RUS ENG

Translator

AzerbaijaniBasqueBelarusianBulgarianCatalanChinese (S)Chinese (T)CroatianCzechDanishDutchEnglishEstonianFilipinoFinnishFrenchGalicianGeorgianGermanGreekHaitian CreoleHebrewHindiHungarianIcelandicIndonesianIrishItalianJapaneseKoreanLatvianLithuanianMacedonianMalayMalteseNorwegianPersianPolishPortugueseRomanianRussianSerbianSlovakSlovenianSpanishSwahiliSwedishThaiTurkishUkrainianUrduVietnameseWelshYiddish

Читайте в следующем номере

Индексирование журнала

Импакт-фактор российских научных журналов

Группа ВКонтакте

Группа в FB

International scientific and practical law journal Eurasian Journal of International Law

Исторический опыт

Мартышкин В.Н.

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ИНСТИТУТА ВОЛОСТНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА В ПОРЕФОРМЕННОЙ РОССИИ: к 150-летию принятия судебных уставов 1864 г.

Цель: Рассмотрение деятельности института волостного судопроизводства в России. Методология: Использовались историко-правовой метод и формально-юридический метод. результаты: В статье раскрыты основные вехи становления и формы деятельности волостного суда, выявлено значение юридического обычая в качестве источника позитивного права, сформули­рованы требования, предъявлявшиеся к судьям волостных судов, проанализированы вопросы под­судности гражданских и уголовных дел и вопросы обжалования судебных решений, выявлены основ­ные организационные аспекты последующего реформирования института волостных судов, приве­дены примеры наиболее значимых судебных решений, принимаемых волостными судами Мордовии.

Новизна/оригинальность/ценность: Статья обладает определенной научной ценностью, по­скольку является одной из первых попыток исследования вопросов функционирования волостных судов в России.

ключевые слова: волостной суд, судебное производство, этноправо мордвы.

Martyshkin V.N.

AcTiViTY oF INsTITuTE of VoLosT LEGAL pRocEEDINGs IN posT-REFoRM RussiA: To THE 150

anniversary of adoption of judicial charters of 1864.

purpose: Consideration of activity of institute of volost legal proceedings in Russia.

Methodology: The historical and legal method and formal - legal method were used.

Results: In article the main milestones of formation and a form of activity of volost court are opened, value of legal custom as a source of a positive law is revealed, requirements imposed to judges of volost vessels are formulated, questions of jurisdiction of civil and criminal cases and questions of the appeal of judgments are analyzed, the main organizational aspects of the subsequent reforming of institute of volost courts are revealed, examples of the most significant judgments made by volost courts of Mordovia are given.

Novelty/originality/value: Article possesses a certain scientific value as is one of the first attempts from the modern point of view to investigate questions of functioning of volost courts in Russia.

Keywords: volost court, judicial production, ethno law of mordovians.


20 ноября 1864 г. Александр II утвердил Су­дебные уставы, на основе которых были сформи­рованы суды присяжных и мировые суды - зна­чимые достижения судебной реформы 1864 года.

Прогрессивным шагом реформы 1864 г. было решение об адвокатуре. В уголовном судопроиз­водстве без присяжных поверенных невозможно было ведение состязания, которое необходимо для раскрытия истины. В адвокатуру потянулись видные юристы-профессора, прокуроры, обер- прокуроры Сената и лучшие юристы из коммер­ческих судов. Среди них - Ф.Н. Плевако, В.Д. Спа- сович, К.К. Арсеньев, Н.П. Корабчевский,

А.М. Унковский, А.И. Урусов, С.А. Андреевский, П.А. Александров, В.М. Пржевальский, А.Я. Пас- совер и др. [15].

Имея разную подсудность дел, волостные и мировые судьи действовали параллельно, про­существовав до 1917 года. «Отцы и дети судебной реформы» - так назвал А.Ф. Кони (1844-1927) свою книгу, вышедшую в 1914 г. к 50-летию судебной реформы. «Отцами» реформы были Д.А. Ровин- ский, С.И. Зарудный, Н.И. Стояновский, Н.Б. Не­клюдов, М.Е. Ковалевский, Г.Н. Мотовилов,

В.Д. Спасович, К.К. Арсеньев, Ф.Н. Плевако,

А.И. Урусов и многие другие. А.Ф. Кони высоко ценил их труд, считая Уставы «настоящим памят­ником их любви к Родине» [15].

Деятельность института волостного судопро­изводства весьма мало изучена в историко-право­вой науке. Поэтому так важно в канун 150-летне­го юбилея судебной реформы России вспомнить вехи становления крестьянского суда, раскрыть специфику его деятельности на региональном уровне, в частности роль обычного права народов России в практике волостных судов.

Начало коренному преобразованию всей су­дебной системы российского суда и судопроиз­водства положил император Александр II (1818­1881), который 19 марта 1856 г. провозгласил, что в период его правления в России «правда и ми­лость да царствует в судах» [11].

Волостной суд в качестве низшего сословно­го суда был учрежден в рамках крестьянской ре­формы 19 февраля 1861 г. «Общим положением о крестьянах, вышедших из крепостной зависи­мости» [13] во всех губерниях Российской импе­рии [1, 8, 21, 23].

Избирался волостной суд в количестве от 4 до 12 человек на волостном сходе из крестьян на один год. Действовал он коллегиально - в составе не менее трех судей.

Особые требования к кандидатам в судьи: в отношении лица не велось уголовное преследо­вание, возраст не менее 25 лет. Образовательный ценз отсутствовал. Преимущества при избрании получали крестьяне-домохозяева.

Имелись у судей определенные льготы: на пе­риод исполнения обязанностей волостные судьи освобождались от натуральных повинностей, от применения телесных наказаний (ст. 114, 124 По­ложения).

Волостной суд рассматривал споры и тяжбы между крестьянами и иные «маловажные их про­ступки». Цена иска не превышала ста рублей, а по «желанию сторон» - без ограничения цены иска с лицами иных сословий, проживающих на тер­ритории волости (ст. 95, 98 Положения). Решение суда было окончательным.

В области уголовного судопроизводства во­лостной суд выносил приговор, не подлежащий обжалованию, по проступкам крестьян с назначе­нием наказания: до 6 дней общественных работ; до 3 рублей штрафа; до 7 суток ареста; к телесным наказаниям - до 20 ударов розгами (ст. 102 Поло­жения).

Решения волостных судов на территории со­временной Мордовии основывались на юридиче­ских обычаях, что было характерно и для других губерний Российской империи. Наиболее полно этот вопрос отражен в трудах исследователей

В.Н. Майнова [10], Ю.Н. Сушковой [16], Н.Ф. Мок- шина [2], В.В. Баринова [1] и других.

По мере наработки судебной практики совер­шенствовалась организация волостного судопро­изводства, расширялась компетенция институтов сельского правосудия.

Согласно Положению от 14 февраля 1866 г. «О порядке отмены решений волостных судов» приговор волостного суда признавался оконча­тельным и не подлежал обжалованию, если при этом не был нарушен закон. В последнем случае он мог быть обжалован в течение 30 дней в миро­вой суд.

Практика рассмотрения уголовных дел в гу­берниях имела местные особенности, традиции. Например, в селе Пермиси Корсунского уезда Симбирской губернии волостной суд приговором (дело № 61\1874) наложил штраф не на виновни­ка, а на его хозяина, отвечающего за проступки своих работников. «3 мая сего года (1874), - гласил приговор, - означенный работник Петра Гудкова

Иван Шкурин, находившись в сильном исступле­нии пьянства, пришёл под окно и, увидев тут Ма­рью Лобову, ударил её бывшею с ним для собак палкою, отчего у неё при судьях видимы были на теле ударные пятна, и она упала со скамьи, а он, Шкурин, не окончив своё неистовство, раму у неё в окне вышиб и ушёл снова в кабак» [10].

Шкурина приговорили к наказанию при во­лостном правлении 15 ударами розог, а также уплате убытков за нанесенные побои в размере

5   рублей, за раму - 1 рубль. Поскольку у Шкури- на денег никогда не было, то решили эти деньги взять с его хозяина Петра Гудкова, чтобы он «сво­им работникам воли не давал и не допускал бес­чинство» [16].

Существенные преобразования организация волостного суда претерпела в законоположени­ях, утвержденных 12 июля 1889 г. императором Александром III (1881-1894).

В числе важных новшеств были «Временные правила о волостном суде в местностях, в которых введено положение о земских участковых началь­никах» [5].

Данное должностное лицо было связующим элементом между волостным судом и государ­ственными учреждениями. Теперь волостной суд состоял из 4 судей, минимальный возрастной ценз которых был поднят до 35 лет. Кандидаты в судьи, избранные в волостях, подлежали утверж­дению в должности судьи решением земского на­чальника на 3 года.

Один из судей назначался уездным съездом председателем волостного суда. Заседания суда проходили не реже двух раз в месяц и в основном по воскресеньям и в праздничные дни (ст. 2, 8, 9 «Временных правил...»). Более конструктивной стала компетенция суда в области гражданского судопроизводства.

Например, все иски между крестьянами об имуществе, входившем в состав крестьянского надела, независимо от цены иска передавались на рассмотрение волостной юстиции. В соответ­ствии с «Временными правилами.» волостной суд полномочен был рассматривать и правона­рушения, указанные в «Уставе о наказаниях, на­лагаемых мировыми судьями», в пределах своей компетенции. Количественные и качественные характеристики проступков теперь прямо были указаны в законе [1]. Существенно возрос статус волостных судей: их приводили к присяге; выда­вался отличительный нагрудный знак волостного судьи; нормативно закреплен был размер денеж­ного вознаграждения - для председателя не более 100 рублей в год, для судей - не более 60 рублей.

Размер оклада волостного писаря устанавливал уездный съезд, он, как правило, значительно пре­вышал размер жалования судей [12]. Писарь не­редко был единственным, кто владел грамотой из состава суда, и на него было возложено оформле­ние всех процессуальных документов волостного суда.

Например, из архивных документов следует, что в Рузаевском волостном суде 4-го земского участка Инсарского уезда Пензенской губернии «волостной писарь Корнеев получает жалованье 660 рублей в год, имеет двух помощников от во­лости с содержанием по 300 рублей каждому» [1]. Когда в Шишкеевском волостном суде Инсарско­го уезда волостному писарю П.М. Гуринову, ко­торый на службе состоял 33 года, на волостном сходе 22 ноября 1908 г. решено было сбавить жа­лованье с 600 до 420 рублей, земской начальник посчитал, что «жалованье писарю уменьшено не­заслуженно, о чем возбуждено ходатайство перед губернским присутствием об оставлению старо­го оклада» [7]. Ходатайство такого рода обычно обосновывалось значительным стажем и опытом работы, заслугами и увеличением нагрузки на во­лостного писаря.

В акте ревизии о количестве поступивших гражданских и уголовных дел в Михайловском волостном суде Лукояновского уезда Нижего­родской губернии за 1912 г. отмечено: поступи­ло 220 гражданских и 70 уголовных дел. «Решено гражданских - 215 и уголовных - 61 дело, из них прекращено на законном основании 60 граждан­ских и 15 уголовных дел, неисполненных решений 49, а приговоров 13» [6]; в Болдовском волостном суде уезда в 1909 г. было в производстве 727 дел, из них разрешено 668, а 59 дел перенесены на 1910 г.». Судебная статистика свидетельствует о том, что проблема с оптимизацией нагрузки на судей, в том числе и волостного звена, была акту­альна и в прошлом столетии.

Волостные суды свои решения мотивировали не писанными нормами, а основывали на нрав­ственных воззрениях, которые отражали быт раз­личных народов Российской империи, в качестве источника права выступали устоявшиеся местные обычаи, традиции, обряды (юридический обы­чай, этноправо).

Сложность правоприменения в волостных судах заключалась в отсутствии единой судеб­ной практики, особенно когда в границах одной волости проживали представители разных эт­носов. Случалось, что в наследственных спорах истцы обосновывали свои требования действием обычая, а ответчики ссылались на существование религиозных догм ислама по вопросу раздела имущества [1]. При таких обстоятельствах не всег­да достигалось единообразие судебной практи­ки, так как возникали сложные вопросы соотно­шения обычая и права, правосудия и религии в многоконфессиональном государстве. Например, по спору татар-мишарей Стрелецкий волости Темниковского уезда (территория современной Мордовии) судопроизводство длилось с 1909 по 1914 г. Темниковский уездный суд, отменив ре­шение волостного суда о порядке наследования имущества, указал, что «в данном деле правила, изложенные в шариате, должны предпочитаться местному обычаю. Определение наследственных прав на имущество, оставшегося после магоме­тан, должно определяться по законам магометан­ским» [22].

Поверенные тяжущихся сторон по данному делу обратились с жалобой в Тамбовское губерн­ское присутствие. Вышестоящая судебная инстан­ция, отменив «Решение Темниковского съезда», пришла к выводу, что «при рассмотрении дел о порядке раздела наследственного имущества кре­стьян судам следовало руководствоваться мест­ными обычаями в случаях, когда на них ссыла­лись стороны по делу. Причем обычай мог быть принят волостным судом даже тогда, когда про­тиворечит закону» [22]. То есть волостные суды обязаны были основывать свои решения исклю­чительно на обычаях.

Первый председатель мордовского окружно­го суда правовед Т.В. Васильев (1928-1929) в своей монографии «Мордовия» (Центриздат, 1931 г.), анализируя обычаи и право древний мордвы, об­ращал внимание на то, как имущественные споры разрешал суд старейшин «атят». Авторитетные и мудрые люди выносили устное и окончательное решение. Главным преимуществом такого досу­дебного судопроизводства (атят) было отсутствие коррупции и произвола [3]. Совместное прожи­вание в границах одной волости различных этно­сов и, как следствие, различие религий, местных обычаев каждого народа оказывали существенное влияние на формы проведения волостного судо­производства. Каждый из них хотел вести свое этноправосудие. У православных в рамках волост­ного правосудия применялись различные формы «божьего суда», включая клятвенную присягу - «божба», «коли других доказательств нет» [18].

В Дракинской волости Спасского уезда Там­бовской губернии в суде перед дачей показаний «божились» стороны по делу, в Краснослобод­ском уезде Пензенской губернии к божбе прибе­гали и стороны, и свидетели [1].

Один из способов божбы в волостном суде записал исследователь В.Н. Тенищев: «Порази меня Господи, если вру. Убей меня Господи. Не допусти меня дожить до завтрашнего дня. Осле­пи меня, Господи. Мать Пресвятая Богородица, разрази мою грешную утробу, если вру. Отсуши, Господи, мои руки и ноги. Лопни мои глаза и моё чрево. Отсохни язык. Провались я на этом месте. Почерней я, как земля. Не видать мне Божьего храма. Не видать мне белого света. Не видать мне детей своих» [1,17].

Напротив, в Стрелецкой волости Темников- ского уезда, где помимо мордвы и русских про­живали татары-мишари, клятва «божба» в при­сутствии волостных судей как доказательство не применялась, по-видимому, из-за различий в религиозных верованиях, вследствие чего в слу­чаях спора крестьян мордвы с мишарями одни не могли доверять клятвенным признаниям дру­гих. При этих обстоятельствах применялись иные обычно-правовые способы ведения волостного процесса - «грех-пополам» и «жребий» [1,17].

«Грех-пополам» - половинная ответствен­ность сторон спора - применялся при недоста­точности или отсутствии доказательств; отсут­ствии умысла виновного на вред; равной степени вины сторон; невозможности определения объ­ема ущерба; длительности срока, прошедшего с момента причиненного вреда. «Жребий» судом применялся при разделе спорного крестьянско­го имущества. Крестьяне к «жребию» относились отрицательно, поскольку он «слеп и виновато­го оправдать может» [14]. Этноправо волостного судопроизводства сталкивалось с необразован­ностью выборных, периодически меняющихся волостных судей, безграмотных в юридическом отношении. С.Ю. Витте отмечал, что в результате судебной реформы и создания обособленного от всех прочих сословий порядка управления «суда, в сущности, у крестьян не оказалось, а получи­лась грубая форма расправы в лице волостного суда» [16].

Процесс «сельского» судопроизводства в обычной деревенской избе запечатлел в работе «Волостной суд» (1888) известный петербургский художник, отец писателя-сатирика Михаила Зо­щенко Михаил Иванович Зощенко (1857-1907). Вот как изобразил один из критиков XIX века в еженедельном иллюстрированном журнале «Нива» «доморощенных» судей, рассматриваю­щих ссору, учиненную крестьянами, пришедши­ми затем в волостной суд для разбирательства в сопровождении свидетелей и своих родствен­ников: «лица всех четверых (судей) чрезвычайно типичны. Крайний слева, не полагаясь на себя, старается почерпнуть мудрость из расспросов свидетеля. За ним следует грозный судья, гото­вый перепороть всех баб, чтобы никому потачки не было; третий, довольно равнодушный к каждо­му из тяжущихся порознь, по-видимому, скорбит об  суете мирской; а последний, наиболее разум­ный из всех, явно тщится вникнуть в дело, иссле­дуя психологическую сторону каждого из тяжу­щихся по выражению их лиц. За столом строчит волостной писарь - эта неизбежная язва наших дней» [4].

С целью оптимизации нагрузки на судей, эффективного внедрения примирительных про­цедур, «укрепления гражданского единства и гармонизации межнациональных отношений, обеспечения преемственности исторических традиций солидарности и взаимопомощи на­родов России, уважения к ее историческому на­следию» [20] следует переосмыслить роль юри­дических обычаев. Необходимо поддержать ученых-исследователей, которые предлагают конструктивно обсудить использование отдель­ных обычно-правовых институтов организации волостных судов в современной юстиции [1].

Пристатейный библиографический список

  1. Баринов В.В. Организация и деятельность во­лостных судов на территории Республики Мордовия в конце XIX - начале XX века. - Саранск, 2013.
  2. Бытовая культура мордвы / Под общ. ред. Н.Ф. Мокшина. - Саранск, 1990.
  1. Васильев Т.В. Мордовия / НИИ Гуманитарных наук при Правительстве Республики. - Саранск, 2007. - С. 72.
  2. Волостной суд: «Глядя по человеку» // Судья. - 2009. - № 1. - С. 65.
  3. Временные правила о волостном суде в местно­стях, в которых введено положение о земских участко­вых начальниках. 1889 // ПСЗ РИ. - Т. IX. - СПб., 1891. - С. 528.
  4. ГАНО, ф. 64, оп. 8, д. 8460, л. 69.
  5. ГАПО, ф. 53, оп. 1, д. 1791, л. 546-547.
  6. Зарудный М.И. Законы и жизнь. Итоги исследо­вания крестьянских судов. - СПб., 1874.
  7. Кони А.Ф. Отцы и дети судебной реформы. - СПб., 1914. - С. 11.
  8. Майнов В.Н. Очерк юридического быта морд­вы. - Саранск, 2007.
  9. Манифест «О прекращении войны». 1856 // ПСЗ РИ. - Т. ХХХ1. - СПб., 1857. - C. 132.
  10. Об определении в местностях, в которых введено Положение о земских участковых начальниках, разме­ра денежного вознаграждения волостного старшины, волостного писаря, помощника волостного писаря и сельского старосты. 1893 // ПСЗ РИ. - Т. XIII. - СПб., 1897. - С. 590.
  11. Общее положение о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости. 1861 // ПСЗ РИ. - Т. XXXVI. - 1863. - C. 139.
  12. Пахман С.В. Обычное гражданское право в Рос­сии. Юридические очерки. - С. 427, 430-440.
  13. Смолярчук В.И. Анатолий Федорович Кони. - М., 1982. - С. 47-48.
  14. Сушкова Ю.Н. Этноправосудие у мордвы. - Са­ранск, 2009.
  15. Тенищев В.Н. Правосудие в русском крестьян­ском быту. - Брянск, 1907. - С. 140.
  16. Труды Комиссии по преобразованию волост­ных судов. Тамбовская губерния. - СПб., 1873. - Т. 1. - С.    241-298.
  1. Уставы 20 ноября 1864 г. // Современная лето­пись. - 1864. - № 42. - Ст. 6-42.
  2. Федеральная целевая программа «Укрепление единства российской нации и этнокультурное разви­тие народов России (2014-2020)», утверждена Поста­новлением Правительства РФ от 20.08.2013 № 718 // СЗ РФ. - 2013. - № 35. - С. 9749-9755.
  3. Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизвод­ства. - Т. 1, 2. - СПб., 1896.
  4. ЦГА РМ, ф. 139, оп. 1, д. 2, л. д. 5-39.
  5. Чепурной К.К. К вопросу о юридических обы­чаях: устройство и состояние волостной юстиции Там­бовской губернии. - Киев, 1874.

References (transliterated)

  1. Barinov V.V. Organizacija i dejatel'nost' volostnyh sudov na territorii Respubliki Mordovija v konce XIX - nachale XX veka. - Saransk, 2013.
  2. Bytovaja kul'tura mordvy / Pod obshh. red. N.F. Mokshina. - Saransk, 1990.
  3. Vasil'ev T.V. Mordovija / NII Gumanitarnyh nauk pri Pravitel'stve Respubliki. - Saransk, 2007. - S. 72.
  4. Volostnoj sud: «Gljadja po cheloveku» // Sud'ja. - 2009. - № 1. - S. 65.
  5. Vremennye pravila o volostnom sude v mestnost- jah, v kotoryh vvedeno polozhenie o zemskih uchastkovyh nachal'nikah. 1889 // PSZ RI. - T. IX. - SPb., 1891. - S. 528.
  6. GANO, f. 64, op. 8, d. 8460, l. 69.
  7. GAPO, f. 53, op. 1, d. 1791, l. 546-547.
  8. Zarudnyj M.I. Zakony i zhizn'. Itogi issledovanija krest'janskih sudov. - SPb, 1874.
  9. Koni A.F. Otcy i deti sudebnoj reformy. - SPb., 1914. - S. 11.
  10. Majnov V.N. Ocherk juridicheskogo byta mordvy. - Saransk, 2007.
  11. Manifest «O prekrashhenii vojny». 1856 // PSZ RI. - T. HHHI. - SPb., 1857. - C. 132.
  12. Ob opredelenii v mestnostjah, v kotoryh vvedeno Polozhenie o zemskih uchastkovyh nachal'nikah, razmera denezhnogo voznagrazhdenija volostnogo starshiny, volostnogo pisarja, pomoshhnika volostnogo pisarja i sel'skogo starosty. 1893 // PSZ RI. - T. XIII. - SPb., 1897. -

S. 590.

  1. Obshhee polozhenie o krest'janah, vyshedshih iz krepostnoj zavisimosti. 1861 // PSZ RI. - T. HHHVI. - 1863. - C. 139.
  2. Pahman S.V. Obychnoe grazhdanskoe pravo v Ros- sii. Juridicheskie ocherki. - S. 427, 430-440.
  3. Smoljarchuk V.I. Anatolij Fedorovich Koni. - M., 1982. - S. 47-48.
  4. Sushkova Ju.N. Jetnopravosudie u mordvy. - Sa­ransk, 2009.
  5. Tenishhev V.N. Pravosudie v russkom krest'janskom bytu. - Brjansk, 1907. - S. 140.
  6. Trudy Komissii po preobrazovaniju volostnyh su- dov. Tambovskaja gubernija. - SPb., 1873. - T. 1. - S. 241­298.
  7. Ustavy 20 nojabrja 1864 g. // Sovremennaja leto- pis'. - 1864. - № 42. - St. 6-42.
  8. Federal'naja celevaja programma «Ukreplenie edinstva rossijskoj nacii i jetnokul'turnoe razvitie nar- odov Rossii (2014-2020)», utverzhdena Postanovleniem Pravitel'stva RF ot 20.08.2013 № 718 // SZ RF. - 2013. - № 35. - S. 9749-9755.
  9. Fojnickij I.Ja. Kurs ugolovnogo sudoproizvodstva. - T. 1, 2. - SPb., 1896.
  10. CGA RM, f. 139, op. 1, d. 2, l. d. 5-39.
  11. Chepurnoj K.K. K voprosu o juridicheskih obycha- jah: ustrojstvo i sostojanie volostnoj justicii Tambovskoj gubernii. - Kiev, 1874.

Так вот, не обязательно тратить свое реальное и виртуальное время – можно просто купить eve isk и тратить виртуальную валюту игры eve online. Купить eve isk вся подробная информация на сайте http://www.fastcoins.ru

НОВОСТИ

Наши партнеры

 

Лицензия Creative Commons
Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.