RUS ENG

Translator

AzerbaijaniBasqueBelarusianBulgarianCatalanChinese (S)Chinese (T)CroatianCzechDanishDutchEnglishEstonianFilipinoFinnishFrenchGalicianGeorgianGermanGreekHaitian CreoleHebrewHindiHungarianIcelandicIndonesianIrishItalianJapaneseKoreanLatvianLithuanianMacedonianMalayMalteseNorwegianPersianPolishPortugueseRomanianRussianSerbianSlovakSlovenianSpanishSwahiliSwedishThaiTurkishUkrainianUrduVietnameseWelshYiddish

Читайте в следующем номере

Индексирование журнала

Импакт-фактор российских научных журналов

Группа ВКонтакте

Группа в FB

International scientific and practical law journal Eurasian Journal of International Law

Исторический опыт

Мартышкин В.Н.

Юрист – граф Л.Н. Толстой

Цель: Рассмотрение государственно-правовых взглядов известного русского писателя Л.Н. Толстого.

Методология: Использовались историко-правовой метод и метод изучения документов.

Результаты: В статье рассмотрены вопросы формирования и содержания государственно-правовых взглядов Л.Н. Толстого в процессе его обучения в Казанском университете.

Новизна/оригинальность/ценность: Статья обладает высокой научной ценностью, поскольку является одной из первых попыток рассмотреть личность известного русского писателя Л.Н. Толстого как юриста.

Ключевые слова: Л.Н. Толстой, М.М. Сперанский, государственно-правовые взгляды.

Martyshkin V.N.

The lawyer – сount L.N. Tolstoy

Purpose: Consideration of state and legal views of the famous Russian writer L.N. Tolstoy.

Methodology: The historical - legal method and a method of studying of documents were used.

Results: In article questions of formation and the maintenance of state and legal views of L.N. Tolstoy at his training at the Kazan university are considered.

Novelty/originality/value: Article possesses the high scientific value as is one of the first attempts to consider the identity of the famous Russian writer L.N. Tolstoy as the lawyer.

Keywords: L.N. Tolstoy, M.M. Speransky, state and legal views.

Я решил, что занятия юриспруденцией

свыше моих умственных способностей…

Л.Н. Толстой, «Письмо студенту о праве» [1]

Граф Лев Николаевич Толстой родился 9 сентября 1828 г. в усадьбе Ясная Поляна Тульской губернии. Детей в семье Толстых было пятеро: Николай, Сергей, Дмитрий, Лев и Мария.

Родители умерли рано: в 1830 г. – мать, а в 1837 г. – отец. Осиротевших детей воспитывали тётки по отцу. В 1841 г. молодые Толстые переехали в Казань к опекунше П.И. Юшковой. Казань – первый город в российской провинции, где в 1759 г. была открыта гимназия. Её выпускниками были видные деятели российской науки и культуры Г.Р. Державин, Н.И. Лобачевский, С.Т. Аксаков, А.М. Бутлеров. В 1804 г. был открыт Казанский университет – третье по времени создания и значимости учреждение в Российской империи. Дед Льва граф Илья Андреевич Толстой был губернатором Казанской губернии (1815–1820). Три старших брата Льва Николаевича Толстого окончили математическое отделение императорского Казанского университета [14].

Лев Толстой выбрал восточное отделение философского факультета (разряд турецко-арабской словесности). Выбор был осознанным: предок Льва Николаевича Петр Андреевич Толстой (1645–1729) служил у Петра I, был известным дипломатом, а будучи послом в Турции, весьма искусно отстаивал интересы России [1].

Следует отметить, что лишь после повторных испытаний (с разрешения ректора университета Н.И. Лобачевского) Л.Н. Толстой 3 октября 1844 г. был зачислен «своекоштным», т. е. оплачивающим свое обучение, студентом [10]. Учеба у молодого графа не заладилась, и в апреле 1845 г. с формулировкой за «весьма редкое посещение лекций и малоуспешность» [6] Толстого не допустили к переводным экзаменам.

25 августа 1845 года Л. Толстой обратился к ректору Казанского университета о переводе его на юридический факультет, обосновав это тем, что приложение юридической науки «к нашей частной жизни делается легче и естественнее любой другой» [12, т. 59, с. 10].

Ходатайство своекоштного студента Толстого было удовлетворено. В фондах Музея истории Казанского университета сохранилось прошение Л. Толстого от 14 марта 1846 г. о приеме «за слушание лекций десяти рублей серебром».

Состав юридического факультета того време-ни был дворянским, из студентов, «более думав-

ших о рысаках, женщинах, балах да модных брюках, нежели об университетских лекциях». Это был

тот самый факультет, про который попечитель ок-руга М.Н. Мусин-Пушкин выражался со свойственной ему резкостью: «что ни юрист, то дурак» [4].

На юного Льва Толстого произвели сильное впечатление лекции Станиславского по энциклопедии права, диспуты профессора Фогеля о смертной казни (Толстой в последующем будет противником этого вида наказания).

На юридическом факультете Казанского университета формировались правовые взгляды юного графа. Здесь Толстой встретился с Д.И. Мейером, с именем которого связывают зарождение русского гражданского права как отрасли. Мейер поручил первокурснику Толстому провести анализ двух работ: «Наказ» Екатерины II (1767) и «О духе законов» Шарля Монтескьё (1748). Это исследование привело молодого Толстого к глубоким размышлениям об истоках права, о государственном устройстве. В дневнике студент Л. Толстой запишет: «Работа с «Наказом» и «О духе законов» открыла мне новую область умственного самостоятельного труда, а университет со своими требованиями не только не содействовал такой работе, но мешал ей» [2].

Толстой пришел к выводу, что положительные законы должны соответствовать нравственным, а наказания от имени государства должны быть соразмерны содеянному (преступлениям). Заключение юрист Толстой в ходе исследования сделал неожиданное: «Наказ» принес больше славы Екатерине, чем пользы России» [3].

Столь дерзкое свободомыслие молодого графа не осталось незамеченным со стороны начальства. За нарушение университетских правил, за непосещение лекций по истории Лев Толстой был посажен в карцер.

В университете Л. Толстой изучил наследие графа М.М. Сперанского (1772–1839), принадлежащего к «созвездию крупнейших государственных деятелей России» [8]. Наполеон называл его «единственной светлой головой в России», А.С. Пушкин – «Гением Блага» [11]. Л. Толстой прочитал, в частности, «Правила высшего красноречия» – сборник лекций выдающегося дипломата, юриста и законотворца. Это учебное пособие, изданное в 1844 г., через пять лет после смерти М.М. Сперанского, до сих пор является настольной книгой профессионалов в области ораторского искусства и коммуникации. Будучи студентом-юристом, Лев Николаевич хорошо усвоил один из тезисов Сперанского: «Умение писать или говорить непонятно есть нелепость, превосходящая все меры нелепостей» [11].

Любознательного графа Толстого поразила прозорливость отчизнолюба Сперанского, который еще в 1809 г. по поручению императора Александра I подготовил план государственных преобразований «Введение к уложению государственных законов». При этом Сперанский исходил из того, что «Законы существуют для пользы и безопасности людей, им подвластных». «В государстве,  – писал он, – где нет добрых исполнителей, конечно, не может быть и просвещенных судей, внутренней изящности установлений. Народ рассуждает о вещах по внешнему их действию» [13]. Отдавая дань уважения реформаторским идеям М.М. Сперанского, Л.Н. Толстой в уста героя своего романа «Война и мир» князя Андрея Болконского вложил пророческое высказывание: «Ежели что-нибудь сделано хорошее в нынешнее царствование, то все хорошее сделано им – им одним... И потомство отдаст ему справедливость...» [11].

По воспоминаниям современников, Толстой был «очень благодарен судьбе за то, что первую молодость провел в среде, где можно смолоду быть молодым и живя хоть и праздной, роскошной, но не злой жизнью» [2].

«Казанские старожилы, – вспоминал Н.П. Загоскин, – помнят графа Л. Толстого на всех балах, вечерах и великосветских собраниях, всюду приглашаемым, всюду танцующим». В стране вечной юности, имя которой Казанский университет, Л.Н. Толстой испытал первое романтическое чувство к Зинаиде Модестовне Молостовой. Отправляясь в мае 1851 г. на Кавказ, он остановился в Казани и вновь встретился с ней. В своем дневнике он запишет: «Я опьянен Зинаидой. Я ни слова не сказал ей о любви, но я так уверен, что она знает мои чувства». Студент юрфака Лев Толстой не был лишен и артистического дарования, о чем писали «Казанские губернские ведомости», особенно после того как 19 апреля 1846 г. в актовом зале университета он выступал в «живых картинах» [5].

Первый курс юрист Л. Толстой сдал успешно, о чем свидетельствовали его оценки. Тем не менее, на втором курсе учебы 12 апреля 1847 г. Лев Толстой подал на имя ректора прошение об исключении из числа студентов.

В выданном ему свидетельстве в частности было указано: «Объявитель сего, граф Лев Николаевич Толстой... из разряда арабско-турецкой словесности перемещен на юридический факультет, в коем обучался с успехами... Поведения он, Толстой, во время бытности в Университете был отличного. Граф Толстой, как не окончивший полного курса университетских наук, не может пользоваться правами, присвоенными действительным студентам... при поступлении в гражданскую службу сравнивается в преимуществах по чинопроизводству с лицами, получившими образование в средних учебных заведениях, и принадлежит ко второму разряду гражданских чиновников. В удостоверении чего и дано ему, графу Льву Толстому, сие свидетельство из правления Казанского университета на простой

бумаге» [2].

23 апреля 1847 г. юрист Л.Н. Толстой покинул Казань. Значимость и насыщенность казанского периода (1841–1847) жизни молодого Толстого, переход от возраста отрочества к юности, совпавший с изучением права в университете, оказали влияние на его мировоззрение и творчество.

Казанские мотивы его творчества отражены в некоторых его произведениях: «Отрочество» (1854), «Юность» (1857), «Исповедь» (1884), «После бала» (1903).

Прибыв из Казани в Ясную Поляну, усадьбу, которая досталась по наследству, Л.Н. Толстой задумал проект коренного переустройства социально-экономического уклада жизни крепостного крестьянства. С этой целью он углубленно изучает юриспруденцию, особенно в части, касаемой плана всеобщего государственного образования, открывает школу для детей крестьян. Более того, весной 1849 г. Толстой отправляется в Петербургский университет для сдачи экзаменов на степень кандидата права. Не забывает уже достаточно известный писатель и родную альма-матер. 5 сентября 1876 года, посетив юридический факультет Казанского университета, Лев Толстой в письме жене написал: «Казань возбуждает во мне своими воспоминаниями неприятную грусть» (12, т. 83, с. 227–228).

Незадолго до смерти в 1909 г. Лев Толстой в своей работе «Письмо студенту о праве» изложил мотивы, побудившие его расстаться в 1847 г. с юридическим факультетом в Казани: «Я ведь сам был юристом. На втором курсе меня заинтересовала теория права, но чем более я вникал в смысл теории права, тем все более и более убеждался, что или что-то неладное в этой науке, или я не в силах понять её. Проще говоря, я понемногу убеждался, что кто-то из нас двоих должен быть очень глуп: или Неволин, автор энциклопедии права, которую я изучал, или я, лишенный способности понять всю мудрость этой науки. Мне было 18 лет, и я не мог не признать того, что глуп я, и поэтому решил, что занятия юриспруденцией свыше моих умственных способностей и оставил эти занятия» [12, т.38, c. 60].

Юридическая наука от этого решения графа Л.Н. Толстого, по видимому, не пострадала, но важно то, что именно на юридическом факульте-те Казанского университета Толстой твердо выбрал для себя «область самостоятельного умственного труда», благодаря чему стал гением в литературе, прославив в веках свое Отечество.

О чем думал Л.Н. Толстой на закате своей земной жизни? Вспоминал юные годы, проведенные в Казанском университете, размышлял о своем тернистом жизненном пути и строках письма из Сибири М.М. Сперанского: «все происшествия нашей жизни нанизаны на одной нити, и сию нить держит и управляет наш верный и истинный Небесный Отец» [9].

Когда Толстой умер (20.11.1910), из Казани отправили телеграмму: «Студенческий юридический кружок при Казанском университете лишь просит и его причислить ко всем скорбящим о смерти Л.Н. Толстого» [7].

Пристатейный библиографический список

1. Андреева Л.С. Рукописное наследие предков Л.Н. Толстого как памятник русского литературного языка первой половины XVIII века // Молодой Л.Н. Толстой: Сб. ст. – Казань: Рут, 2002. – С. 101.

2. Бирюков П.И. Биография Л.Н. Толстого. – М., 2000. – Кн. 1. – С. 73–78. – (Гений в искусстве).

3. Гусев Н.Н. Лев Николаевич Толстой. Материалы к биографии с 1828 по 1855 год. – М.: Изд-во Академии наук СССР, 1954. – С. 225.

4. Загоскин Н.П. Граф Л.Н. Толстой и его студенческие годы // Исторический вестник. – 1894. – № 1. – С. 107–109.

5. Казанские губернские ведомости. – 1846. – № 18. – Стлб. 174–180.

6. Концепция создания Музея Л. Толстого в Казани. – Казань: Школа, 2003. – С. 13.

7. Копия документа из фондов Музея истории Казанского университета.

8. Луковская Д.И., Гречишкин С.С. Четыре «беседы» М.М. Сперанского о законах // Известия высших учебных заведений. Правоведение. – 1997. – № 4. – С. 63.

9. Обращение к участникам правового форума // Сперанские чтения: Материалы правового форума, 29.08.2013. – Владимир, 2014. – С. 6–7.

10. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. – 4-е изд., доп. – М., 1997. – С. 704.

11. Сперанский М.М. О коренных законах государства. – М.: Эксмо, 2015. – С. 166, 195.

12. Толстой Л.Н. Собр. соч.: В 90 т. – М., 1935.

13. Юдина Н.В. Общественное мнение как инструмент сотрудничества государства и гражданина // Сперанские чтения: Материалы правового форума, 29.08.2013. – Владимир, 2014. – С. 222–223.

14. Юридическая наука и образование в Казанском университете / Под науч. ред. И.А. Тарханова. – Казань, 2014. – С. 27–34.

References (transliterated)

1. Andreeva L.S. Rukopisnoe nasledie predkov L.N. Tolstogo kak pamjatnik russkogo literaturnogo jazyka pervoj poloviny XVIII veka // Molodoj L.N. Tolstoj: Sb. st. – Kazan’: Rut, 2002. – S. 101.

2. Birjukov P.I. Biografija L.N. Tolstogo. – M., 2000. – Kn. 1. – S. 73–78. – (Genij v iskusstve).

3. Gusev N.N. Lev Nikolaevich Tolstoj. Materialy k biografii s 1828 po 1855 god. – M.: Izd-vo Akademii nauk SSSR, 1954. – S. 225.

4. Zagoskin N.P. Graf L.N. Tolstoj i ego studencheskie gody // Istoricheskij vestnik. – 1894. – № 1. – S. 107–109.

5. Kazanskie gubernskie vedomosti. – 1846. – № 18. – Stlb. 174–180.

6. Koncepcija sozdanija Muzeja L. Tolstogo v Kazani. – Kazan’: Shkola, 2003. – S. 13.

7. Kopija dokumenta iz fondov Muzeja istorii Kazanskogo universiteta.

8. Lukovskaja D.I., Grechishkin S.S. Chetyre «besedy» M.M. Speranskogo o zakonah // Izvestija vysshih uchebnyh zavedenij. Pravovedenie. – 1997. – № 4. – S. 63.

9. Obrashhenie k uchastnikam pravovogo foruma // Speranskie chtenija: Materialy pravovogo foruma, 29.08.2013. – Vladimir, 2014. – S. 6–7.

10. Ozhegov S.I., Shvedova N.Ju. Tolkovyj slovar’ russkogo jazyka. – 4-e izd., dop. – M., 1997. – S. 704.

11. Speranskij M.M. O korennyh zakonah gosudarstva. – M.: Jeksmo, 2015. – S.166, 195.

12. Tolstoj L.N. Sobr. soch.: V 90 t. – M., 1935.

13. Judina N.V. Obshhestvennoe mnenie kak instrument sotrudnichestva gosudarstva i grazhdanina // Speranskie chtenija: Materialy pravovogo foruma, 29.08.2013. – Vladimir, 2014. – S. 222–223.

14. Juridicheskaja nauka i obrazovanie v Kazanskom universitete / Pod nauch. red. I.A. Tarhanova. – Kazan’, 2014. – S. 27–34.

НОВОСТИ

Наши партнеры

 

Лицензия Creative Commons
Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.