RUS ENG

Translator

AzerbaijaniBasqueBelarusianBulgarianCatalanChinese (S)Chinese (T)CroatianCzechDanishDutchEnglishEstonianFilipinoFinnishFrenchGalicianGeorgianGermanGreekHaitian CreoleHebrewHindiHungarianIcelandicIndonesianIrishItalianJapaneseKoreanLatvianLithuanianMacedonianMalayMalteseNorwegianPersianPolishPortugueseRomanianRussianSerbianSlovakSlovenianSpanishSwahiliSwedishThaiTurkishUkrainianUrduVietnameseWelshYiddish

Читайте в следующем номере

Индексирование журнала

Импакт-фактор российских научных журналов

Группа ВКонтакте

Группа в FB

International scientific and practical law journal Eurasian Journal of International Law

Обзор гражданско-правовой секции V международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы совершенствования законодательства и правоприменения» (Уфа, 8 февраля 2015 г.)

Review of civil law section of V international scientific and practical conference «Actual Problems of Improvement of the Legislation and Right Application» (Russia, Ufa, February 8, 2015)

Международная научно-практическая конференция, проведенная Евразийским научно-исследовательским институтом проблем права 8 февраля 2015 г. (г. Уфа), была посвящена актуальным проблемам совершенствования российского законодательства и практики его применения.

В ходе работы конференции были рассмотрены общие теоретические вопросы гражданского права, особенности гражданского-правового регулирования объектов интеллектуальных прав, вопросы наследственного, семейного права, некоторые направления развития системы бесплатной юридической помощи. Были также представлены для обсуждения отдельные аспекты трудового, административного и земельного законодательства.

В связи с серьезными изменениями части первой Гражданского кодекса Российской Федерации возникает немало вопросов, связанных с правовой легитимностью собраний корпоративных юридических лиц. Это нашло отражение в работах А.И. Бибикова и Д.Х. Валеевой. И если в докладе А.И. Бибикова (Ивановский государственный университет) «Решения собраний как гражданско-правовой акт» анализируются общетеоретические положения о правовой природе решения собраний в целом, дается сравнение решений собраний и сделок, выявляются признаки решения собрания как гражданско-правового акта, и, в конечном итоге, делается вывод о частноправовой природе и публично-правовой окраске этого особого вида юридических фактов, то в докладе Д.Х. Валеевой (Башкирский государственный университет) «К вопросу о правовой природе решений общих собраний корпораций» рассматривается правовая природа решений общих собраний корпорации, а также их отличие от сделок и обязательств со множественностью лиц.

Развивая общие положения теории гражданского права, некоторые авторы акцентируют внимание на такой малоисследованной в науке гражданского права проблеме, как возможность признания гражданско-правовой сделки, содержание которой противоречит исключительно основам правопорядка и нравственности, недействительной. При этом, по мнению автора доклада «Признание недействительными сделок, нарушающих основы правопорядка и нравственности» А.С. Переверзева (Ессентукский институт управления бизнеса и права), особую проблему вызывает трактовка такого основания ничтожности сделки, как противоречие основам нравственности. И хотя нравственность (мораль) – понятие не юридическое, А.С. Переверзев считает, что понятие «основы нравственности» является правовым по существу, и его содержание составляют те нравственные нормы, которые подкреплены правовыми нормами, т. е. когда и нравственная, и правовая норма совместно негативно оценивают сделку или деятельность, лежащую в основе сделки либо непосредственно с ней связанную. Опираясь на судебно-арбитражную практику, автор считает разумным предусмотренные в ст. 169 ГК РФ два состава недействительности сделок разъединить. Это особенно важно с точки зрения применения последствий недействительности этих сделок. Недействительность сделок, заведомо противных основам общественной нравственности, необходимо предусмотреть в ч. 2 ст. 168 ГК РФ и таким образом установить общие последствия недействительности сделок (двустороннюю реституцию).

К.А. Бобылев (Уральский государственный юридический университет) в докладе «Юридические факты в правовой действительности», рассматривая свойства юридических фактов в гражданско-правовой науке, отмечает важность постановки вопроса о функциях юридических фактов, что является относительно новым в теории права. Как известно, юридический факт служит основаниями для возникновения, изменения или прекращения каких-либо правоотношений. В этом смысле юридический факт наделяется следующими функциональными свойствами: с помощью юридических фактов осуществляется прогнозирование поведения субъектов, участвующих в правовом регулировании общественных отношений.

Масштабные изменения гражданского законодательства внесли коррективы в разные сферы общественных отношений, однако не все они получили свое дальнейшее развитие. В частности, по мнению автора доклада «К вопросу о проблемах применения наследственного договора в Российской Федерации» Д.В. Бушляковой (Российская правовая академия Министерства юстиции Российской Федерации, Северо-Западный филиал), с введением в российское законодательство конструкции наследственного договора появился бы целый ряд проблем, неурегулированных проектом Федерального закона № 295719-6 «О внесении изменений в раздел V части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации». К числу таковых относятся: риск появления поддельных наследственных договоров для оспаривания неугодных завещаний; неурегулированность отношений по поводу обязательной доли в наследстве и долгов наследодателя. Автор предлагает использовать зарубежный опыт, а именно: усложнить процедуру заключения наследственного договора, как в Германии, Австрии и Швейцарии; установить так называемую «свободную четверть», то есть наследственный договор может распространяться только на три четверти наследства; распространить контроль за исполнением договора на период «до и после смерти отчуждателя». В целом же автор считает, что российское наследственное право и так является достаточно сложным институтом, а введение дополнительного правового института еще больше затруднит понимание своих прав и возможностей участниками наследственных правоотношений.

Исследованию зарубежного опыта заключения еще одного немаловажного для урегулирования имущественных отношений – брачного договора – посвящена работа Е.Б. Шмаковой (Московский государственный юридический университет им. О.Е. Кутафина (МГЮА), Северо-Западный институт (филиал)) «Договорная модель регулирования имущественных отношений супругов в ФРГ». Автор отмечает, что в отличие от российского гражданского права в гражданском праве Германии есть такое понятие, как уравнивание в правах на социальное обеспечение (Versorgungsausgleich). Уравнивание в правах на социальное обеспечение – это справедливо сбалансированное установление обеспечения при разводе, например, определение размера пенсии вне зависимости от заработка во время брака. Уравнивание в правах на социальное обеспечение не зависит ни от предоставления содержания другому супругу, ни от установленного режима имущественных отношений. Оно гарантирует супругу, который в период брака зарабатывал меньше другого, достойное обеспечение в старости. По закону в случае развода происходит уравнивание супругов в размере их прав на соцобеспечение, независимо от заработка одного или другого супруга во время брака. Однако в брачном договоре супруги могут исключить уравнивание в правах на социальное обеспечение.

В развитие темы оформления семейных отношений Г.И. Вершинина (Саратовская государственная юридическая академия) в своем докладе «К вопросу о правовом регулировании тайны усыновления» рассуждает о том, что если усыновитель не намерен сохранять в тайне усыновление и отмену усыновления, дело может быть рассмотрено в открытом заседании. Если он намерен хранить тайну, то может воспользоваться правом, гарантированным ст. 23 Конституции РФ, и ходатайствовать о рассмотрении дела в закрытом судебном заседании с целью охраны семейной тайны. Судья в соответствии с ч. 2 ст. 10 ГПК РФ назначает дело к рассмотрению в закрытом судебном заседании.

На сегодняшний день большая группа гражданских правоотношений возникает в связи с созданием и использованием результатов интеллектуальной деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации, которые являются объектами интеллектуальной собственности. Понятие прав на результаты интеллектуальной деятельности является одним из самых спорных в гражданском праве. В России договоры в сфере интеллектуальной собственности долгое время оставались недостаточно урегулированными гражданским законодательством, не было единого подхода к понятию и системе классификации договоров, опосредующих распоряжение исключительными правами. Анализируя современную правовую регламентацию в данной сфере, А.А. Муталиева (Северо-Восточный федеральный университет) в докладе «Договоры, направленные на распоряжение исключительным правом на объекты интеллектуальной собственности» отмечает, что хотя охраняемые результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (интеллектуальная собственность) и названы как объекты гражданских прав (ст. 128 ГК РФ), однако в соответствии с п. 4 ст. 129 ГК РФ их оборот запрещен. Но права на такие результаты и средства, а также материальные носители, в которых выражены соответствующие результаты или средства, могут отчуждаться или иными способами переходить от одного лица к другому в случаях и в порядке, которые установлены ГК РФ. Исходя из этого, автор считает возможным выделить следующие основные договорные конструкции, опосредующие отношения по распоряжению исключительными правами: договор об отчуждении исключительного права; лицензионный договор; договор коммерческой концессии.

По мнению автора доклада «Реальные проблемы виртуальных объектов» М.А. Кулезина (Балтийский федеральный университет им. И. Канта), существующая правовая база и судебная практика не позволяют должным образом определить правовой статус объектов виртуальной собственности и, соответственно, защитить их правообладателей и пользователей от недобросовестности друг друга. В связи с этим автор считает необходимым принять соответствующее постановление Пленума Верховного суда Российской Федерации с целью определения статуса объектов виртуальной собственности, прекратив приравнивать онлайн-игры к «играм и пари». Тем более что перечень объектов гражданских прав не является исчерпывающим, что предоставляет достаточно механизмов для законодателя даже на сегодняшний день.

Но такая ситуация свойственна не всем объектам интеллектуальной собственности. Например, Д.В. Петрова (Пензенский государственный университет) в докладе «Исторические этапы законодательного регулирования коммерческой тайны», изучая основные этапы формирования законодательства о коммерческой тайне и ее охране в России, приходит к выводу, что информация, составляющая коммерческую тайну, может содержать секреты производства (ноу-хау), но только в качестве одного из своих элементов – интеллектуального, наряду с другим элементом – конфиденциальным, а сегодняшнее состояние урегулирования сферы коммерческой тайны представляется вполне достаточным и соответствующим современности.

Прошедший 2014 год ознаменовался важными преобразованиями в сфере правового регулирования не только имущественных, но и целого ряда иных правоотношений. Например, вступили в силу, а часть еще только вступят в ближайшие два года, поправки к Федеральному закону № 57-ФЗ «О порядке осуществления иностранных инвестиций в хозяйственные общества, имеющие стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства», Закону РФ № 2124-1 «О средствах массовой информации», Федеральному закону № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», которые способны оказать серьезное влияние на информационное поле, определяя достаточно серьезные ограничения для СМИ. По мнению авторов доклада «Изменения правового регулирования СМИ: обеспечение безопасности государства или ущемление свободы слова?» Е.А. Барановской и А.А. Ненаховой (Балтийский федеральный университет им. И. Канта), все названные преобразования имеют характер жестких ограничительных мер, что заставляет ставить вопрос об их соотнесенности со ст. 19 Конституции РФ, закрепляющей свободу слова, СМИ, информации, а также о тех результатах, к которым они могут привести.

На конференции также были представлены исследования, посвященные изучению теоретических проблем и практике правоприменения в иных, помимо гражданского, отраслях права. Например, анализируя положения трудового и административного законодательства, В.Г. Глебов и О.Л. Казанцева (Алтайский государственный университет) в докладе «Отношения в сфере занятости и трудоустройства как предмет правового регулирования трудового и административного права» делают вывод о том, что в процессе занятости и трудоустройства возникает весьма обширный круг общественных отношений. Во-первых, в соответствующие отношения вступают работодатель и лицо, ищущее работу (это наиболее распространенный круг отношений); во-вторых, лицо, ищущее работу и органы службы занятости; в-третьих, работодатели и органы службы занятости; в-четвертых, федеральные и региональные органы исполнительной власти, органы местного самоуправления. Все это свидетельствует о том, что правовое регулирование рассматриваемых отношений является комплексным.

Интересными и малоисследованными в сфере трудового законодательства, по мнению автора работы «О некоторых проблемах правового регулирования труда несовершеннолетних спортсменов» И.В. Козынкина (Санкт-Петербургский государственный университет), являются проблемы регулирования труда несовершеннолетних спортсменов. Как полагает автор, сегодняшнее трудовое законодательство требует внесения определенных корректив с целью защиты их интересов. Необходимо, во-первых, установить предельные размеры денежных выплат, производимых спортсменом в пользу работодателя, при этом необходим дифференцированный подход относительно несовершеннолетних и совершеннолетних спортсменов (для несовершеннолетних спортсменов необходимо более строгое ограничение); во-вторых, предоставить органам опеки и попечительства полномочия по контролю за условиями договора, предусматривающими такую выплату.

В работе Е.Ю. Чмыхало (Саратовская государственная юридическая академия) «Рациональное и эффективное использование земель как категории земельного права» исследуется содержание понятий «рациональное использование» и «эффективное использование земель». Как утверждает автор, выявление взаимосвязи указанных понятий имеет как теоретическое значение, обоснованное потребностью четкого определения основных понятий земельно-правовой науки, так и непосредственное практическое значение для формирования правовых условий в целях реализации государственной политики по управлению земельным фондом Российской Федерации.

Несколько докладов на конференции были посвящены такой актуальной теме, как формирование системы бесплатной юридической помощи и, соответственно, анализу норм, содержащих основные гарантии реализации права граждан Российской Федерации на получение бесплатной квалифицированной юридической помощи в РФ. Так, в докладе К.Д. Соболевой (Мордовский государственный университет им. Н.П. Огарева) «Взаимодействие государственной и негосударственной систем оказания бесплатной юридической помощи в Республике Мордовия» отмечается, что до сих пор остается нераскрытым вопрос о взаимодействии между участниками этих двух систем. Опираясь на сложившуюся практику в Республике Мордовия, автор приходит к выводу, что развитие такого взаимодействия между участниками государственной и негосударственной систем бесплатной юридической помощи было бы очень эффективным для развития бесплатной юридической помощи.

На сегодняшний день основу негосударственной системы бесплатной юридической помощи составляют юридические клиники и негосударственные центры бесплатной юридической помощи. Цели и задачи клинического юридического образования, а также тенденции развития клинического юридического образования исследуются в работе А.А. Тундыковой (Мордовский государственный университет им. Н.П. Огарева) «Цели и задачи клинического юридического образования». Однако деятельность юридических клиник сопровождается целым рядом проблем. Например, Г.В. Брыжинская и Е.А. Ледяйкина (Мордовский государственный университет им. Н.П. Огарева) в работе «Проблемы функционирования юридических клиник» отмечают, что, во-первых, до сих пор не сформирована точная программа оплаты труда преподавателей, непосредственно работающих со студентами; во-вторых, потенциальные работодатели и практикующие юристы не привлекаются к процессу обучения; в-третьих, пока еще очень слабо распространено оказание бесплатной юридической помощи заключённым; в-четвертых, отсутствует единая диспетчерская служба, основной задачей которой будет являться распределение посетителей по географическому принципу, а также единая система самих клиник, хотя её наличие позволило бы наладить взаимовыгодный обмен различными ресурсами.

В целом следует признать, что конференция получилась интересной и разноплановой, предметом обсуждения стали актуальные вопросы как теоретического, так и практического характера, а предложения, сформулированные авторами, могут послужить основой для дальнейшего развития российского законодательства.

Обзор подготовила

кандидат социологических наук Н.Р. Халилова

 

 

 

 

НОВОСТИ

Наши партнеры

 

Лицензия Creative Commons
Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.