RUS ENG

Translator

AzerbaijaniBasqueBelarusianBulgarianCatalanChinese (S)Chinese (T)CroatianCzechDanishDutchEnglishEstonianFilipinoFinnishFrenchGalicianGeorgianGermanGreekHaitian CreoleHebrewHindiHungarianIcelandicIndonesianIrishItalianJapaneseKoreanLatvianLithuanianMacedonianMalayMalteseNorwegianPersianPolishPortugueseRomanianRussianSerbianSlovakSlovenianSpanishSwahiliSwedishThaiTurkishUkrainianUrduVietnameseWelshYiddish

Читайте в следующем номере

Индексирование журнала

Импакт-фактор российских научных журналов

Группа ВКонтакте

Группа в FB

International scientific and practical law journal Eurasian Journal of International Law

Если физическое лицо нанимает на работу иностранного гражданина без патента, это грозит наложением административного штрафа. Вся подробная информация здесь http://www.vectorprava.ru/person/migrant/patent


 

Токмаков И.С.

Условие об оплате в соглашении об оказании юридической помощи сквозь призму исторического развития

В статье рассматривается история становления адвокатского гонорара, а также существующие подходы к порядку определения вознаграждения адвоката.

Ключевые слова: соглашение об оказании юридической помощи, адвокат, оплата труда адвоката, историческое развитие вознаграждения адвоката.

Tokmakov I.S.

Condition on payment in agreement on provision of legal services through the prism of historical development

The author considers a brief view of genesis of attorney’s fee as well as modern ways of fixation condition on payment of  attorney’s fee in agreement on provision of legal services.

Keywords: agreement on provision of legal services, advocate, payment of advocate’s fee, historical development of advocate’s fee.

Оплата юридической помощи, оказываемой адвокатами, является одним из важнейших аспектов взаимоотношений адвоката и доверителя.

Необходимо отметить, что исторически проблема вознаграждения адвоката существовала всегда, и это неслучайно. Это обусловлено тем, что деятельность адвоката по своей сути является некоммерческой. Сущность адвокатуры заключается в том, что как институт гражданского общества она осуществляет отдельные полномочия по реализации публичной функции государства по защите прав, свобод и интересов физических и юридических лиц. С другой стороны, адвокат действует в интересах доверителя, его деятельность должна оплачиваться, как и любой труд; логично, что такую оплату вносит доверитель. Потому уже в незапамятные времена возникла дихотомия между публичной ролью адвоката и частным интересом, который он выражает. Данное противоречие особенно обостряется в вопросе оплаты услуг адвоката. Изучение данного вопроса представляется более интересным, если рассматривать историческое развитие регулирования вопроса оплаты труда адвокатов.

В Древнем Риме с развитием права вопросы вознаграждения решались по-разному. Первоначально адвокаты получали преимущественно подарки. Однако с совершенствованием и профессионализацией их деятельности адвокаты стали требовать все больших подношений, а также не стеснялись торговать тайнами своих клиентов и даже переходить на сторону противников. В итоге это привело к принятию закона Цинция, которым было запрещено определять и получать вознаграждение до завершения дела в суде(1 Е.В. Васьковский отмечает дискуссионность положений закона Цинция. Вчастности, он указывает: «трудно решить с достоверностью, в чем именно заключались постановления Цинциева закона. Некоторые думают, что он запрещал лицам, занимавшим публичные должности или действовавшим в публичном интересе, принимать за это подарки в качестве гонорара. Другие, наоборот, держатся того мнения, что этим законом предписывалось «рассматривать все полученное или обещанное за такого рода действия, как подарки, т.е. необязательные и добровольные приношения»». Тем не менее, он указывает, что закон Цинция содержал в себе положение относительно адвокатов, которое, по свидетельству Тацита, имело следующий вид: «чтобы никто не брал денег или подарков за предстоящее к защите дело». См.: Васьковский Е.В. Организация адвокатуры. – СПб.: типография П.П. Сойкина, 1893. – Т. 1. – С. 51.), что логично для традиции римского права, поскольку подарок и должен являться подарком. Таким образом, до разбора дела адвокат не мог обусловливать себе определенного вознаграждения, но после окончания процесса ему было дозволено принимать предложенный гонорар. Из этого можно сделать вывод, что в то время подобный порядок выплаты вознаграждения, не обусловленного заранее и не обеспеченного судебной защитой, свидетельствовал о безвозмездности адвокатуры. Однако периодическое приостановление действия закона Цинция, неблагодарность клиентов, установление императорской власти и постепенный распад римского социума вновь вызвали непомерные поборы со стороны судебных представителей. Этому способствовало и усиление власти, которая требовала от адвокатов не только лояльности, но и обоснования для своих, нередко противозаконных, действий. В результате адвокаты стали пользоваться определенной безнаказанностью в отношении населения, приэтом чувствуя гнет и принуждение со стороны власти. В такой ситуации, естественно, развилась коррупция, с которой были связаны и адвокаты. Императору Августу пришлось возобновить действие закона Цинция, а во времена Клавдия о нем снова вспомнили, при этом закон был усовершенствован: адвокатам дозволялось брать не более 10 тысяч сестерциев.

В период правления Александра Севера положения о вознаграждении адвокатов были существенно пересмотрены. Несмотря на то, что условия о гонораре, заключенные до судебного заседания, были, как и раньше, ничтожны, но вместе с тем они имели полную силу, если были заключены после защиты дела, хотя бы до постановления решения, и адвокаты получили право иска о гонораре. Истребование гонорара осуществлялось в рамках экстраординарного процесса. Еслимежду адвокатом и доверителем не было достигнуто соглашения относительно суммы гонорара, суд по требованию адвоката должен присудить ему вознаграждение, «в зависимости от предмета дела, таланта адвоката, обычаев адвокатуры и важности судебной инстанции, в количестве, тем не менее, не превышающем 10 000 сестерциев»( 2 По мнению Е.В. Васьковского, это место («in honorariis advocatorum ita versari judex debet, ut pro modo litis proque advocate facundia et fori consuetudine et judicii, in quo erat acturus, aestimatione adhibeat») дало повод к противоречивым толкованиям. Некоторые писатели, несмотря на явный смысл приведенного постановления, все-таки отрицали право иска, но новейшие исследователи пришли к обратному выводу (Massol: Des honoraries des avocats, 1879. – P. 17; LachapelleMontmoreau: Etudes sur la profession d''avocat, 1880. – I, 19). См.: Васьковский Е.В. Указ. соч. – С. 62.). Таким образом, гонорар из дара превратился в услугу, принцип безвозмездности адвокатуры был нарушен, и законодательство признало ее возмездность.

Е.В. Васьковский выделял следующие принципы оплаты труда адвоката при эквивалентно-возмездной системе:

1) по соглашению с клиентами;

2) по определению суда;

3) по определению совета адвокатского сословия;

4) по установленной таксе (тарифу);

5) по двум или нескольким из этих способов сразу (смешанные системы)(3 Васьковский Е.В. Организация адвокатуры. – СПб.: типография П.П. Сойкина, 1893. – Т. 2. – С. 82.).

Уплата вознаграждения по соглашению между адвокатом и клиентом представляется наиболее логичным и естественным способом оплаты услуг адвоката: адвокат знает, сколько труда и времени ему потребуется на подготовку и защиту дела в суде, и какой размер вознаграждения за его услуги будет разумным. Вместе с тем, по справедливому замечанию Е.В. Васьковского, данный способ оплаты является не лишенным недостатков(4 Там же. – С. 89.).

Зачастую, особенно это касается случаев, связанных с уголовным преследованием, клиент обращается к адвокату, находясь в состоянии сильного эмоционального потрясения, испытывая сильнейший стресс, готовым идти на все, чтобы добиться спасения своей (или близкого ему человека) жизни, свободы и доброго имени. В таком случае сложно говорить о возможности клиента трезво оценивать условия соглашения с доверителем, включая условие об оплате. К сожалению, адвокаты нередко пользуются этим, следуя принципу, используемому недобросовестными врачами: «договаривайся с пациентом об оплате в момент, когда он испытывает наиболее сильную боль». В такой ситуации, безусловно, не может идти никакой речи о «свободном определении адвокатом и доверителем условия о вознаграждении».

Кроме того, адвокат не всегда способен точно оценить размер предполагаемого вознаграждения, в особенности, если оно определяется до принятия адвокатом поручения и ознакомления с материалами дела.

Вместе с тем, данная система оплаты является весьма популярной и применяется во многих современных государствах. В большинстве государств существует ряд рекомендаций для определения вознаграждения адвоката в зависимости от сложности принимаемого поручения. В числе обстоятельств, которые адвокату следует принимать во внимание при определении гонорара, можно выделить следующие:

– значимость и сложность принимаемого поручения(5 См.: п. 2 ст. 10 Кодекса профессионального поведения адвокатов Чешской республики от 31 октября 1996 года; п. 12.1 Кодекса поведения барристеров Ирландии от 13 марта 2006 года; п. 4.1.2. Кодекса профессионального поведения членов адвокатского сообщества Швеции от 29 августа 2008 года; п. 2 ст. 28 Кодекса этики адвоката Албании от 12 ноября 2005 года.);

– продолжительность и место судебного разбирательства(6 См.: п. 12.1 Кодекса поведения барристеров Ирландии от 13 марта 2006 года.);

– количество времени, которое адвокату потребуется или потребовалось затратить на данное дело(7 Там же.);

– опыт, навыки адвоката в ведении дел подобного рода(8 См.: п. 4.1.2. Кодекса профессионального поведения членов адвокатского сообщества Швеции от 29 августа 2008 года; п. 2 ст. 28 Кодекса этики адвоката Албании от 12 ноября 2005 года.);

– наличие сложившихся профессиональных взаимоотношений между адвокатом и клиентом(9 См.: п. 2 ст. 28 Кодекса этики адвоката Албании от 12 ноября 2005 года.);

– репутация адвоката, оказывающего юридическую помощь(10 Там же.).

Что касается системы оплаты, при которой вознаграждение определяется судом, то, как отмечает Е.В. Васьковский, данный способ оплаты почти всегда соединялся с другими (с соглашением в Австрии, таксой в дореформенной Германии)( 11 Васьковский Е.В. Организация адвокатуры. – СПб.: типография П.П. Сойкина, 1893. – Т. 2. – С. 92.). Главным достоинством данной системы можно назвать устранение произвола адвокатов при определении гонорара. Суд определяет размер вознаграждения исключительно по своему усмотрению в зависимости от обстоятельств конкретного дела. Вместе с тем у данной системы есть оборотная сторона, заключающаяся в том, что усмотрение судей при определении гонорара может легко обернуться произволом судей в отношении адвоката. Деятельность адвоката в судебном разбирательстве, на основании которой суд делает вывод о размере гонорара, является лишь небольшой частью того времени и труда, которые адвокат тратит на ведение поручения в целом. От оценки суда остается скрытой вся досудебная подготовка адвоката по делу, которая зачастую имеет не меньшее значение для конечного результата, нежели выступление адвоката непосредственно перед судом. Произвол судей при определении гонорара может также выражаться в симпатии или антипатии к конкретному адвокату вне зависимости от его профессиональных качеств. Как отмечает М.В. Кратенко, использование данной системы также чревато попытками искусственно сблизить размер гонорара адвоката с государственным жалованьем судьи(12 Кратенко М.В. Договор об оказании юридической помощи в современном гражданском законодательстве. – М.: Статут, 2006. – С. 193.).

Определение вознаграждения советом сословия также не встречается в чистом виде. В настоящее время аналогом данной системы определения гонорара можно назвать определение вознаграждения, подлежащего уплате адвокату, органами адвокатского сообщества.

Главным достоинством системы определения гонорар по таксе является то, что данная система защищает клиента от чрезмерных требований адвоката об уплате гонорара, явно не соответствующего существу и сложности дела. Такса закрепляет фиксированный размер вознаграждения в зависимости от категории дела. Кроме того, с помощью таксы клиент еще до заключения соглашения с адвокатом может довольно точно определить сумму, которую ему нужно будет уплатить в качестве вознаграждения за ведение дела. Такса не только нивелирует возможные сложности относительно определения гонорара в процессе переговоров между адвокатом и клиентом, но и практически делает бессмысленными споры доверителя и защитника по поводу уплаты вознаграждения после завершения процесса, в особенности, если процесс был проигран.

Вместе с тем все вышеуказанные достоинства оплаты труда адвоката по таксе базировались, по справедливому замечанию Е.В. Васьковского, на довольно смелом допущении, что можно разработать таксу, которая была бы справедлива во всех возможных случаях(13 Васьковский Е.В. Организация адвокатуры. – СПб.: типография П.П. Сойкина, 1893. – Т. 2. – С. 97.). Действительно, если гонорар является эквивалентом за выполненное поручение клиента, то он должен прежде всего соответствовать количеству и качеству труда, затрачиваемого адвокатом в каждом конкретном случае. Следовательно, задача таксы состоит в том, чтобы, приняв за критерий данный признак, распределить все дела на группы, в зависимости от количества и качества, требуемого каждой из них адвокатского труда. При первой же попытке смоделировать такую конструкцию таксы становится очевидно, что этого невозможно сделать, так как труд адвоката не поддается объективному измерению и изменяется в каждом конкретном случае.

В дореволюционной России каждые три года министром юстиции, по представлениям судебных палат и Cоветов присяжных поверенных, устанавливался размер таксы. Кроме того, М.В. Кожевников отмечает, что «если обратиться к действовавшей в царской России таксе оплаты адвокатов по гражданским делам, то из нее видно, что в основу определения размера вознаграждения были положены: 1) сумма иска и 2) результат рассмотрения дела в суде»(14 Кожевников М.В. Советская адвокатура. – М.: Юридическое издательство НКЮ СССР, 1939. – С. 15.). Л.Ю. Грудцына подробно освещает подходы к определению размера вознаграждения по гражданским делам рассматриваемого периода:

«Основным критерием при определении размера гонорара адвоката за ведение гражданского дела являлась цена иска: за участие по делу в двух инстанциях присяжный поверенный получал определенный процент от суммы иска; по делам, не подлежащим оценке, гонорар определялся судом, исходя из значения и важности дела для тяжущихся сторон, их материального положения, а также времени и труда, затраченного поверенным (эта сумма могла составлять от 50 до 1200 руб.); вознаграждение за ведение дела в порядке «охранительного судопроизводства» (используя современную терминологию – «по назначению суда») определялось судом, в зависимости от сложности дела в размере до 600 руб., а по делам ценою менее 500 руб., – по усмотрению суда в размере до 50 рублей; за ведение дела в первой инстанции присяжный поверенный получал 2/3 определенного таксой гонорара, за ходатайство во второй инстанции – 1/3, а в кассационном департаменте Сената – 1/4. В случае проигрыша процесса присяжный поверенный истца получал 1/4, а поверенный ответчика – 1/3 положенного ему гонорара»(15 Грудцына Л.Ю. 140 лет российской адвокатуре. URL: htpp://www.ludmilagr.ru/ (дата обращения: 7.10.2012).).

Такса является далеко не самым удачным способом определения справедливого гонорара, соответствующего количеству и качеству труда адвоката, который необходимо затратить на выполнение конкретного поручения. Установление таксы только в зависимости от объективных критериев, без учета обстоятельств конкретного дела всегда будет невыгодно либо адвокату, чьи труды и таланты не учитываются при определении вознаграждения, либо клиенту, чье имущественное положение не принимается в расчет.

Как указывает Ю.И. Стецовский, оплата труда адвоката исключительно по таксе сопряжена с негативными явлениями: при необоснованно низких ставках оплаты юридической помощи адвокатам приходится увеличивать число проведенных дел, что, в свою очередь, отрицательно сказывается на качестве их работы, противоречит интересам населения и препятствует эффективности судопроизводства(16 Стецовский Ю.И., Мирзоев Г.Б. Профессиональный долг адвоката и его статус. – М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2003. – С. 104.).

В качестве оплаты по таксе может рассматриваться оплата по заранее установленным тарифам на адвокатские услуги. Оплата услуг гонораром по минимальным тарифам (minimum fee) была довольно продолжительное время популярна в США. Окружные и городские ассоциации юристов самостоятельно устанавливали тарифы на отдельные виды адвокатских услуг (fee schedules). В течение долгого времени бытовало вполне оптимистичное мнение о том, что солидный опыт саморегулирования юридической профессии как «высокообразованной профессии» освобождает ее от ответственности, согласно федеральным антитрестовским законам, за соблюдение «этических» норм, призванных ограничить определенные виды конкуренции среди юристов. Это мнение было опровергнуто решением Верховного суда США по делу Goldfarb v. Virginia State Bar. По данному делу суд постановил, что обязательная для адвокатов штата тарифная сетка минимальных ставок гонораров, установленная ассоциацией юристов штата и определяющая размер минимального вознаграждения, нарушает положения антитрестовского законодательства о запрете на ценовой сговор(17 Бернам У. Правовая система США. – 3-й выпуск. – М.: «Новая юстиция», 2006. – С. 255.).

Относительно смешанной системы определения гонорара Е.В. Васьковский также отзывается не самым лучшим образом. Он отмечает, что всем способам определения вознаграждения труда адвоката при эквивалентно-возмездной системе (соглашение между адвокатом и доверителем; определение судом; определение советом сословия; определение по таксе) присущ один существенный недостаток – произвольность определения гонорара(18 Васьковский Е.В. Организация адвокатуры. – СПб.: типография П.П. Сойкина, 1893. – Т. 2. – С. 102.). Основная разница между данными системами заключается в том, кто является субъектом установления произвола: адвокат, суд, совет сословия или такса.

Вместе с тем, каждая из указных систем имеет отдельные достоинства, успешная комбинация которых может быть удобной и для адвоката, и для клиента. В частности, в мировой практике наибольшее распространение получила смешанная система определения гонорара по соглашению сторон и по таксе.

В заключение обзора систем определения вознаграждения адвоката за ведение дела необходимо остановиться на относительно безвозмездной теории определения гонорара, сторонником которой являлся Е.В. Васьковский. Он считал ошибочными все попытки свести отношение к гонорару как к точному эквиваленту за оказанные услуги(19 Васьковский Е.В. Организация адвокатуры. – СПб.: типография П.П. Сойкина, 1893. – Т. 2. – С. 103.). Общественная функция адвокатуры, как института гражданского общества, состоит в защите прав и интересов граждан. Исходя из этого, Е.В. Васьковский предлагал выплачивать адвокатам определенное общественное жалованье, аналогичное государственному жалованью, которое получают судьи и прокуроры, выполняя государственные функции правосудия и поддержки государственного обвинения соответственно. Согласно данной системе, гонорар подобно пошлине уплачивался с учетом платежеспособности клиента и важности услуги, оказанной для него адвокатом(Там же. – С. 108.). Определение размеров гонорара зависело только от клиента, поскольку только ему известна его платежеспособность и субъективная важность оказанной ему услуги. Другими словами, адвокат должен принимать от клиента гонорар в том размере, в каком ему предлагает сам клиент. При таком порядке гонорар принимает внешний вид подарка. Достоинством данного способа является то, что, не унижая личного достоинства адвоката в противоположность договорной схеме и не уравнивая труд всех адвокатов в отличие от таксовой системы, он обеспечивает имущественные интересы и адвоката, и клиента. Несмотря на возражения относительно того, что при данной системе также присутствует произвол в определении гонорара – произвол клиента, следует признать правильным довод Е.В. Васьковского о том, что это произвол «клиента, руководимый чувством признательности к правозаступнику, как спасителю его имущества, свободы, чести и даже жизни и потому представляющийся наименее опасным для адвоката и, разумеется, совершенно безвредным для клиента»( 21 Там же. – С. 119.).

Институт оплаты труда адвоката в российском правопорядке также неоднократно подвергался изменению. В XIX веке, согласно ст. 395 Судебных Уставов 1864 г., размер и порядок выплаты вознаграждения адвокату определялись письменным соглашением с доверителем(22 Учреждение судебных установлений, измененное и дополненное законом о преобразовании местного суда (Собр. узак., 1912. – № 118), с законодательными мотивами, разъяснениями Сената и алфавитным предметным указателем. / Сост. К.П. Смирнов. – СПб.: Издание юридического книжного склада «Право». – 1913. – Ст. 395.). Такса могла быть установлена не взамен соглашения, а как дополнение к нему, для достижения следующих условий:

1. Такса необходима для установления законной нормы вознаграждения за судебные издержки между самими тяжущимися. Вознаграждение за судебные издержки, по статье о вознаграждении поверенных, должно было производиться по необходимости, не иначе, как по определенной таксе.

2. Установление таксы значительно облегчало соглашение между поверенным и отсутствующим тяжущимся: такса служила лучшим указанием нормы первоначальных соглашений(23 Там же. – Гл. 2. Законодательные соображения и разъяснения Сената к

ст. 395–398.).

С учреждением советской власти была существенным образом реформирована адвокатура, а вместе с ней и принципы оплаты труда адвокатов. В период с 1918–1922 гг. труд адвокатов, функции которых выполняли члены коллегии защитников, фактически приравнивался к труду государственного служащего: им выплачивалась заработная плата(24 Как отмечает В.Н. Буробин: «Члены данных коллегий становились… государственными служащими на окладе, размер которого приравнивался к окладам судей народных судов. Доверители должны были вносить плату за услуги адвоката на счет Комиссариата юстиции, из его бюджета выплачивалась заработная плата». См.: Буробин В.Н. Адвокатская деятельность: Учебно-практическое пособие. – Изд. 2-е, перераб. и допол. – М.: «ИКФ «ЭКМОС», 2003. – С. 45.).

Положение об адвокатуре от 26 мая 1922 г. устанавливало, что по общему правилу размер вознаграждения защитника определялся по соглашению сторон. В то же время рабочие государственных и частных предприятий, а также служащие советских учреждений и предприятий имели право оплачивать услуги защитников по таксе, устанавливаемой Наркомюстом (по гражданским делам – не более 5 % от присужденной суммы; в отношении уголовных дел предусматривался лишь предел гонорара, который определялся президиумом коллегии «в зависимости от размера и сложности дела»)( 25 Стецовский Ю.И., Мирзоев Г.Б. Профессиональный долг адвоката и его статус: Монография. – М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2003. – С. 104.). Что касается лиц, признанных постановлением народного суда неимущими, то они освобождались от оплаты вознаграждения защитникам по уголовным и гражданским делам.

Согласно Положению об адвокатуре СССР 1939 г.(26 Положение об адвокатуре СССР от 16 августа 1939 г. / Утверждено Советом Народных Комиссаров Союза ССР / СП СССР 1939 г. – № 49. – Ст. 394.), размер вознаграждения адвоката полностью зависел от таксы, возможность регулирования размера гонорара соглашением сторон была исключена. Как отмечает Ю.И. Стецовский, после создания советской адвокатуры такса менялась редко и незначительно: первая такса (1922) заменена в 1939 г., третья – введена в 1966 г., четвертая в 1977 г. и следующая – в 1988 г.( 27 Стецовский Ю.И., Мирзоев Г.Б. Профессиональный долг адвоката и его статус: Монография. – М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2003. – С. 104.).

Необходимо отметить, что установление таксы не могло стимулировать адвокатов к более активному ведению дел, было крайне невыгодным для талантливых адвокатов, заинтересованных в предоставлении своим клиентам высококачественной юридической помощи. Практика доказала необходимость придания правовой формы желанию клиента материально заинтересовать клиента в качественно выполненной работе. Все это привело к принятию Инструкции Министерства юстиции от 21 июля 1988 г. «Об оплате юридической помощи, оказываемой адвокатами гражданам, предприятиям, учреждениям, организациям и кооперативам»( 28 Инструкция Минюста СССР от 21 июля 1988 г. «Об оплате юридической помощи, оказываемой адвокатами гражданам, предприятиям, учреждениям, организациям и кооперативам». // Инструкция введена в действие с 1 сентября 1988 г. // Бюллетень нормативных актов министерств и ведомств Российской Федерации. – 1988. – № 12.). Важным является тот факт, что с введением в действие этой Инструкции вознаграждение определялось теперь не только по установленной таксе, но и в отдельных случаях, с учетом квалификации адвоката, а также в случаях просьбы обратившегося выделить ему конкретного адвоката оплата могла устанавливаться по соглашению между заведующим юридической консультацией (с участием адвоката) и обратившимся за помощью в размерах, превышающих ставки, предусмотренные Инструкцией. Общий тренд либерализации порядка оплаты труда адвокатов был продолжен в Инструкции Министерства юстиции об оплате юридической помощи 1991 г.(29 Инструкция Министерства юстиции СССР от 10 апреля 1991 г. «Об оплате юридической помощи, оказываемой адвокатами гражданам, предприятиям, учреждениям и организациям» // СПС «Консультант Плюс».). Статья 1 данной Инструкции закрепляла, что «основным принципом оплаты труда за юридическую помощь, оказанную адвокатами гражданам, предприятиям, учреждениям, организациям и кооперативам, является соглашение между адвокатом и лицом, обратившимся за помощью». Приказом Минюста РФ от 19 февраля 2002 г. № 52(30 Приказ Минюста РФ от 19 февраля 2002 г. № 52 «О нормативных актах Министерства юстиции СССР и Министерства юстиции РСФСР». Текст приказа официально опубликован не был. // СПС «Гарант».) данная Инструкция была признана не действующей на территории Российской Федерации, в связи с необходимостью приведения нормативной правовой базы Министерства юстиции Российской Федерации в соответствие с законодательством Российской Федерации.

В Законе об адвокатуре РФ в качестве основного принципа оплаты труда адвоката провозглашена свобода соглашения между адвокатом и доверителем при определении вознаграждения, за исключением случаев оказания юридической помощи бесплатно или по назначению.

Таким образом, можно сделать вывод, что анализ истории становления адвокатского гонорара имеет огромное значение для исследования адвокатского гонорара как института в целом.

Пристатейный библиографический список

1. Бернам У. Правовая система США. – 3-й выпуск. – М.: «Новая юстиция», 2006.

2. Васьковский Е.В. Организация адвокатуры. – СПб.: типография П.П. Сойкина,                                        1893. – Т. 2.

3. Кожевников М.В. Советская адвокатура. – М.: Юридическое издательство НКЮ СССР, 1939.

4. Кратенко М.В. Договор об оказании юридической помощи в современном гражданском законодательстве. – М.: Статут, 2006.

5. Стецовский Ю.И., Мирзоев Г.Б. Профессиональный долг адвоката и его статус: Монография. – М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2003.

 

 

 

НОВОСТИ

Наши партнеры

 

Лицензия Creative Commons
Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.