RUS ENG

Translator

AzerbaijaniBasqueBelarusianBulgarianCatalanChinese (S)Chinese (T)CroatianCzechDanishDutchEnglishEstonianFilipinoFinnishFrenchGalicianGeorgianGermanGreekHaitian CreoleHebrewHindiHungarianIcelandicIndonesianIrishItalianJapaneseKoreanLatvianLithuanianMacedonianMalayMalteseNorwegianPersianPolishPortugueseRomanianRussianSerbianSlovakSlovenianSpanishSwahiliSwedishThaiTurkishUkrainianUrduVietnameseWelshYiddish

Читайте в следующем номере

Индексирование журнала

Импакт-фактор российских научных журналов

Группа ВКонтакте

Группа в FB

International scientific and practical law journal Eurasian Journal of International Law

Ерофеев К.Б.

Образ адвоката в советском кинематографе

В статье на основе анализа образов адвокатов – кинематографических персонажей в фильмах советской эпохи в сопоставлении с историческими этапами развития организации отечественной адвокатуры рассматривается вопрос о трансформации отношения государства и общества к профессии адвоката.

Ключевые слова: адвокат, образ адвоката в кинематографе, адвокатура и государство.

Yerofeev K.B.

Image of advocate in the Soviet cinema

In article on the basis of the analysis of images of advocates – cinema characters in movies of the Soviet era in comparison to historical stages of development of the organization of domestic advocate profession the question of transformation of the relation of the state and society to a profession of advocate is considered.

Keywords: advocate, an image of the advocate in a cinema, advocate and the state.

Я давно хотел написать об образе адвоката в советском кино, но не раз и не два откладывал работу до лучших времен. Ведь адвокат в кинематографе СССР – герой ох уж не частый. То там мелькнет, то здесь. А фильмов-то немного. Но все-таки набрал известное количество. Оговорюсь, что для статьи я отбирал только отечественные фильмы, снятые в годы советской власти о событиях советского

времени.

Своим зарождением советское государство обязано двум политическим деятелям, начинавшим в царской адвокатуре, – помощнику присяжного поверенного В.И. Ленину и присяжному поверенному А.Ф. Керенскому. О В. Ленине речь не поведем, так как тема эта необъятна, и уложиться в небольшую статью не сможем. Да и образ Ленина в советском кинематографе никак не выводится из личности скромного помощника самарского присяжного поверенного Н.А. Хардина и петербургского присяжного поверенного М.Ф. Волькенштейна, хотя талант полемиста и критика В. Ленина не мог бы состояться без годов учебы на юридическом факультете и работы юристом.

Другое дело Александр Федорович Керенский. Он такой именно потому, что он адвокат. Многословный и пустословный, ничего по-настоящему не умеющий и не понимающий, далекий от нужд и чаяний народа. А что еще может получиться из царского адвоката? Таким, словно постоянно выступающим с кафедры «антинародного» царского суда, Керенский предстает в знаменитых фильмах «Октябрь» (1927) (Николай Попов), «Ленин в Октябре» (1937) (Александр Ковалевский).

Дворец не думал о вертлявом постреле,

не гадал, что в кровати, царицам вверенной,

раскинется какой-то присяжный поверенный.

Забывши и классы, и партии,

идёт на дежурную речь.

Глаза у него бонапартьи

и цвета защитного френч.

(В. Маяковский, поэма «Хорошо!»)[1]

Члены Временного правительства – адвокаты (в частности, министр юстиции Павел Переверзев, председатель Юридического совещания знаменитый адвокат Василий Маклаков) в революционных фильмах забыты. Вероятно, они есть в кучке негодяев в белых манишках, злобно смотрящих на революционных матросов и рабочих.

В фильмах о первых послереволюционных годах об адвокатах не вспоминали, видимо, считая, что этот герой «старого мира» безвозвратно сошел с общественной сцены. Впрочем, в редчайших исключениях адвокат предстает в неизменно отрицательном виде. Показателен фильм «Зеленый фургон» о борьбе с бандитизмом в только что освобожденной от белых Одессе. Примечательно, что фильмов по повести А.В. Козачинского[2] было два. Один, черно-белый, был снят в 1959 году, второй – с юным Д. Харатьяном – в 1983 году. Оба фильма весьма вольно пересказывают повесть, но и в первом, и во втором фильме присутствует бандит Червень. В книге он представлен как бывший прапорщик Сашка Шварц, один из опаснейших бандитов в уезде. «Это ему принадлежал знаменитейший афоризм: «Хорошо стреляет тот, кто стреляет последним... Никогда не сомневайтесь, нужно ли стрелять. Сомнение есть повод для стрельбы. Не стреляйте в воздух. Не оставляйте свидетелей. Не жалейте их, ибо и они вас не пожалеют. Живой свидетель – дитя вашей тупости и легкомыслия»». Бандит стрелял жертве прямо в живот, не вынимая рук из карманов шинели. В черно-белом фильме

Червень (В. Шугаев) предстает при полном параде – офицерская фуражка, долгополая шинель, руки в карманах.

В фильме 1983 года Червень предстает в образе… бывшего адвоката Ермакова, «растерявшего свою клиентуру» в неспокойные революционные годы (Региминтас Адомайтис).

Вот несколько скучный и блеклый адвокат Александр Дмитриевич Ермаков поучает юного мечтателя Володю Патрикеева, что, мол, он слишком молод, чтобы участвовать в политике и ловить бандитов. Сразу видно, что не наш человек, все уже поняли и приняли соввласть, а этот сомневается. И совсем не удивительно, что адвокат с неизменной бородкой клинышком оказывается налетчиком и убийцей Червнем. Вот только стреляет он не из шинели, а из карманов элегантного бежевого

плаща.

В более поздний период адвокат на советском киноэкране практически не появляется, а если и появляется, то продолжается эксплуатация его образа как откровенного врага.

В пропагандистском фильме военного времени «Поединок» (1944) группа диверсантов, возглавляемых хитрым и опытным офицером Абвера Вейнингером-Петронеску-Петровым (с первых минут понимаешь, кто настоящий враг), проникает в советский тыл с целью уничтожить талантливого военного инженера Леонтьева. В составе группы бывший провокатор царской охранки, две девицы, как раньше говорили, «с пониженной социальной ответственностью», просто какой-то бандит и, разумеется, адвокат. В роли адвоката – забытый теперь талантливый актер Михаил Поволоцкий. Адвокат предстает перед нами в сцене знакомства членов диверсионной группы с начальником из Абвера. Адвокат Игнатий Аполлонович Савранский рассказывает о своем тяжелом житье-бытье при «советах»: бывший адвокат из Гомеля, репрессирован за взятки и злоупотребления, «труслив» и «любит много говорить». Помимо типичных для фильмов того времени «деловых» качеств, адвокат Савранский обладает еще и типичной адвокатской внешностью – плюгавенький интеллигентик в котелке, с тросточкой, бородка клинышком. Забавная деталь – создатели фильма, вероятно, еще помнили, что дореволюционный присяжный поверенный на лацкане пиджака носил специальный знак. Адвокат Савранский тоже носит знак, правда, другой – об окончании университета. Может быть, нужного знака в реквизите киностудии не оказалось, а может, просто перепутали. Ну да, бывает… Да, забыл сказать, адвоката и его подельников ждала «заслуженная кара» – подорвались на мине.

О тревожных днях июня 1941 года рассказывает и фильм Г. Полоки «Один из нас». Фабула опять-таки нехитра. Действующая в предвоенные месяцы в Москве немецкая диверсионная группа планирует взорвать завод, на котором должно начаться производство знаменитых «Катюш». Причем взрыв назначен на 21 июня. Диверсантов возглавляет, разумеется, адвокат. Изменник Родины Виктор Степанов воплощает в себе все черты отрицательного героя советского кинематографа – высокомерен и хитер, одевается «с иголочки» и ходит по ресторанам. При этом вынашивает самые коварные планы помощи фашистам в предстоящей войне, руководит бандой вредителей и откровенных уголовников, не останавливающихся ни перед каким преступлением. Правда, имеется определенная новация: адвокат – еще и коварный соблазнитель. При всей карикатурности образа нельзя не отметить блестящую игру Аркадия Толбузина (он запомнился широкому зрителю ролью белого полковника Леопольда Кудасова в «Новых приключениях неуловимых»), к сожалению, рано ушедшего из жизни. Положительного героя – контрразведчика Сергея Бирюкова, сорвавшего коварные планы адвоката, блестяще сыграл Георгий Юматов.

В послевоенное время мало что изменилось. Апофеозом образа адвоката как негодяя и антисоветчика стала роль Ростислава Плятта (кстати, сына известного ростовского юриста) в культовом «шпионском» фильме «Судьба резидента» (1970). Бывший адвокат, а ныне пенсионер Николай Николаевич Казин не только валютчик, антикварщик и сводник, но и агент западных разведок (сначала Абвера, а потом и ЦРУ). Руководит целой сетью бывших гитлеровских палачей. Но в целом, благодаря игре Плятта, очень обаятельный и любезный человек.

В послевоенное время адвокат вообще исчез из советских детективов. В известных кинопроцессах адвокатов не было! Посмотрите сцену суда в «Берегись автомобиля», там есть судья и прокурор, а адвоката нет. В его роли выступает киногерой Анатолия Папанова: «Свободу Юрию Деточкину!». Также нет адвоката и в сцене суда над Трусом, Балбесом и Бывалым в «Кавказской пленнице». Правда, в фильме «Мимино» Георгий Данелия все-таки ввел в повествование симпатичную молодую адвокатессу Светлану Георгиевну. Как она проигрывает мудрому судье и опытному прокурору, как она по-детски тянет ручку, испрашивая слова у «старших» по процессу! Словом, идеальный адвокат с точки зрения наших коллег – судей, прокуроров, следователей и секретарей судебного заседания. Правда, за смирение и скромность адвокатессу

с комсомольским значком вознаградили – приговор дебоширу Мимино смягчили.

С приходом «перестройки» общество активно занялось переоценкой ценностей, казавшихся ранее незыблемыми. Несколько (мягко говоря) изменилось отношение к неподкупным следователям и прокурорам, независимым судьям и бесстрашным разведчикам. Общество получило возможность узнать истинное положение дел в правоохранительной и судебной системе. На этом фоне вырос престиж человека, призванного «граждан от родины защищать», – адвоката. Причем и как мудрого профессионала своего дела, и как активного правозащитника. Сначала такой необычный для советского кино образ адвоката появился в фильмах по бытовым делам. В нашумевшем в свое время фильме «Подсудимый» по повести Бориса Васильева «Суд да дело...»[3] инвалид войны Антон Скулов (Михаил Жигалов) выстрелом из охотничьего ружья застрелил пьяного молодого негодяя, забравшегося в его сад и разорившего редкие цветы, которые перед смертью вырастила его жена – ветеран войны, а попутно всячески унижавшего и самого безногого инвалида. На недолгом, необъективном и непрофессиональном следствии ветеран сразу признал свою вину. Суд вроде тоже не стремился досконально разбираться в этом деле. Сейчас нам это знакомо, а в далеком 1985 году для зрителя все было в новинку. Но на пути «обвинительного правосудия» встал адвокат-фронтовик. Ролан Быков точно передал образ своего героя – вдумчивого, дотошного правдолюба. В итоге суд принимает решение о возвращении дела на доследование, но сердце адвоката, вложившего в процесс все силы и нервы, не выдержало.

Времена меняются, и фильмы меняются вместе с ними. Криминальная драма «Воры в законе» (1988) посвящена уже не бытовухе, а преступным «разборкам» на самом высоком уровне. Перед ошалевшим советским зрителем предстают всесильные воры в законе, безжалостные «оборотни в погонах», коррумпированные прокуроры и шикарные «крали». В таком фильме не обошлось и без адвоката (Зиновий Гердт). Несмотря на то, что сам судебный процесс показан неправдоподобно и карикатурно, в стиле только что появившихся на видеокассетах американских судебных детективов, игра Гердта просто блестящая. Его адвокат активный и находчивый, саркастичный и прозорливый. Только он один и понял «американщину» в судебном процессе и, обращаясь к прокурору, заявил, что таких аферистов, как следователи, Техас не

видел.

К концу существования страны Советов дожили и до фильма, полностью посвященного личности и работе адвоката («Адвокат», или «Убийство на Монастырских прудах», 1990). В роли адвоката Павла Бешметьева – популярный в то время артист Андрей Ташков. Павел из столицы приезжает защищать подсудимого-подростка в подмосковный город, где «все схвачено», установлены нечестные и жестокие правила игры. Адвокат начинает собственное расследование, выстраивает линию защиты, но на него начинают оказывать давление, ведь Павел понимает, что подсудимый невиновен, в деле масса подлогов. Адвокат добивается оправдания подростка в суде, но через некоторое время его снова арестовывают.

Бешметьев опять вступает в дело, добивается его пересмотра, но от нервного напряжения попадает в больницу. В общем, как и бывает в жизни, справедливость торжествует лишь частично. Подсудимый оправдан, но следователи-оборотни наказания не несут. Отметим, что и в «Подсудимом», и в «Адвокате» уголовный процесс отражен весьма подробно и объективно.

Спустя год исчезла и сама страна, а с ней великий и ужасный советский кинематограф. В новейшее время образ адвоката стал чрезвычайно востребован в кино и телесериалах. Но это уже совсем другая история.

Пристатейный библиографический список

  1. Васильев Б. Собр. соч.: В 12 т. – М.: Астрель, 2010.
  2. Козачинский А.В. Зеленый фургон: Повесть, рассказы. – Ростов-на-Дону: Ростовское книжное издательство, 1986.
  3. Маяковский В. Полн. собр. соч.: В 13 т. – М.: Худож. лит., 1955–1961.

[1] Маяковский В. Полн. собр. соч.: В 13 т. – М.: Худож. лит., 1955–1961.

[2] Козачинский А.В. Зеленый фургон: Повесть, рассказы. – Ростов-на-Дону: Ростовское книжное издательство, 1986.

[3] Васильев Б. Собр. соч.: В 12 т. – М.: Астрель, 2010



Возможно, всё дело в том, что кто-то не может избавиться от заблуждений о деньгах, бытующих в народе, и не усвоил законов подхода к деньгам. Вся подробная информация здесь http://dengopad.ru/anheuser-busch-inbev.html

НОВОСТИ

Наши партнеры

 

Лицензия Creative Commons
Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.