различия между современной магистра­турой и аспирантурой?

-      Это актуальный сегодня вопрос. Важно то, что наша страна, перейдя на двухуровневую си­стему обучения, тем не менее, не отказалась от аспирантуры. В связи с этим необходимо четко разграничить задачи магистратуры и аспиран­туры. Мне представляется, что научно-исследо­вательская деятельность аспиранта, в отличие от аналогичной деятельности магистранта, должна быть направлена не столько на изучение и при­своение знаний, сколько на выработку нового зна­ния. Это отражается в требованиях, предъявляе­мых к кандидатской диссертации, прежде всего, в требовании научной новизны.

Учитывая, что первичные навыки научно-ис­следовательской деятельности аспирант должен был получить при обучении в аспирантуре, ос­новное место в деятельности аспиранта должны занимать научные исследования. Аспирант, в от­личие от магистра, должен четко представлять себе уже при поступлении в аспирантуру сферу своих научных интересов и направление своего исследования. Прием в аспирантуру лиц, у ко­торых такие представления не сформулированы, обусловливает низкую эффективность аспиран­туры как таковой, выражающуюся в большом ко­личестве отчисленных и лиц, окончивших аспи­рантуру без защиты диссертации. Особенно опас­на такая ситуация в сфере социальных наук, в частности, в юриспруденции, в связи с планами по сокращению бюджетных мест в аспирантуре по данным специальностям.

-      Какова, по Вашему мнению, роль кафе­дры в организации научно-исследовательской деятельности магистрантов и аспирантов?

-      Особо следует отметить, что научно-иссле­довательская деятельность магистрантов и аспи­рантов должна быть неотъемлемой частью науч­но-исследовательской деятельности соответству­ющей кафедры. В последние десятилетия в юри­дической науке наблюдается индивидуализация научных исследований. Это как раз тот случай, о котором принято говорить, что интерес ученого удовлетворяется за государственный счет. Такая индивидуализация затрудняет участие научных коллективов в грантовых работах. Вместе с тем, государство ставит задачу перевода финансирова­ния научных исследований на грантовую систему.

Следует отметить, что действовавшая Феде­ральная целевая программа «Научные и научно­педагогические кадры инновационной России 2009-2013 гг.» предполагала не только обязатель­ное участие студентов и аспирантов в грантовых исследованиях, но и закрепление их в научных и образовательных учреждениях. Новые конкурсы Российского научного фонда также выдвигают в качестве обязательного требования участие в ис­следованиях студентов и аспирантов.

В связи с этим коллектив кафедры может уча­ствовать в проектах, поддерживаемых грантами, только будучи объединенным единой научной проблемой. Поэтому должны быть повышены тре­бования к планированию научной деятельности.

Особо следует отметить, что юридическая наука традиционно развивалась именно в вузах, но в постсоветское время из-за низкой зарплаты и большой педагогической нагрузки преподава­тели утратили интерес к научной деятельности. Единственным стимулом для большинства пре­подавателей являлось лишь получение ученой степени. Вместе с тем научно-исследовательская деятельность должна оставаться неотъемлемой частью профессиональной деятельности препо­давателя, что позволяет обеспечить большую во­влеченность в научные исследования магистран­тов и аспирантов.

Здесь могу привести пример деятельности на­шей кафедры в последние годы. Кафедра приняла активное участие в законотворческом процессе, связанном с Концепцией развития гражданского законодательства. Предложения кафедры были учтены при подготовке последней редакции про­екта ГК. Кафедрой были подготовлены замечания и предложения к проекту закона «Об образова­нии», опубликованные в журнале «Образование и право» (№ 2 (18), 2011). В рамках научной деятель­ности университета кафедрой осуществляются исследования (в том числе совместно с Институ­том проблем эффективного государства и граж­данского общества Финуниверситета) в области актуальных проблем частного права, права ин­теллектуальной собственности, проблем форми­рования юридического лица публичного права, правового обеспечения образовательной деятель­ности.

-      В связи с этим напрашивается следующий вопрос. Поскольку у Вас огромный опыт пре­подавания в различных ведущих вузах России, на Ваш взгляд, в чем отличие юридического образования в Финансовом университете при Правительстве РФ от юридического образо­вания, которое дается в вузах общего плана, в том числе и в классических университетах?

-      Во-первых, сам университет создан почти столетие назад, в этом году, в марте, мы отме­чали его 95-летие. В его стенах формировались фундаментальные экономические и финансовые научные школы. Правовые школы в университете стали зарождаться только с появлением юриди­ческого факультета, в 2001 году, но условия для их создания, как раз благодаря уже сложившимся к этому времени экономическим и финансовым научным школам, были весьма благоприятными, ведь многие серьезные научные проблемы мож­но «потянуть» только на межотраслевом уровне, совместными усилиями разных отраслей науки. Сотрудничество с исторически сложившимися в Финуниверситете экономическими и финансо­выми научными школами играет большую поло­жительную роль в становлении правовых школ. И такое сотрудничество из года в год растет. При подготовке юристов высшей квалификации мы используем наработки экономистов и финанси­стов. В то же время появление юридического фа­культета, наверное, явилось также определенным стимулом для развития финансово-экономиче­ских направлений.

Фундаментальную базу экономических и фи­нансовых дисциплин юридический факультет и, в частности, наша кафедра «Гражданское пра­во» учитывает и использует, например, при фор­мировании тем выпускных квалификационных работ. Например, я недавно была руководителем выпускной квалификационной работы одного достаточно успешного студента, которая была посвящена связи договорных обязательств и на­логового законодательства. Интересным приме­ром являются кредитные отношения, в которых смешиваются нормы финансового, налогового и гражданского права, интересно рассмотреть, как вид договора влияет на налоговые последствия сделки. Такой междисциплинарный подход, особенно на стыке частного и публичного права, в Финансовом университете очень хорошо про­слеживается. Если задаться этой целью, можно подготовить специалиста с широким горизонтом профессиональных знаний и умением творчески мыслить. За такими творческими высококлассны­ми юристами, которых готовит наш вуз, - буду­щее страны. В этом и состоит специфика Финан­сового университета.

-      Как и с какого курса эта направленность начинает внедряться активно, с самого нача­ла или уже со второго или третьего курса?

-      В принципе, мы уже на первом курсе пред­лагаем бакалаврам задуматься о том, на какой профиль они пойдут, и какую в дальнейшем после бакалавриата выберут магистерскую про­грамму. Мы им все подробно объясняем, потому что всегда надо готовить студента к тому, куда он хочет потом пойти, в бизнес или на государствен­ную службу. Полагаю, что нужно заранее под­готавливать его к конкретному поприщу. Ребята определяются с профилем на втором курсе, т. е. они в дисциплинах по выбору уже четко опреде­ляют тот блок, по которому они и дальше будут развиваться на третьем курсе и на четвертом.

-      Это хорошо, конечно, когда гибкость программы есть, главное правильно выбрать, а если человек ошибся с выбором, что ему де­лать, может он обратно вернуться?

-      Это важный вопрос. Мы прикладываем все усилия, чтобы студент не ошибся в выборе. Пре­жде чем ребятам предложить выбор, надо им рассказать, что сулит им конкретное направле­ние или профиль, что они после подготовки это­го профиля получат в жизни, какую должность они смогут занять, на какой работе смогут рабо­тать, т. е. какая должна быть соответствующая подготовка. Если мы этим заниматься не будем, то, Вы абсолютно правы, будут разочарования... Для этого надо монотонно, методично, на разных примерах рассказывать о различных направлени­ях юридической практики, но если мы этот во­прос затянем, то на третьем курсе уже будет позд­но. Выбор должен начаться со второго курса, как бы мы ни привыкли к пятилетнему образованию, это всего четыре года, но, правда, у ребят есть воз­можность пойти в магистратуру, и мое глубокое убеждение состоит в том, что магистратуру по юриспруденции должны заканчивать только ба­калавры, которые имеют квалификацию в сфере юриспруденции. Два года назад в магистратуру в основном шли лица, которые имеют другую квалификацию, другое направление подготовки. Обеспечить качественную подготовку таким обу­чающимся в сфере юриспруденции очень тяже­ло, почти невозможно, поскольку у этих лиц, как правило, нет понятийного аппарата, нет базы, нет юридического мышления, вырабатываемого го­дами, на котором строится дальше магистерская подготовка. И с точки зрения именно нашего на­правления, это большая ошибка законодателя: еще не поздно внести изменения и дополнения в законодательство об образовании. Сейчас же получается так: два года обучения в магистрату­ре - и человек уже магистр юриспруденции. Это нелепица!

Вообще, юрист должен учиться всегда, всю жизнь. Возможно, в некоторых зарубежных стра­нах такой подход еще как-то приемлем, но для на­шей системы права, для нашего менталитета это неприемлемо. Российский образовательный мен­талитет другой: нам необходимо как можно боль­ше общаться с преподавателем, как можно боль­ше начитывать лекций, проводить семинарских занятий, чтобы студент получил необходимую подготовку. К работе самостоятельно студенты, в большинстве своем, не привыкли. Вот я полгода обучалась в Оксфорде и видела: там забиты би­блиотеки, в выходные - особенно, студенты учатся сами, осваивают все то, что им поручил препода­ватель при редких встречах.

-      Еще мы хотели бы узнать Ваше мнение по поводу последних изменений в граждан­ском кодексе, связанных с реформированием института юридических лиц. Положительно или отрицательно повлияют вот эти измене­ния, которые были недавно приняты?

-      Это покажет только практика. Дело в том, что, может быть, не стоило в отношении неком­мерческих организаций расширять бесконечно этот перечень. Если мы посмотрим на новые ре­дакции норм о юридических лицах, увидим, что там, по сути дела, больше вопросов, чем ответов, и, повторяю, только практика покажет, насколь­ко это все жизнестойко. Я не считаю, что все из­менения, которые сейчас произошли в ч. 1 и в ч. 2, позитивны. Мы собираемся на разных конферен­циях и пока обсуждаем это. Много еще «сырого», много нерешенных вопросов и у теоретиков, и практиков. Кроме того, почему-то не учитывают­ся те предложения, которые законодателю адре­суются, хотя юридическая общественность много предложений направляет, очень зрелых.

-     Ваша кафедра каким-то образом прини­мает участие в этом процессе работы по зако­нопроектам?

-     Да, мы неоднократно отправляли свои пред­ложения по совершенствованию законодатель­ства. В свое время мы направляли предложения о том, чтобы законодатель несколько изменил предлагаемую редакцию ст. 179 ГК РФ. И к нам прислушались, прошла редакция нашего пред­ложения.

По этому поводу отмечу, что субъективный подход к пониманию угрозы в сделке не был пол­ностью воспринят советским правопорядком. В учебнике «Советское гражданское право» под ре­дакцией В.А. Рясенцева изложен ряд призна­ков, характеризующих угрозу в сделке: «Угроза, служащая основанием для оспаривания сделки, должна характеризоваться серьезностью, значи­тельностью и вероятностью осуществления. Шу­точный характер угрозы исключает применение ст. 58 ГК РСФСР. Угроза является серьезной, зна­чительной, когда создает представление об опас­ности в отношении важного имущественного или личного блага (например, угроза поджечь иму­щество, убить, оклеветать и т. д.). Угроза должна представляться потерпевшей стороне осуществи­мой. Поэтому для несуеверного человека не будут угрозой в смысле ст. 58 ГК слова старой женщины о том, что если ей не будет продана или подарена такая-то вещь, то она путем наговора «наведет» на его семью болезнь».

Представляется, что понятие «угроза» нет не­обходимости уточнять по сравнению с существу­ющим теперь в ст. 179 ГК РФ (а ранее в ГК 1964 г.), поскольку законодатель выбрал субъективный характер восприятия угрозы, а не ее существенно­сти. То, что судебная практика стала исследовать характер и обстоятельства угрозы, а не сам факт наличия субъективно воспринимаемой угрозы, означало расширительное толкование закона, в котором говорится только об угрозе, и не дает­ся ее детализация. Но судебная власть не может заменять законодательную. Поэтому судебная практика не во всех случаях должна быть ориен­тиром для изменения закона; скорее, наоборот, практика судов нуждается в корректировке в со­ответствии с законом: для признания сделки не­действительной достаточно доказать только сам факт угрозы и то, что лицо было этой угрозой подавлено, чтобы вынудить его на некоторое иму­щественное предоставление угрожающему.

По вещным правам тоже были некоторые предложения, но они не были учтены законодате­лем. Так что работа такая ведется. У нас достаточ­но много молодых кадров, которые полны идей, можно с гордостью сказать, по крайней мере, что свою «запятую» в законодательстве мы уже по­ставили.

-     Большое спасибо Вам за интервью! Жела­ем здоровья и успехов Вам и Вашим коллегам!

Беседовали д.ю.н., доцентЛ.Ю. Грудцына, к.ю.н., доцент А.В. Рагулин и И.Т. Кантюкова

НОВОСТИ

Наши партнеры

 

Лицензия Creative Commons
Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.