RUS ENG

Translator

AzerbaijaniBasqueBelarusianBulgarianCatalanChinese (S)Chinese (T)CroatianCzechDanishDutchEnglishEstonianFilipinoFinnishFrenchGalicianGeorgianGermanGreekHaitian CreoleHebrewHindiHungarianIcelandicIndonesianIrishItalianJapaneseKoreanLatvianLithuanianMacedonianMalayMalteseNorwegianPersianPolishPortugueseRomanianRussianSerbianSlovakSlovenianSpanishSwahiliSwedishThaiTurkishUkrainianUrduVietnameseWelshYiddish

Читайте в следующем номере

Индексирование журнала

Импакт-фактор российских научных журналов

Группа ВКонтакте

Группа в FB

International scientific and practical law journal Eurasian Journal of International Law

Исторический опыт

Басараб О.Т.

Особенности охраны государственной границы в Киевской Руси – историко-правовой аспект

Цель: Исследование нормативного регулирования охраны государственных границ Киевской Руси посредством изучения древнейших источников права.

Методология: Использовались историко-правовой и формально-юридический методы.

Результаты: В статье рассмотрены правовые особенности охраны государственной границы в Киевской Руси. Проанализированы тексты древнейших источников права того времени. Установлено, что специальных нормативно-правовых актов, которые регламентировали бы общественные отношения в сфере охраны государственных границ, в то время еще не было, поскольку широкий спектр таких отношений регулировали обычаи. При этом в результате исследования «Русской Правды», княжеских уставов, уставных грамот, международных договоров, заключенных между Киевской Русью и Византией, и других древнейших источников права удалось выделить отдельные нормы, которые регулировали общественные отношения, связанные с обеспечением охраны рубежей древнего государства, в частности, определяли его территориальные границы, а в период феодальной раздробленности – пределы удельных княжеств; устанавливали правовой статус иностранцев на территории Киевской Руси, а также положение русских дипломатов и купцов на территории иностранных государств; нормативно закрепляли процесс строительства крупных пограничных оборонительных сооружений и т. д.

Новизна/оригинальность/ценность: Статья обладает научной ценностью, поскольку является одной из первых попыток рассмотреть эволюцию охраны государственной границы Киевской Руси через призму древнейших источников права.

Ключевые слова: охрана государственной границы, защита государственной границы, источники права, нормы, общественные отношения.

Basarab O.T.

The Peculiarities of Kievan Rus Border Guarding – Historical and Legal Aspects

Purpose: Research of normative regulation of Kievan Rus border guarding through the studying of ancient sources of law.

Methodology: Historical-legal and formal legal method was used.

Results: In the scientific publication the legal peculiarities of Kiev Rus border guarding are investigated. Texts of ancient sources of law are analyzed. The lack of special legal acts that regulated social relations connected with the guarding and protection of the Kiev Rus border is determined. The main reasons of this fact were customs that governed a wide range of relations in those days. Thus as a result of the study of «Russian Truth», princely statutes, charters, treaties concluded between Kiev Rus and Byzantium and other ancient sources of law we distinguished norms that regulated social relations connected with the guarding and protection of the Kiev Rus border. Those norms particularly regulated territorial borders of the country (in the feudal period limited fiefdoms), the legal status of foreigners in the Kiev Rus and the position of Russian diplomats and merchants in foreign countries, process of construction of border fortifications, etc.

Novelty/originality/value: Article possesses the scientific value as one of the first attempts to consider the evolution of Kiev Rus Border guarding through the prism of the oldest sources of law.

Keywords: border guarding, border protection, sources of law, norms, social relations.

В условиях динамичного развития современного государства критическое осмысление и практическое использование накопленного исторического опыта способствуют разрешению множества наиболее важных государственных проблем современности, включая задачи по обеспечению надежной охраны государственной границы.

История формирования границ Украины тесно связана с зарождением и становлением украинской государственности, когда на рубеже ІХ–Х веков на просторах Восточной Европы, объединив часть славянских племен, образовалось новое сильное государство – Киевская Русь.

В древнем государстве появилось объединившее в себе обычай и закон древнерусское право, целью которого было урегулирование общественных отношений. Отдельные вопросы охраны государственной границы нашли свое нормативное закрепление в источниках права того времени, поэтому исследование законодательства, ставшего правовым базисом в условиях зарождения и формирования пограничной службы, является актуальным.

Анализ последних научных исследований и публикаций свидетельствует о наличии достаточного количества наработок в области истории становления границ и зарождения пограничной охраны на территории Киевской Руси, осуществленных Н.И. Кабачинским, В.А. Литвиновым, Б.А. Моцей. Особенную ценность представляют труды М.С. Грушевского, П.П. Толочка, Б.А. Рыбакова, В.О. Ключевского, С.Ф. Платонова и других известных ученых.

Однако в отечественной науке практически отсутствуют комплексные юридические работы, посвященные изучению правовой регламентации охраны государственных границ Украины на этапе их становления.

Целью статьи является исследование нормативного регулирования охраны государственных границ Киевской Руси посредством изучения древнейших источников права.

Обращаясь к периоду образования границ Киевского государства и анализируя порядок их охраны, нельзя говорить о конкретных специальных нормативно-правовых актах, поскольку их еще не было. Кроме того, широкий спектр общественных отношений, в частности в сфере охраны государственных границ, в Древнерусском государстве регулировали обычаи. Однако в первом своде законов – «Русской Правде», княжеских уставах и уставных грамотах уже прослеживаются отдельные нормы, определяющие неприкосновенность границ Древней Руси.

Важную роль в обеспечении незыблемости границ в этот период сыграли международные договоры, заключенные в 907, 911, 944, 971 годах между Киевской Русью и Византией.

До нашего времени древнерусские тексты этих договоров, переведенные с греческого языка, дошли в составе «Повести временных лет». Устанавливая дружеские отношения между Византией и Киевской Русью, они полностью отвергали территориальные посягательства обоих государств и подписывались в двух экземплярах «на двух хартиях», как цесарем (императором), так и князем киевским [6]. Следует отметить, что в текстах соглашений встречаются ссылки на «Закон Русский», содержание которого не сохранилось, однако очевидно, что оно хорошо было известно грекам в те времена: «…да будеть должен закону руському и греческу» [6].

Помимо основных положений о наказании за уголовные преступления, совершенные греческими и русскими купцами, правил ведения судебного процесса, порядка унаследования и т. д., эти договоры определяли порядок выкупа пленных, механизм возврата челяди и беглецов-преступников, взаимные обязанности обеих стран по оказанию помощи пострадавшим иностранным кораблям [6]. Кроме того, договор 944 года определял правила пребывания и порядок въезда на территорию Византии русских послов и купцов.

Согласно тексту договора, послы должны были иметь при себе «печати золотые, а купцы – серебряные» и княжескую грамоту, в которой перечислялись все, кто направлялся в Византию [6]. Этот документ определял так называемую поименную регистрацию всех прибывших. Проживать они могли только в пригородах Царьграда, а в столицу заходить без оружия, в количестве не более пятидесяти человек и в сопровождении императорского чиновника: «И пусть, входят в город одними воротами, с цесаревым мужем, без оружия, [по] пятьдесят человек, и торгуют, сколько им нужно, а тогда пусть выходят [из города] и муж цесарства нашего пусть оберегает их» [6].

Не вдаваясь в детальную характеристику правовых последствий этих договоров для обеих стран, отметим, что бесспорным является тот факт, что эти акты юридически закрепляли отношения между Киевской Русью и Византией и определяли территориальные границы влияния двух сильных в то время государств.

Следует отметить, что в этот период исторического развития Русь не имела государственных границ в современном понимании: это не была четко определенная, нормативно закрепленная и оборудованная в инженерном отношении линия, которая отделяла одно государство от другого. Поэтому в своем уставе князь Владимир Святославович, определяя действие нормативно-правового акта в пространстве, опирается не на линию прохождения государственной границы, а перечисляет населенные пункты, где проживали христиане: «И по всем городам дал есмь, и по погостам, и по свободам, где крестьяне суть» [7].

В тот исторический период украинский этнос формировался и развивался на пяти землях: Киевской, Черниговской, Переяславской, Волынской, Галицкой [4].

Функции первых киевских князей были сравнительно сложными и заключались, прежде всего, в организации дружины, военных ополчений, а также командовании ими. Особое внимание уделялось обеспечению охраны границ государства [3, С. 45]. Однако, устанавливая границу с соседями, князья выбирали далеко не лучшую тактику ее безопасности. Нанося сильные последовательные удары по наиболее опасным врагам, они не продумывали и не организовывали надлежащей охраны и защиты границ на тех направлениях, где княжеской рати не было. В результате на месте разбитых врагов появлялись другие, которые беспрепятственно могли совершать набеги вглубь государства.

Исходя из этого, единственно правильным шагом при осуществлении мероприятий по укреплению границ было создание системы сторожевых городов, городов-крепостей, которую широко использовал во время своего правления Владимир Святославович [4, с. 18].

Продолжая политику предыдущих киевских князей, собирая вокруг Киева земли, Владимир совершил ряд общегосударственных мероприятий, в частности ввел в 988 году административную реформу, которая способствовала политической консолидации всех восточнославянских земель. Летописи также отмечают активную законодательную деятельность князя Владимира в конце X – начале XI века, который, «любя жену, и с ними думая о строе земленем и в ратех», принял «Устав земляной»» и Устав князя Владимира Святославовича [7, с. 137].

Кроме того, Владимир своими военными походами 981–993 годов завершил длительный процесс формирования Киевской Руси, обеспечив территориальное единство и целостность государства.

В тот исторический период наибольшую опасность для Древней Руси представляли кочев-ники, наносящие удары по южным и юго-западным регионам государства. Поэтому для защиты этих территорий строилась особая система укреплений, имевшая сложное планирование и включающая в себя несколько укрепленных районов, охрану которых обеспечивал вал со рвом, часто наполненный водой. На хребтах валов были стены и деревянные забрала, в город вели ворота, подступы к которым обороняли боковые башни.

На территории Киевской Руси в Х–ХIII веках существовало 1395 укрепленных поселений, из которых только 414 (29 %) упоминаются в письменных источниках [4, с. 20].

Следует отметить, что к строительству крупных пограничных оборонительных сооружений привлекали все, без исключения, население Древнерусского государства, кроме того, местные жители обязаны были обеспечить «городника» (ли-цо, руководящее строительством городских укреплений и башен) всем необходимым и неуклонно выполнять его указания. В контексте вышесказанного особого внимания заслуживает статья 96 Пространной редакции Русской Правды «А се закладаюче город», которая нормативно закрепляет положение и порядок оплаты труда «городника» [7, с. 71].

Выплата осуществлялась как в денежной, так и в натуральной форме, причем расчет денег и продуктов производился понедельно и на «городника», и на четырех его лошадей: «А се уроци городнику: закладаючи городню, куну взяти, а кончавше ногата; а за корм, и за вологу, и за мяса, и за рыбы 7 кун на неделю, 7 хлебов, 7 уборков пшена, 7 лукон овса на 4 кони; имати же ему, донеле город грубять а солоду одину дадять 16 лукон» [7, с. 71].

Важную роль в системе обороны играли также земляные валы, известные как «змиевы». Уникальность их заключалась в том, что это были первые стационарные укрепления, рассчитанные на удержание конницы кочевников в случае их прорыва к населенным пунктам, особенно к наиболее важным политическим и экономическим центрам Среднего Поднепровья [4, с. 26].

Венцом создания эффективного построения прочного заслона на пути врага стали сторожевые линии пограничных оборонительных укреплений. Во времена Владимира Великого было создано четыре барьера таких оборонительных линий. «Первым был рубеж на Суле, которая 200 лет служила границей между русскими и кочевниками. В устье Сулы археологи раскопали крепость-гавань, куда во время опасности могли заходить днепровские судна. Далее по Суле крепости стояли на расстоянии 15–20 километров друг от друга» [8, с. 89].

Следующим был рубеж по Трубежу, а затем пути на Чернигов и Киев. Перед Черниговом лежали оборонительные линии по Остру и Десне.

Если же печенегам необходимо было попасть с левого берега Днепра в Киев, они должны были перейти реку вброд под Витичевом и форсировать долину Стугны, по берегам которой Владимир поставил свои крепости с сигнальными башнями.

Стугнинськая линия была последней оборонительной линией, в глубине которой Владимир в 991 году построил огромный город Белгород, ставший резервом для всех киевских сил: «Володимиръ заложи градъ Белъа» [6].

Таким образом, «Владимир сумел сделать борьбу с печенегами делом всей Руси, почти всех входивших в ее состав народов» [8, с. 88].

Подтверждением вышесказанного является упоминание в летописи 988 года обращения князя к населению с призывом стать на охрану рубежей земли русской: «И рече Володимер: «Се не добро, еже мало город около Кыева». И нача ставити городы по Десне и по Въстри (реке Остру) и по Трубешеви и по Суле и по Стугне. И нача нарубати (набирать) муже лучьшее от Словен и от Кривичь и от Чюди и от Вятичь и от сих насели грады. Бе бо рать от печенег и бе воюяся с ними и одалая им» [6].

Непрерывная борьба великого князя с нападавшими на Киевскую Русь кочевниками обусловила необходимость осуществления военной реформы, в результате которой вместо наемников-варягов князю стали служить «мужи лучшие» из восточнославянских союзов племен, которые несли службу на оборонно-сторожевых крепостях [6]. Испытывая острую нужду в крупных военных силах, Владимир Святославович с удовольствием принимал в свою дружину выходцев из народа, прославившихся богатырскими подвигами. Проблему нехватки пограничников киевские князья также решали за счет привлечения населения из других регионов [10, с. 246].

В городах-крепостях стояли гарнизоны, которые выставляли наблюдательные посты и высылали дозоры на разъезды, их задачей было выявить врага и предупредить гарнизоны и стражу на укрепленных линиях. Сигналами оповещения были дымовые костры, которые передавались от одного гарнизона к другому. Особо важные сведения для великого князя передавали гонцы, информация доводилась также удельным князьям и воеводам с целью своевременного принятия ими мер по защите государственной границы.

Следует отметить, что вооружение защитников пограничных крепостей и пограничного населения состояло из луков, пик, боевых топоров, часто самодельного оружия [4, с. 32]. Такая экипировка была значительно хуже, чем у дружинников князя, очевидно, это было обусловлено выполнением ими всего лишь двух основных задач: своевременное сообщение о приближении врага и дача ему отпора до прихода княжеского войска. Похожие функции выполняла пограничная стража на приморских землях.

Таким образом, благодаря умелому и мудрому правлению князя Владимира Великого к концу XI века на рубежах Киевской Руси возникла единая, эшелонированная пограничная сторожевая оборонительная система, впитавшая в себя опыт охраны и защиты границ территориальных владений славянских племенных союзов, на основе которого были выработаны новые, наиболее прогрессивные в условиях того времени подходы к решению задач по охране и обороне границ Русской земли.

Кроме того, следует отметить безусловно благотворное влияние христианства на происходящие созидательные процессы в древнем государстве, в частности на формирование его границ, поскольку весь русский народ объединился под единой христианской религией.

После смерти князя Владимира Святославовича в 1015 году началась длительная кровопролитная война между его многочисленными сыновьями.

Сын Владимира Великого Ярослав продолжил дело отца по обеспечению прочного заслона от врага. Продвигая свои границы на юг, «Ярослав начал ставить города по Роси» [6].

«Ярослав заслужил в летописях имя Государя мудрого; не приобрел оружием новых земель, но возвратил утраченное Россиею в междоусобицах; не всегда побеждал, но всегда показывал мужество; успокоил отечество и любил народ свой» [5]. Самым главным достижением правления Ярослава является издание первого сборника древнерусских законов, получившего название «Русская Правда».

Известно более 100 списков «Русской Правды», которые принято делить на 3 редакции: краткую, пространную и сокращенную. Отдельные исследователи, такие как Б.А. Рыбаков, выделяют 5 и более редакций. Объединив в своем содержании уставы Владимира Великого, нормы гражданского, уголовного и процессуального права того исторического периода, «Русская Правда» представляла собой серию юридических предписаний разных времен, постоянно расширявших круг общественных отношений, на которые они распространялись. «Основная тенденция такой эволюции заключалась в том, что от княжеского домениального закона «Правда» постепенно разрасталась как сборник норм феодального права» [8, с. 103].

Специальных норм, которые регламентировали бы порядок охраны государственных границ, в «Русской Правде» мы не находим. Очевидно, это связано с тем, что, несмотря на то, что вышеупомянутый закон пытался урегулировать широкий спектр общественных отношений, все же отдельные сферы тогдашней жизни оставались без внимания нормативных актов и продолжали урегулироваться нормами обычного права, которое, в свою очередь, «регламентировало все стороны человеческих взаимоотношений: от семейных дел до пограничных споров» [8, с. 102].

Наше внимание привлекли отдельные статьи «Русской Правды», определяющие статус иностранцев на территории Киевской Руси. В соответствии с Законом иностранец, независимо от национальной принадлежности, именовался «варяг», или «колбяг». Невзирая на то, что варяги жили в древнерусских городах, торговали, имели свои дворы и даже служили князю в качестве дружинников, они не всегда находились в равных условиях с коренным жителями. В частности, доказывая нанесение им обиды, они, в отличие от русинов, должны были обязательно давать присягу, кроме того, им труднее было найти свидетеля [7, с. 47]. Статья 11 Закона определяет также повышенную ответственность иностранцев, проживающих на территории Русского государства, за укрывание ими сбежавшей челяди.

Что же касалось чужеземных купцов, они, напротив, имели преимущества по возвращению им заемных денег [7, с. 47].

Кроме того, статьи 49, 50 Устава князя Ярослава, дошедшие к нам в Пространной редакции, не допускают тесного общения христиан с иностранцами и иноверцами. Ограничения касались даже совместного приема пищи: «С некрещенным, ни иноязычником ... ведая ясть и Пиета, митрополиту в вине» [7, с. 192]. Смерть Ярослава Мудрого, распри, возникшие между его сыновьями, многочисленные вторжения половцев стали причиной распада Киевского государства. Такой поворот в истории Древней Руси неизбежно отразился на порядке охраны и защиты ее рубежей. Постепенно внешние границы перестали быть общегосударственными. Каждый князь пытался защитить рубежи своего княжества собственными силами, что было довольно трудно: противостоять приходилось не только кочевникам, очевидная угроза нависала и со стороны родственников.

Особенностью Киевского княжества в те времена было существование боярских владений с укрепленными замками. Для защиты своих владений князь использовал кочевников, изгнанных половцами из степей, – черных клобуков. Именно они несли пограничную службу в широких степях между Днепром, Стугной и Росью. Для защиты Черниговских земель тоже привлекали кочевников и возводили пограничные оборонительные линии.

Однако постоянное «заигрывание» удельных князей с половцами, при помощи которых они стремились захватить владения своих соперников, не могло обеспечить надежной охраны русских земель.

Только благодаря усилиям мудрых и влиятельных князей, таких как Владимир Мономах, в тот исторический период удалось сохранить Русь от полного развала и обеспечить охрану и совместную защиту внешних границ. Эти вопросы чаще других обсуждались на княжеских съездах в 1097 году в Любиче, в 1100 году в Витиче, в 1103 году в Долобске и т. д. Так, на Долобском съезде русские князья единодушно решили отказаться от оборонительных методов ведения войны против половцев на государственных границах и применить тактику глубоких рейдов в половецкую степь с целью нанесения упреждающих ударов и разгрома врага на его же территории [1, с. 325].

Благодаря таким съездам удалось объединить усилия большинства русских князей для разгрома общего врага. Поэтому, когда автор «Слова о полку Игореве» говорит о единстве князей в тот исторический период, он подразумевает военный союз против «плохих», построенную единую систему обороны и общий их замысел [9]. В результате объединенное русское войско, перехватив стратегическую инициативу, нанесло сокрушительный удар по половцам в 1103, 1107, 1111 годах, сумев обеспечить безопасность своих границ. Ненадолго Киев действительно стал столицей одного из крупнейших государств Западной Европы.

С распадом во второй половине ХII века Древнерусского государства на отдельные феодальные княжества распалась и единая система охраны пограничных рубежей, наступил период феодальной раздробленности. В каждом княжестве появился свой епископ, князья издавали свои уставные грамоты, при дворе каждого князя велась своя летопись.

Границы русского государства в этот период исторического развития представляли собой границы отдельных княжеских владений, которые характеризовались государственно-политическим верховенством и экономическим суверенитетом. В результате феодальной раздробленности на территории южной Руси образовались Киевское, Черниговское, Северское и Галицко-Волынское княжества, которые в XII веке по своей сути были достаточно «установленными государствами» [8, с. 154]. При этом обязанностью удельных князей было строгое соблюдение обозначенных границ. Не случайно статья 34 Правды Ярославичей, принятой сыновьями Ярослава Изяславом, Святославом, Всеволодом вместе с боярами, отражая феодальную сущность урегулированных ею общественных отношений, содержит положения по обеспечению неприкосновенности княжеских владений от враждебно настроенных соседей. Данная норма устанавливает штраф за нанесение вреда межевым знакам: «А иже межу переореть любо перетес, то за обиду 1 гривне» [7, с. 48.]. Соответственно, статья 73 Пространной редакции Русской Правды определила дубы, долговечные деревья, природными ориентирами. Для установления границы на них наносили соответствующие знаки.

Кроме того, каждый феодал, пытаясь сохранить неприкосновенность своей маленькой страны – владения, пытался юридически оформить договор со своим соседом или братом о невмешательстве в дела друг друга. Широкое распространение эти договоры получили в XIV–XV веках [2].

Таким образом, феодальная раздробленность заложила непрерывный процесс распада Киевской Руси как единого государства, окончательное разрушение которого вызвало татаро-монгольское нашествие. Вследствие вышеуказанных исторических событий распалась и единая система охраны границ.

Подводя итоги проведенного исследования, следует отметить, что охрана государственных границ Украины имеет вековую историю, начиная с образования первого древнейшего государства. Способы и методы охраны границ Киевской Руси совершенствовались в соответствии с тем, как эволюционировало государство: от несовершенных методов точечного нанесения ударов по вероятному противнику на заре образования своей государственности до создания единой эшелонированной пограничной сторожевой оборонительной системы, возникшей во времена князя Владимира Великого.

Общественные отношения в сфере охраны государственных границ регулировались в основном нормами обычного права, специальных нормативно-правовых актов не было. Тем не менее, в результате исследования текстов древнейших источников права того времени нам удалось выделить некоторые нормы, которые определяли отдельные вопросы охраны рубежей Древнерусского государства, в частности, обозначали его территориальные границы, а в период феодальной раздробленности – пределы удельных княжеств; устанавливали правовой статус иностранцев на территории Киевской Руси, а также положение русских дипломатов и купцов на территории иностранных государств; нормативно закрепляли процесс строительства крупных пограничных оборонительных сооружений и т. д. Следовательно, эти древнейшие правила явились тем правовым фундаментом, на котором начала свое развитие вся нормативно-правовая база по охране государственной границы в последующее века.

Пристатейный библиографический список

1. Грушевский М.С. История Украины – Руси. – Т. 2. – К.: Либідь, 1992.

2. Духовные и договорные грамоты великих и удельных князей XIV–XVI вв. – М.: Л.: АН СССР, 1950.

3. История государства и права Украины. – Ч. 1: Учебник – М.: Ин Юре, 1996.

4. История границ и Пограничных войск Украины: Монография. – Хмельницкий: Изд-во Хмельницкой городской типографии, 2000.

5. Карамзин Н.М. История государства русского [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://www.kulichki.com/inkwell/text/special/history/karamzin/karahist.htm.

6. Повесть временных лет (по Лаврентьевской и Ипатьевской летописям) [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://stepanov01.narod.ru/library.

7. Российское законодательство Х–ХХ веков: В 9 т. – Т. 1. Законодательство Древней Руси. – М.: Юрид. лит., 1984.

8. Рыбаков Б.А. Рождение Руси. – М.: АиФ Принт, 2004.

9. Творчество XII–XIII вв. Слово о полку Игореве [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://izbornyk.org.ua/hrushukr/hrush205.htm.

10. Толочко П.П. Древняя Русь. Очерки социально-политической истории. – К.: Наукова думка, 1987.

References (transliterated)

1. Grushevskij M.S. Istorija Ukrainy – Rusi. – T. 2. – K.: Libіd’, 1992.

2. Duhovnye i dogovornye gramoty velikih i udel’nyh knjazej XIV–XVI vv. – M.: L.: AN SSSR, 1950.

3. Istorija gosudarstva i prava Ukrainy. – Ch. 1: Uchebnik – M.: In Jure, 1996.

4. Istorija granic i Pogranichnyh vojsk Ukrainy: Monografija. – Hmel’nickij: Izd-vo Hmel’nickoj gorodskoj tipografii, 2000.

5. Karamzin N.M. Istorija gosudarstva russkogo [Jelektronnyj resurs]. – Rezhim dostupa: URL: http://www.kulichki.com/inkwell/text/special/history/karamzin/karahist.htm.

6. Povest’ vremennyh let (po Lavrent’evskoj i Ipat’evskoj letopisjam) [Jelektronnyj resurs]. – Rezhim dostupa: URL: http://stepanov01.narod.ru/library.

7. Rossijskoe zakonodatel’stvo H–HH vekov: V 9 t. – T. 1. Zakonodatel’stvo Drevnej Rusi. – M.: Jurid. lit., 1984.

8. Rybakov B.A. Rozhdenie Rusi. – M.: AiF Print, 2004.

9. Tvorchestvo XII–XIII vv. Slovo o polku Igoreve [Jelektronnyj resurs]. – Rezhim dostupa: URL http://izbornyk.org.ua/hrushukr/hrush205.htm.

10. Tolochko P.P. Drevnjaja Rus’. Ocherki social’no-politicheskoj istorii. – K.: Naukova dumka, 1987.

 

 

 

НОВОСТИ

Наши партнеры

 

Лицензия Creative Commons
Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.