RUS ENG

Translator

AzerbaijaniBasqueBelarusianBulgarianCatalanChinese (S)Chinese (T)CroatianCzechDanishDutchEnglishEstonianFilipinoFinnishFrenchGalicianGeorgianGermanGreekHaitian CreoleHebrewHindiHungarianIcelandicIndonesianIrishItalianJapaneseKoreanLatvianLithuanianMacedonianMalayMalteseNorwegianPersianPolishPortugueseRomanianRussianSerbianSlovakSlovenianSpanishSwahiliSwedishThaiTurkishUkrainianUrduVietnameseWelshYiddish

Читайте в следующем номере

Индексирование журнала

Импакт-фактор российских научных журналов

Группа ВКонтакте

Группа в FB

International scientific and practical law journal Eurasian Journal of International Law

Петров Д.В.

Ретроспективный анализ советского законодательства первой половины XX века, регламентирующего правовую защиту личности и профессиональной деятельности адвоката

В статье рассмотрены некоторые историко-правовые аспекты развития российского законодательства, регламентирующего правовую защиту личности и профессиональной деятельности адвоката.

Ключевые слова: профессиональная деятельность адвоката, права адвоката, история адвокатуры.

Petrov D.V.

A retrospective analysis of Soviet legislation of the first half of the XXth century, which regulates the legal protection of the personality and the professional activity of the advocate

In article some historical and legal aspects of development of the Russian legislation regulating legal protection of the personality and professional activity of advocate are considered.

Keywords: professional activity of the advocate, right of the advocate, advocacy profession history.

С окончанием гражданской войны и переходом страны к мирной жизни началось строительство нового советского государства. Возникла необходимость реформирования законодательства. Не обошла вниманием власть и адвокатуру, которая после принятия «Положения о народном суде РСФСР» от 21 октября 1920 г.[1] как единый общественный институт фактически отсутствовала.

Только после принятия Всероссийским центральным исполнительным комитетом 26 мая 1922 г. «Положения об адвокатуре»[2], а затем и утверждения Народным комиссариатом юстиции 5 июля 1922 г. «Положения о коллегии защитников»[3] можно стало говорить о начале становления адвокатуры в советском государстве.

По новому Положению адвокатура организовывалась при губернских отделах юстиции в форме коллегий защитников по уголовным и гражданским делам, впоследствии, по Положению от 5 июля 1922 г., коллегии защитников состояли уже при совнарсудах, и члены коллегии вели дела в судебных органах в пределах соответствующей губернии или области. Первый состав коллегии утверждался президиумом губисполкома по представлению губернского отдела юстиции. В дальнейшем прием членов в коллегию производился президиумом коллегии самостоятельно, но с информированием о приеме новых членов президиума губисполкома. Так же губисполкому предоставлялось право отвода принятых новых членов коллегии, однако оснований для такого отвода в положении не предусматривалось. Руководство коллегией осущест-влялось президиумом, формируемым из числа членов коллегии на общем собрании. В полномочия президиума входили вопросы принятия в коллегию новых членов, наложение дисциплинарных взысканий, осуществление наблюдения и контроля над исполнением защитниками своих обязанностей, назначение бесплатной защиты и защиты по таксе, распоряжение денежными средствами фонда коллегии, организация юридических консультаций для оказания юридической помощи населению по заданиям губернского отдела юстиции.

Оплата труда защитников осуществлялась по соглашению с клиентом, однако при обращении за помощью рабочих и служащих плата взималась по таксе, утвержденной Наркоматом юстиции РСФСР, а лицам, признанным судом неимущими, юридическая помощь оказывалась бесплатно.

Из полученного вознаграждения защитники вносили процентное отчисление, размер которого устанавливался Наркомюстом, в фонд коллегии защитников на расходы по содержанию президиума коллегии и по организации юридических консультаций.

Таким образом, Положения об адвокатуре от 22 мая 1922 г. и о коллегии защитников от 5 июля 1922 г., прежде всего, регламентировали порядок создания, организации и деятельности коллегий, структуру и полномочия их руководящих органов, а нормы, предусматривающие права и гарантии независимости осуществления профессиональной деятельности адвокатов, отсутствовали.

Несмотря на принятие 25 мая 1922 г. Всероссийским центральным исполнительным комитетом нового Уголовно-процессуального кодекса РСФСР, участие адвоката в уголовном процессе по-прежнему оставалось ограниченным, а на этапе предварительного следствия и вовсе было исключено.

В соответствии со статьей 59 УПК РСФСР участие защитника при рассмотрении дела признавалось обязательным по делам, рассматриваемым народным судом, с участием шести заседателей; по делам, где подсудимый находится под стражей; по делам, в которых участвует обвинитель; по делам немых, глухих и вообще лиц, лишенных в силу физических недостатков способности правильно воспринимать те или другие явления.

Сохранялась норма, по которой к защите допускались, помимо членов коллегии защитников, так же близкие родственники обвиняемого, уполномоченные представители государственных учреждений и предприятий, а равно Всероссийского Центрального Совета Профессиональных Союзов, Всероссийского Центрального Союза Потребительских Обществ и других профессиональных и общественных организаций. С особого разрешения суда, в производстве которого находилось дело, в качестве защитников могли допускаться и иные лица (ст. 57)[4].

Ещё более ограниченным было положение защитника при производстве в революционном трибунале. Так, в соответствии со ст. 415 УПК РСФСР допущение обвинения и защиты в судебном заседании по делам, рассматриваемым в революционных трибуналах, необязательно и разрешается им каждый раз в распорядительном заседании в зависимости от важности дела, доказанности преступления или особого политического или общественного интереса дела. Трибунал обязан допустить или назначить защитника, если по делу допущен обвинитель. Вместе с тем, отказ подсудимого от защитника не препятствовал допуску обвинителя. Однако защитник, формально правомочный участвовать в деле, мог быть не допущен трибуналом на основании статьи 416 УПК РСФСР, если признавался несоответствующим для выступления по данному делу в зависимости от существа особого характера дела.

Следует отметить, что УПК РСФСР содержал гарантию, обеспечивающую сохранность адвокатской тайны. В соответствии со ст. 65 УПК РСФСР 1922 г. защитник обвиняемого по делу, по которому он выполнял таковые обязанности, не подлежал вызову и допросу в качестве свидетеля.

УПК РСФСР 1922 г. просуществовал менее года, и уже 15 февраля 1923 г. на основе «Положения о судоустройстве РСФСР» от 3 ноября 1922 г. был принят новый УПК РСФСР. В целом положения УПК РСФСР 1923 г., регламентирующие деятельность защитника, практически полностью совпадали с таковыми в УПК РСФСР 1922 г.

Основным отличием стало то, что из УПК РСФСР 1923 г. были исключены нормы об обязательном участии защитника по делам, рассматриваемым народным судом, с участием шести заседателей (в связи с отменой возможности рассмотрения дела данным составом суда), а также по делам, где подсудимый находится под стражей (это некоторым образом ограничило возможности допуска адвокатов-защитников в уголовное судопроизводство)[5].

Принятый 10 июля 1923 года Гражданский процессуальный кодекс РСФСР так же предусматривал возможность участия в качестве представителей сторон членов коллегии защитников. Кроме членов коллегии защитников представителями сторон могли выступать уполномоченные профессиональных союзов по делам своих членов; руководители и постоянные сотрудники коллективов по делам своего коллектива; иные лица, допущенные судом, разбирающим дело, к представительству по данному делу (ст. 16). В соответствии со статьей 18 ГПК РСФСР представитель мог совершать все процессуальные действия, кроме отдельных полномочий, перечисленных в этой же статье, которые должны были быть специально оговорены в доверенности. Следует отметить, что лица, исключенные из коллегии защитников, не могли быть представителями сторон в процессе (п. г, ст. 20).

В 1930 г. Наркомюст РСФСР отметил, что опыт образования коллективов членов коллегии защитников, несмотря на ряд недостатков, дал положительные результаты. Было предложено повсеместно приступить к образованию коллективов защитников, пересмотреть таксы, по которым взимается плата за оказываемую защитником юридическую помощь[6].

Начиная с 1931 г. право стало играть роль охраны и защиты созданных общественно-политических тоталитарных институтов. Точка зрения об отмирании государства и права была признана ошибочной, и на первый план была поставлена задача укрепления социалистической законности. Правовые нормы должны были заменить революционное правосознание и стать основой для принятия судебных решений. Формальные процессуальные права граждан были расширены.

В свою очередь, это привело к возрождению адвокатуры[7].

В результате этого коллегией Народного комиссариата юстиции 27 февраля 1932 г. было утверждено Положение о коллективах членов коллегии защитников[8]. Коллективы защитников образовывались в районных и межрайонных масштабах, а также в городах, не входящих в районы, где организовывались свои коллективы. Непосредственное руководство деятельностью коллективов защитников осуществлял президиум коллегии защитников, а коллегии, в свою очередь, находились под общим руководством и надзором областного (краевого) суда. В соответствии с Положением в основной круг задач для коллективов коллегии защитников входили оказание юридической помощи населению, обслуживание государственных учреждений и предприятий, кооперативных и общественных организаций, пропаганда советского права и подготовка практикантов. Коллективы коллегии защитников оказывали юридическую помощь в форме дачи юридических советов в словесной и письменной форме; составления разного рода деловых бумаг, жалоб и заявлений по судебным и административным делам; ведения судебных и административных дел; проведения докладов, бесед и консультаций на предприятиях, в колхозах, совхозах и т. д.; систематической работы по поднятию политических и профессиональных знаний практикантов.

Положением регламентировались структура (общее собрание, бюро и ревкомиссия) и полномочия руководящих органов коллективов, прием и выход из состава членов коллективов, а также вводилась новая оплата труда защитников, зависящая от их квалификации, общественно-правовой работы и нагрузки.

Важным нововведением следует признать и создание юридических консультаций, где каждый обращающийся мог выбирать себе защитника из числа членов коллегии по своему усмотрению. При этом особое внимание обращалось на максимальное размещение сети консультаций в рабочих районах и сельских местностях. Все эти нормы, безусловно, способствовали повышению доступности юридической помощи для населения. Однако в Положении, как и в предыдущих нормативных документах, отсутствовали новые нормы, направленные на обеспечение гарантий
профессиональной деятельности членов коллективов защитников.

В середине 30-х годов будущее адвокатуры стало предметом острой дискуссии. Две крайние позиции занимали Н. Крыленко и А. Вышинский. Первый пытался ликвидировать коллегии защитников и передать функции защиты профсоюзным и иным общественным организациям. Второй выступал за сохранение адвокатуры как важного элемента системы юстиции. В конечном счете, победила точка зрения Прокурора СССР А. Вышинского. Велись споры о будущем адвокатуры, о названии профессии, роли адвоката в процессе, качестве оплаты труда, структуре коллегий, необходимости создания регулирующего органа в составе Верховного Суда или НКЮ. Примечательно, что высшие судебные органы выступили в пользу адвокатуры. Так, 46-й пленум Верховного Суда СССР в марте 1934 г. отметил недопустимость недооценки защиты. То же говорилось и на последующих форумах юридической общественности[9].

Существенным образом повлияла на развитие адвокатуры в стране принятая в 1936 году Конституция СССР. В ст. 111 Основного закона на конституционном уровне устанавливались открытость судебного заседания и обеспечение обвиняемому права на защиту. Принятие данной нормы способствовало укреплению положения адвокатуры, росту её авторитета и значимости, а также прекратило ведущиеся споры о ликвидации и необходимости существования адвокатуры в нашей стране[10].

В этом же году во вновь образованном Народном комиссариате юстиции СССР, как органе судебного управления, в структуре центрального аппарата появился отдел адвокатуры. На местах краевые и областные управления юстиции наряду с другими функциями осуществляли общее руководство деятельностью адвокатуры[11].

На основе Конституции СССР 1936 года Советом Народных Комиссаров СССР 16 августа 1939 г. было утверждено Положение «Об адвокатуре СССР», которое вывело организацию адвокатуры в нашей стране на новый уровень[12].

Как следует из содержания Положения, в краях, областях, автономных республиках и союзных республиках, не имеющих областного деления, образовывались коллегии адвокатов. В соответствии со ст. 3 Положения основными задачами коллегий являлось оказание юридической помощи населению, учреждениям, организациям и предприятиям путем: дачи юридической консультации (советов, справок, разъяснений и т. п.), составления заявлений, жалоб и других документов по просьбе граждан, учреждений, организаций и предприятий, участия адвокатов в судебных процессах в качестве защитников обвиняемых, представителей интересов ответчиков, истцов и других заинтересованных лиц. Юридическая помощь оказывалась через юридические консультации, создаваемые президиумом коллегии адвокатов в районных центрах и городах.

Организация коллегий адвокатов и общее руководство их деятельностью осуществлялось отделом адвокатуры Народного комиссариата юстиции СССР. Непосредственное руководство коллегией осуществлял выборный президиум, избираемый на общем собрании коллегии адвокатов.

Для желающих вступить в коллегию устанавливался образовательный ценз – высшее или среднее юридическое образование (при наличии стажа не менее одного года), хотя допускался и прием лиц, не имевших юридического образования, но проработавших не менее трех лет в качестве судей, прокуроров, следователей или юрисконсультов, что положительно влияло на качественный состав коллегий.

Положением устанавливался круг обязанностей адвокатов, вводилась дисциплинарная ответственность за их нарушение.

К позитивным аспектам Положения 1939 года следует отнести и возвращение традиционного термина «адвокат» вместо используемого в предыдущих нормативных актах понятия «член коллегии защитников».

Сформированные в Положении 1939 года принципы деятельности и организационная структура адвокатуры просуществовали вплоть до принятия 31 мая 2002 г. Федерального закона № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».

Несмотря на закрепление за адвокатом профессиональных обязанностей, в Положении отсутствовала регламентация профессиональных прав и гарантий независимости адвокатов, что соответствовало действующему в то время подходу. В этой связи А.В. Рагулин справедливо отмечает, что доктрина советского уголовно-процессуального права данного периода основывалась на научных положениях об отсутствии необходимости детальной правовой регламентации профессиональных прав адвоката и закрепления гарантий его независимости[13].

Организация и деятельность адвокатуры все более четко регулировалась нормативно. В данный период помимо Положения об адвокатуре действовали иные акты: о порядке оплаты юридической помощи, о подготовке молодых адвокатов и стажеров к самостоятельной работе, о дисциплинарной ответственности адвокатов, о трудовой дисциплине и др.[14]

В предвоенный период наркоматы юстиции фактически установили тотальный контроль над адвокатурой, используя возможности, предоставленные Положением об адвокатуре и другими нормативными актами. Вопросы деятельности адвокатских органов регулярно обсуждали на коллегиях НКЮ, а отделы адвокатуры органов юстиции стали «произвольно распоряжаться коллегиями по своему усмотрению». Накануне Великой Оте-чественной войны органы юстиции СССР продолжали процесс по установлению полного контроля над адвокатурой, для этого были созданы все необходимые предпосылки. В частности, была принята целая серия нормативных правовых актов, определяющих порядок работы и деятельности коллегий адвокатов. Административное вмешательство проявлялось в продолжающихся «чистках» адвокатуры, в установлении почти фиксированной системы оплаты труда, в ревизиях работы адвокатских организаций, в ротации кадров. Одновременно власть прилагала усилия по увеличению коммунистической прослойки среди адвокатов. Органы адвокатского самоуправления отрывались от рядовых адвокатов и бюрократизировались[15].

Таким образом, можно прийти к выводу, что в период 1922–1956 годов были приняты нормативные акты, заложившие основу организации и функционирования адвокатуры на протяжении всего советского периода. В уголовно-процессуальном законодательстве устанавливается гарантия, обеспечивающая сохранность адвокатской тайны, закрепляются профессиональные права адвоката. Вместе с тем, объем предоставленных адвокату профессиональных прав и гарантий был ограниченным и распространялся только на уголовный процесс, что не позволяло полноценно оказывать квалифицированную юридическую помощь. Законодательство об адвокатуре, в свою очередь, не предусматривало каких-либо профессиональных прав и гарантий независимости адвоката. В этот период государство установило максимальный контроль практически над всеми сферами деятельности адвокатуры, сами адвокаты подвергались массовым репрессиям. Существенные изменения в правовом положении адвокатуры стали возникать только в конце 50-х годов XX века.

Пристатейный библиографический список

1. Адвокатская деятельность: Учеб.-практич. пособ. / Под общ. ред. канд. юрид. наук В.Н. Буробина. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: ЭКМОС, 2003.

2. Адвокатура: Сборник документов / Сост. Ю.И. Стецовский. – М.: Дело, 2005.

3. Кодинцев А.Я. Поиск модели управления советской адвокатурой в годы большого террора (1936–1938 гг.) // Адвокат. – 2005. – № 12.

4. Клевцов А.В. Становление и развитие российской адвокатуры в советский период (1917–1991). Историко-правовой аспект: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. – М., 2006.

5. Рагулин А.В. Институционализация профессиональных прав адвоката-защитника в Советском законодательстве // Новый юридический журнал. – 2012. – № 3.

6. Рагулин А.В. Профессиональные права адвоката-защитника в Российской Федерации и зарубежных государствах: Монография. – М.: Юрлитинформ, 2012.

7. Рагулин А.В. Формирование науки об адвокатуре в России // Евразийская адвокатура. – 2013. – № 2 (3).

8. Семеняко Е.В. История развития российского законодательства об адвокатуре и адвокатской деятельности // Гражданин и право. – 2009  – № 9 (сентябрь).

9. Смирнов В.Н., Смыкалин А.С. Адвокатура и адвокатская деятельность. – Екатеринбург, 2010.

[1] См.: Декреты Советской власти. – М., 1964. – Т. 4. – С. 97.

[2] СУ РСФСР. – 1922. – № 36.

[3] Там же. – Ст. 425.

[4] Аналогичная норма была предусмотрена и в ст. 49 «Положения об адвокатуре» от 25 мая 1922 г.

[5]Рагулин А.В. Профессиональные права адвоката-защитника в Российской Федерации и зарубежных государствах: Монография. – М.: Юрлитинформ, 2012. – С. 86.

[6] Смирнов В.Н., Смыкалин А.С. Адвокатура и адвокатская деятельность. – Екатеринбург, 2010.

[7] Адвокатская деятельность: Учеб.-практич. пособ. / Под общ. ред. канд. юрид. наук В.Н. Буробина. – 2-е изд., перераб. и доп. –

М.: ЭКМОС, 2003. – С. 50.

[8] Адвокатура: Сборник документов / Сост. Ю.И. Стецовский. – М.: Дело, 2005. – С. 26.

[9] Кодинцев А.Я. Поиск модели управления советской адвокатурой в годы большого террора (1936–1938 гг.) // Адвокат. – 2005. – № 12  (см.: СПС ГАРАНТ).

[10] Рагулин А.В. Формирование науки об адвокатуре в России // Евразийская адвокатура. – 2013. – № 2 (3). – С. 128–140.

[11] Смирнов В.Н., Смыкалин А.С. Указ. соч.

[12] Рагулин А.В. Институционализация профессиональных прав адвоката-защитника в Советском законодательстве // Новый юридический журнал. – 2012. – № 3. – С. 101–110.

[13]Рагулин А.В. Профессиональные права адвоката-защитника в Российской Федерации и зарубежных государствах: Монография. – М.: Юрлитинформ, 2012. – С. 87.

[14] Клевцов А.В. Становление и развитие российской адвокатуры в советский период (1917–1991). Историко-правовой аспект: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. – М., 2006. – С. 18.

[15] Семеняко Е.В. История развития российского законодательства об адвокатуре и адвокатской деятельности // Гражданин и право. – 2009. – № 9 (сентябрь) (см.: СПС ГАРАНТ).


НОВОСТИ

Наши партнеры

 

Лицензия Creative Commons
Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.