RUS ENG

Translator

AzerbaijaniBasqueBelarusianBulgarianCatalanChinese (S)Chinese (T)CroatianCzechDanishDutchEnglishEstonianFilipinoFinnishFrenchGalicianGeorgianGermanGreekHaitian CreoleHebrewHindiHungarianIcelandicIndonesianIrishItalianJapaneseKoreanLatvianLithuanianMacedonianMalayMalteseNorwegianPersianPolishPortugueseRomanianRussianSerbianSlovakSlovenianSpanishSwahiliSwedishThaiTurkishUkrainianUrduVietnameseWelshYiddish

Читайте в следующем номере

Индексирование журнала

Импакт-фактор российских научных журналов

Группа ВКонтакте

Группа в FB

International scientific and practical law journal Eurasian Journal of International Law

Ерофеев К.Б.

Образ адвоката в советском кинематографе: продолжение

Цель: Рассмотрение вопроса об образе адвоката в советском кинематографе.

Методология: Автором применялись историко-правовой метод и метод юридико-культорологического анализа.

Результаты: В статье продолжено ранее начатое авторское исследование вопроса об образе адвоката в советском кинематографе. На основе анализа образов адвокатов – кинематографических персонажей в фильмах советской эпохи в сопоставлении с историческими этапами развития организации отечественной адвокатуры автором рассмотрен вопрос о трансформации отношения государства и общества к профессии адвоката и процедуре уголовного судопроизводства.

Новизна/оригинальность/ценность: Статья имеет определенную научную ценность, поскольку содержит основанные на оригинальной методике исследования и обладающие научной новизной авторские обобщения, направленные на развитие теоретических положений о взаимоотношении адвокатуры и государства.

Ключевые слова: адвокат, образ адвоката в кинематографе, адвокатура и государство.

Yerofeev K.B.

Image of the advocate in the Soviet cinema: continuation

Purpose: Consideration of an image of advocate in the Soviet cinema.

Methodology: The author applied a historical and legal method and a method of the kultorological analysis.

Results: In article earlier begun author’s research of a question of an image of advocate in the Soviet cinema was continued. On the basis of the analysis of images of advocates as cinema characters in movies of the Soviet era in comparison to historical stages of development of the organization of domestic advocacy profession a question of transformation of the relation of the state and society to a profession of advocate and procedure of criminal trial was considered.

Novelty/originality/value: Article has a scientific value as contains the researches based on an original method and the author’s generalizations possessing scientific novelty aimed at the development of theoretical regulations on relationship of advocacy profession and the state.

Keywords: advocate, an image of advocate in a cinema, advocacy and the state, lawyer, attorney, counsel, barrister, advocacy, legal profession, bar.

После публикации статьи «Образ адвоката в советском кинематографе» [1] пришло несколько отзывов от наших уважаемых коллег, в том числе и от Г. Глинки, которые посетовали, что в означенной статье не упомянули о любимых ими фильмах, где образ адвоката также присутствует. Хотя статья и не предусматривала объять необъятное, ряд кинофильмов с присутствием адвокатов в качестве киногероев заслуживает дополнительного внимания.

«Лейтенант Шмидт – борец за свободу» (1919) –

один из первых советских, еще немых, фильмов. В нем повествуется о жизни и смерти революционного моряка, одного из руководителей Севастопольского восстания Петра Шмидта. Шмидт заслуживает отдельного исследования. О нем немало домыслов и слухов. В действительности лейтенанта Шмидта не существовало – он имел чин капитана второго ранга. Но фильм интересен другим, в нем состоялся дебют в кино 24-летнего Леонида Утесова. Он сыграл роль знаменитого адвоката Александра Сергеевича Зарудного, будущего

министра юстиции при Керенском, на момент суда над Шмидтом. Интересен тот факт, что Шмидт как уволенный к моменту восстания в Севастополе с действительной службы не подлежал военно-полевому суду, тем более суду закрытому, и смертный приговор революционеру был незаконным. Но сколько еще незаконных приговоров будет в ХХ веке… К сожалению, в свободном доступе в Интернете этого фильма нет, но «попадание» Утесова в образ маститого адвоката можно оценить, сравнив их фотографии.

Кстати, немного о Зарудном: «Зарудный был скромным в жизни, лишённым честолюбия человеком. Он не гнался за гонорарами, не думал о заработке и весь отдавался защите на политических процессах» (из воспоминаний Б. Утевского) [4].

Советский зритель любил детективы. А какой детектив без справедливого приговора преступнику? А приговор не может быть без суда. При этом собственно судебных драм немного. Создается впечатление, что советского кинозрителя сознательно «опекали», «оберегали» от лицезрения правосудия со своими правилами и традициями и даже с особым языком.

Один из таких фильмов «Суд» (1962) по одноимённой повести Владимира Тендрякова [3] рассказывает о несчастном случае на охоте. Старый охотник-медвежатник Семен Тетерин (Николай Крючков) скрывает обстоятельства гибели товарища по охоте. Перед судом предстает невиновный человек. Судебное заседание показано очень схематично, хотя сам процесс идет около 20 минут. В роли судьи – по фильму мудрой и дотошной, расколовшей-таки лжесвидетеля Тетерина – известная советская актриса Валентина Телегина. Она прославилась ролями уборщиц, соседок по коммунальной квартире и злых волшебниц (в основном ее помнят по роли самогонщицы и дряни Алевтины из «Дело было в Пенькове»). Адвокат мелькнул лишь дважды. На вопрос судьи, есть ли вопросы у защиты (по сложнейшему делу, убийству!), «Вопросов нет», – мямлит женский голос (а адвокат-то мужчина). Когда судья зачитывает приговор главному герою, адвокат уже напялил меховое пальто, стоит расхристанный на заднем плане. Такой вот защитничек, не успел одно дело закончить, бежит уже на другое. Прямое нарушение адвокатской этики, хотя вряд ли так задумывалось режиссером. Просто фигура третьестепенная, вот и играют его как попало.

Более сложен фильм «Средь бела дня…» (1982) – криминальная драма, основанная на реальных событиях. Автор сценария Аркадий Ваксберг – советский и российский адвокат, писатель, прозаик, драматург, публицист, киносценарист, ученик самого Брауде. Ваксберг поднимает сложную тему, до сих пор не дающую покоя судам: превышение пределов необходимой обороны.

Банда малолетних хулиганов терроризирует отдыхающих на природе граждан. Рабочий мебельной фабрики Мухин (Валерий Золотухин) решается дать отпор хулиганам, но в итоге случайно убивает одного из них (палкой по голове). Так передовик производства и примерный семьянин в одно мгновенье превращается в подсудимого.

К подсудимому же народ (выездной суд происходит в клубе) по началу симпатий не испытывает. Но по мере того, как выясняются омерзительные подробности «подвигов» хулиганов, люди меняют свое мнение. В ответ на горький вопрос подсудимого о том, что должен делать человек, когда ему плюют в душу, присутствующий в клубе ветеран войны кричит: «Убивать! Убивать!». Между тем суд идет непросто.

На следственных действиях (даже в момент, когда Мухин признается в убийстве) адвоката нет, хотя присутствует помимо следователя сам районный прокурор Сергей Тихонов. У прокурора (Андрей Толубеев), принципиального и честного, конфликт со следователем (Виктор Шульгин), для которого признание – царица доказательств. Прокурор все думает о душе убийцы, хочет его понять. Пишет свою судебную речь по ночам! Жена зовет и есть, и спать, а прокурор все жмет и жмет на клавиши пишущей машинки. А следователь «гонит план», ждет одобрения «сверху» и от народа (а народ жаждет крови, ведь убит «свой», а преступник из другого района).

Адвокаты в зале – адвокаты потерпевших (Александр Липов и Игорь Ефимов) – задают хит-

рые и злые вопросы. Один демонстративно играет авторучкой, мерзко улыбается. Другой, с плоским, каким-то деревенским лицом, все задает издевательские вопросы (не к месту). Те самые субчики, которые преступников защищают. В общем, все смешалось. Адвокаты-обвинители и райпрокурор, произнесший блестящую защитительную речь. Речь, полную философских обобщений и гуманизма (зал рукоплещет). Следователь в буфете суда пьет горькую и собирается на пенсию…

Однако самый народный суд в лице белокурой бестии судьи приговаривает Мухина к семи годам заключения… Хотя судью, крикливую шавку, играет Светлана Немоляева. Такая должна была бы простить… Интересен разговор судьи и прокурора в кулуарах. Судья открыто говорит, что суд не может быть «добрым за счет закона», что у нас цивилизованное общество, и самоуправство она ненавидит, что мы «не можем» оправдать подсудимого. Не можем, и все тут. Не правда ли, речи, знакомые до боли. Что изменилось за тридцать лет? Разве что таких прокуроров не видно на горизонте. Тем не менее, справедливость торжествует: по протесту прокурора приговор отменён, Фильм Александра Файнциммера «Без права на ошибку» (1975) снят в жанре судебной драмы. Большая часть фильма посвящена судебному следствию, лишь в своих показаниях участники процесса возвращаются к злополучному дню, когда в охотничьем домике на берегу озера был убит Роман Селецкий (Лев Прыгунов, все-таки странный выбор для роли насильника и хулигана). В убийстве обвинен молодой рабочий Борис Юнусов (Николай Мерзликин), которого на беду увидели выходящим из домика с ружьем в руках. Свидетели (в основном из хулиганской компании Селецкого) либо обвиняют Юнусова, либо помалкивают о своих амурных делах.

На обвинительном приговоре настаивает и прокурор. В его роли Владимир Дружников, культовый советский актер, исполнитель главных ролей в «Каменном цветке», «Сказании о земле Сибирской», «Константине Заслонове», комэска в «Офицерах». Дружников играет прокурора, ни на минуту не сомневающегося в правоте следствия. На что мудрый судья Николай Александрович весьма смело по тем временам замечает, что дело прокурора – «рядить», а судьи – «судить».

Как и в фильме «Средь бела дня…» сюжет строится на том, что представитель государства (там – прокурор, здесь – судья) самостоятельно, без всяких там адвокатов, распутывает сложное дело и восстанавливает справедливость. При этом герою помогает не только профессиональный опыт, но некое «классовое чутье» настоящего советского человека, который без всяких мудреных кодексов может распознать врага. Если мое предположение верно, то оно не противоречит системе тотального партийного контроля над советским судом, в определенном смысле сделавшим его исполнителем воли «телефонного права» высших сфер. Интересно, а как дело обстоит сейчас?

Так вот, народный судья Николай Александрович, почувствовав противоречия в материалах дела, стал совершать немыслимые по сегодняшним дням путешествия – на завод по месту работы обвиняемого, к участковому, стал обзванивать всех, кто мог бы что-нибудь рассказать об участниках процесса. Проведя собственное расследование, судья установил, что Юнусов невиновен.

Жаль, что судье так и не помог адвокат, молчаливо просиживавший штаны весь процесс. Возможно, дело было ему не интересно, а может быть, молчал оттого, что судья каждый его вопрос прерывал и отводил… Именно потому оправданный Юнусов даже не подошел к своему адвокату, не пожал ему руку… А играл адвоката, между тем, талантливый актер Виктор Маркин, он мне запомнился ролью военнопленного-врача в «Судьбе человека».

В «перестроечное» время кинематограф охотно обращается к эпохе репрессий. В 1988 году Евгений Цымбал снял фильм «Защитник Седов» по одноименной повести Ильи Зверева [2]. В разгул ежовщины к известному московскому адвокату Владимиру Седову приезжают три деревенских бабы с настойчивой просьбой «спасти» четырех зоотехников, осужденных по навету. Адвокат в замечательном исполнении Владимира Ильина проходит все круги ада, чтобы спасти невиновных. Ему помогают и работники юстиции, не потерявшие совесть даже в годы массовых репрессий. Наконец, Седов добивается справедливости: приговор пересмотрен, все подсудимые на свободе. Но финал в духе советского абсурда: власть осуждает всех, кто был причастен к делу, кто бескорыстно помогал восстановить справедливость.

А вскоре началось совсем другое время. На смену советскому пришел кинематограф российский.

Пристатейный библиографический список

1. Ерофеев К.Б. Образ адвоката в советском кинематографе // Евразийская адвокатура. – 2013. – № 2 (3). – С. 20–22.

2. Зверев И. Защитник Седов. Повести, рассказы, публицистика. - М.: Советский писатель, 1990.

3. Тендряков В. Ф. Собрание сочинений в четырёх томах. М., 1978–1980.

4. Утевский Б. Воспоминания юриста. Юридическая литература, 1989. – С. 123.

References

1. Erofeev K.B. Obraz advokata v sovetskom kinematografe // Evraziyskaya advokatura. – 2013. – № 2 (3). – S. 20–22.

2. Zverev I. Zaschitnik Sedov. Povesti, rasskazy, publitsistika. — M.: Sovetskiy pisatel#, 1990.

3. Tendryakov V. F. Sobranie sochineniy v chetyrekh tomakh. M., 1978–1980.

4. Utevskiy B. Vospominaniya yurista. Yuridicheskaya literatura, 1989. – S. 123.

НОВОСТИ

Наши партнеры

 

Лицензия Creative Commons
Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.