RUS ENG

Translator

AzerbaijaniBasqueBelarusianBulgarianCatalanChinese (S)Chinese (T)CroatianCzechDanishDutchEnglishEstonianFilipinoFinnishFrenchGalicianGeorgianGermanGreekHaitian CreoleHebrewHindiHungarianIcelandicIndonesianIrishItalianJapaneseKoreanLatvianLithuanianMacedonianMalayMalteseNorwegianPersianPolishPortugueseRomanianRussianSerbianSlovakSlovenianSpanishSwahiliSwedishThaiTurkishUkrainianUrduVietnameseWelshYiddish

Читайте в следующем номере

Индексирование журнала

Импакт-фактор российских научных журналов

Группа ВКонтакте

Группа в FB

International scientific and practical law journal Eurasian Journal of International Law

 

Воронцова И.В.

Об участии иностранных адвокатов в судопроизводстве по гражданским делам

Статья посвящена проблемам оказания юридической помощи иностранными адвокатами при рассмотрении гражданских дел в судах общей юрисдикции.

Ключевые слова: представитель, иностранный адвокат, иностранные граждане, реестр иностранных адвокатов.

Vorontsova I.V.

About participation of foreign lawyers in legal proceedings on civil cases

The article is devoted to the problems of foreign lawyers’ legal aid in the civil procedure in common law courts.

Keywords: a representative, a foreign lawyer, foreign citizens, a register of foreign lawyers.

Судебное представительство есть не что иное, как предусмотренный правовыми нормами способ (механизм) реализации участником судебного процесса своих процессуальных прав и обязанностей в случаях отсутствия у него гражданской процессуальной дееспособности или иной невозможности осуществлять собственными действиями процессуальные права и обязанности стороны или третьего лица. Так вот, если вы или ваш близкий человек подозревается или обвиняется в совершении преступления, предусмотренного УК РФ, или же вы стали потерпевшей стороной, следует привлечь такого специалиста, как уголовный адвокат по уголовному делу. При этом чем раньше будут получены юридические услуги, тем выше шансы оказать благоприятное влияние на исход дела вплоть до снятия ответственности.

В действующем законодательстве предусмотрены некоторые ограничения в институте представительства, и касаются они представительства иностранных граждан. Для сравнения хотелось бы привести некоторые положения регулирования участия иностранных адвокатов действующим зарубежным законодательством. Так, согласно ст. 551 ГПК Республики Беларусь при ведении дел в судах Республики Беларусь иностранные граждане и юридические лица вправе свободно и беспрепятственно пользоваться услугами иностранных представителей, в том числе и адвокатов, так и представителей, в том числе и адвокатов, Республики Беларусь.

В Норвегии иностранные адвокаты могут получить разрешение Ревизионного совета на оказание юридической помощи в области иностранного и международного права. При этом они обязаны указывать свой профессиональный статус и национальность. Они могут вести дела в суде, но поскольку рабочий язык судов норвежский, судья имеет право требовать, чтобы иностранный адвокат выступал в суде вместе с норвежским адвокатом. Иностранный адвокат должен представить полис страхования профессиональной ответственности и обязан соблюдать норвежские правила адвокатской этики.

Адвокатскую деятельность во Вьетнаме могут осуществлять иностранные адвокатские образования, образования, созданные и функционирующие в соответствии с законодательством иностранного государства, соблюдающие Конституцию Вьетнама и вьетнамское законодательство. Иностранные адвокатские образования не могут назначать иностранных адвокатов, работающих по трудовым договорам, для участия в судебном процессе в качестве защитника, представителя прав и законных интересов клиентов. В качестве представителя прав и законных интересов клиента (во всех делах, кроме уголовных дел) они вправе привлекать вьетнамских адвокатов, работающих по трудовым договорам.Иностранные адвокаты, осуществляющие адвокатскую деятельность во Вьетнаме, вправе: давать консультации по вопросам иностранного права и международного права; оказывать другие юридические услуги по вопросам иностранного права; давать консультации по вопросам вьетнамского права, если они имеют вьетнамское высшее юридическое образование и удовлетворяют требованиям, предъявляемым к вьетнамскому адвокату. Иностранный адвокат не может участвовать в уголовном, гражданском процессе в качестве защитника, представителя прав и законных интересов клиента.

В Азербайджане иностранный адвокат может оказывать правовую помощь исключительно путем предоставления консультаций и заключений по применению законов государства, уроженцем которого является иностранец, или международных правовых норм, а также путем представления интересов доверителя на стадии исполнительного производства по гражданским и уголовным делам, делам, связанным с экономическими спорами, с административными правонарушениями, в соответствии с международными договорами, поддерживаемыми Азербайджаном.

Согласно ст. 2 Закона Украины «Об адвокатуре», адвокатом может быть гражданин Украины, который имеет высшее юридическое образование, стаж работы по специальности юриста или помощника адвоката не меньшее двух лет, сдал квалификационные испытания, получил свидетельство о праве на занятие адвокатской деятельностью и принял Присягу адвоката Украины. Довольно распространенным общим условием является условие взаимности. Так, в Республике Таджикистан признается право адвокатов иностранных государств на оказание юридической помощи на своей территории, но оно оговаривается возможностью своих адвокатов вести аналогичную деятельность на территории соответствующего государства. Например, если Российская Федерация позволит адвокатам Таджикистана осуществлять адвокатскую деятельность на своей территории, то и российские адвокаты могут заниматься этой деятельностью в Таджикистане. Согласно поверенному законодательству Республики Армения, иностранные адвокаты осуществляют адвокатскую деятельность в порядке, установленном национальным законодательством, если иное не предусмотрено международными договорами. Это стандартное условие присуще законодательству большинства стран и исходит из принципа примата международного права над правом национальным. Например, по законодательству Кыргызской Республики адвокаты из иностранных государств могут оказывать юридическую помощь в любой форме гражданам и юридическим лицам на основании межгосударственных соглашений Кыргызской Республики со страной адвоката. Таким образом, как видно из представленного материала, многие государства устанавливают ограничения по тем или иным признакам для иностранных адвокатов. Следует отметить, что это согласуется с международными требованиями. Положения международного права не запрещают государствам на своей территории устанавливать ограничения по допуску иностранных

адвокатов к оказанию юридической помощи. Конгресс ООН принял Основные принципы, касающиеся роли юристов (Гавана, 27 августа – 7 сентября 1990 г.), закрепив в них положение, согласно которому правительства, профессиональные ассоциации юристов и учебные заведения обеспечивают отсутствие дискриминации в ущерб какому-либо лицу в отношении начала или продолжения профессиональной юридической практики по признаку расы, цвета кожи, пола, этнического происхождения, религии, политических или иных взглядов, национального или социального происхождения, имущественного, сословного, экономического или иного положения, за исключением того, что требование, согласно которому адвокат должен являться гражданином соответствующей страны, не рассматривается как дискриминационное.

Рассмотрим подробнее, как регламентировано представительство иностранных граждан в РФ. Следует согласиться, что наиболее квалифицированную помощь иностранец может получить через адвоката, хотя, анализируя законодательство, можно прийти к выводу, что интересы иностранного гражданина может представлять также любой дееспособный иностранный гражданин. Следует отметить, что деятельность адвоката иностранного государства в РФ законодательно закреплена. В ст. 2 Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» от 26 апреля 2002 г. сказано, что адвокаты иностранных государств, осуществляющие адвокатскую деятельность на территории РФ, регистрируются федеральным органом исполнительной власти в области юстиции в специальном реестре, порядок ведения которого определяется Правительством РФ. Без регистрации в указанном реестре осуществление адвокатской деятельности адвокатами иностранных государств на территории РФ запрещается.

Во исполнение указанной статьи 19 сентября 2003 года было принято постановление Правительства РФ «Об утверждении Положения о ведении реестра адвокатов иностранных государств, осуществляющих адвокатскую деятельность на территории Российской Федерации», в котором содержится порядок ведения реестра адвокатов иностранных государств, осуществляющих адвокатскую деятельность на территории РФ.

Кроме того, согласно п. 5 ст. 2 Федерального закона от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокаты иностранного государства могут оказывать юридическую помощь на территории РФ по вопросам права данного иностранного государства; а в соответствии с ч. 2 п. 5 ст. 2 ФЗ № 63 адвокаты иностранных государств не допускаются к оказанию юридической помощи на территории РФ по вопросам, связанным с государственной тайной РФ. По мнению Н.А. Васильчиковой, в делах с участием иностранных граждан в качестве представителей должны выступать только адвокаты. Участие иностранных граждан в процессе имеет свои особенности, и только адвокаты могут оказать квалифицированную юридическую помощь. В связи с этим, как отмечает Н.А. Васильчикова, в делах с участием иностранных лиц в качестве представителей должны выступать только адвокаты, что должно найти отражение в ГПК РФ путем дополнения ст. 49 ч. 2 следующего содержания: «Представителями в суде иностранных лиц могут быть только адвокаты».[12] Следует заметить, что автор не детализирует, о каких адвокатах ведет речь: о тех, которые получили статус адвоката в РФ, или о тех, которые получили этот статус в другом государстве? Логично было бы предположить, что речь следует вести об адвокатах вообще. Однако это не совсем так. Часть 2 п. 5 ст. 2 ФЗ № 63 закрепляет правило о том, что адвокаты иностранного государства могут оказывать юридическую помощь на территории РФ по вопросам права данного иностранного государства. Толковать данное нормативное положение можно по-разному:

1. иностранный адвокат после регистрации в реестре иностранных адвокатов, помимо оказания любой юридической помощи, в том числе представления интересов своих клиентов в судах Российской Федерации, может оказывать помощь на территории Российской Федерации по вопросам права данного иностранного государства;

2. иностранный адвокат после регистрации в реестре иностранных адвокатов может только оказывать помощь на территории Российской Федерации по вопросам права данного иностранного государства.

Из содержания ст. 49 ГПК, согласно которой представителями в суде РФ могут быть любые дее-способные лица, имеющие надлежащим образом оформленные полномочия на ведение дела, за исключением лиц, указанных в законе, а не только адвокат, можно сделать вывод о том, что и иностранные адвокаты, и иные лица, оказывающую юридическую помощь, могут быть представителями в судах общей юрисдикции. Каких-либо ограничений на сей счет федеральное законодательство не содержит. Однако по прошествии двух лет с момента принятия закона Совет Федеральной палаты адвокатов России 22 апреля 2004 г. принял решение (протокол № 5) «О приобретении статуса адвоката иностранными гражданами и адвокатами иностранных государств на территории РФ», в котором разъяснил, что возможность приобретения статуса адвоката РФ в соответствии с пунктом 6 ст. 9 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» предоставлена иностранным гражданам и лицам без гражданства в порядке, установленном данным законом. Таким образом, адвокаты иностранных государств могут осуществлять адвокатскую деятельность только по вопросам права государства, гражданином которого он является с обязательной регистрацией в специальном реестре. Приобретение статуса адвоката РФ лицом, являющимся одновременно адвокатом иностранного государства, действующим законодательством не предусмотрено.

Иностранные граждане и лица без гражданства вправе приобрести статус адвоката в установленном порядке, если при этом они не являются адвокатами других государств.[13] Следует согласиться с А.А. Кольцовым, который отмечает не совсем логичную ситуацию, когда адвокат иностранного государства вправе выступать в арбитражном суде в качестве представителя только по делу, касающемуся вопросов права данного государства при наличии регистрации в специальном реестре, а иное иностранное оказывающее юридическую помощь лицо – по всем делам, не обязательно затрагивающим вопросы применения иностранного права.

Однако разделить его предложение относительно того, что у иностранных адвокатов тем не менее есть выход – получение ими статуса адвоката в Российской Федерации после сдачи соответствующего квалификационного экзамена в соответствии со статьями 9-12 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», сформулированное им еще до принятия указанного решения, уже нельзя. Следует также поддержать мнение А.И. Муранова, который отмечает, что данное решение парадоксально: «по мысли Совета, оказывается так, что тот, кто адвокатом никогда не был, более достоин стать российским адвокатом, нежели тот, кто с практической точки зрения в юриспруденции, как правило, более сведущ».

В законопроекте «Об оказании квалифицированной юридической помощи в Российской Федерации» также регулируется порядок оказания юридических услуг иностранными гражданами и лицами без гражданства, которые не имеют приобретенного на территории РФ статуса адвоката, нотариуса или патентного поверенного. Такие лица, как указано в проекте федерального закона, будут допускаться к оказанию квалифицированной юридической помощи на территории РФ только в случаях, предусмотренных международными договорами РФ и федеральными законами, и только по вопросам международного права и права тех государств, на территории которых они в установленном порядке признаны в качестве субъектов юридической помощи. Однако не совсем понятно, чем вызвано желание компетентных органов ограничить участие иностранных адвокатов по делам своих клиентов в судах РФ. По мнению А.И. Муранова, то обстоятельство, что данное решение является скорее политическим, нежели юридическим, очевидно. Так, указание в решении Совета на невозможность приобретения статуса российского адвоката иностранцами могло быть продиктовано, допустим, желанием не допустить таковых через приобретение статуса российского адвоката к оказанию юридической помощи на территории России по вопросам, связанным с государственной тайной России (недаром упоминание о такой тайне в решении Совета имеется). Но в большей степени данное решение, как представляется, обусловлено неправильно истолкованными отдельными корпоративными интересами. В свете этого оно вполне объяснимо, хотя, если разобраться в вопросе об «угрозе интервенции иностранных адвокатов в Россию», оно все равно ошибочно даже и с точки зрения политики и упомянутых интересов. Подобные ограничения представляются неоправданными.

Не касаясь деталей перечисленных и других причин, следует отметить, что мотивы таких ограничений остаются также непонятны и потому, что действия государства направлены на расширение зоны экономического пространства, на взаимодействие с другими государствами в различных сферах

общественной жизни. Заключаются договоры, создаются рекомендации. В качестве примеров можно привести «Рекомендации по осуществлению адвокатами и адвокатскими образованиями РФ международной адвокатской деятельности в странах – членах Европейского Союза» от 2 марта 2006 г.

Любопытен также и тот факт, что ограничивая нормами Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» право иностранных адвокатов по осуществлению адвокатской деятельности, законодательный орган одновременно в п. 8 ст. 2 Закона предусмотрел право адвоката представлять интересы доверителя в органах государственной власти, судах и правоохранительных органах иностранных государств, международных судебных органах, негосударственных органах иностранных государств, если иное не установлено законодательством иностранных государств, уставными документами международных судебных органов и иных международных организаций или международными договорами РФ. Таким образом, видимо уместным будет предложение, что подобные вопросы следует оговаривать в международных договорах об оказании юридической помощи. А пока этого не предвидится, следует поправить положения Гражданского процессуального кодекса и в главу 43 «Общие положения» раздела V «Производство по делам с участием иностранных лиц» следует внести статью «Представительство иностранных граждан», в которой отразить исключения из статьи 49 ГПК РФ.

Еще одной особенностью в отношении представительства иностранных граждан является возможность представления консулом граждан своего государства. В настоящее время на консулов возлагаются данные функции Венской конвенцией о консульских сношениях 1963 г., двусторонними консульскими конвенциями, а также внутригосударственным законодательством (консульскими ус-

тавами и другими нормативными актами). Согласно Венской конвенции 1963 г. основная задача консулов заключается в том, чтобы защищать в государстве пребывания интересы своего государства, его граждан и юридических лиц. Практика подавляющего большинства государств позволяет сделать вывод, что к главным функциям дипломатического представительства следует отнести и консульские функции. Консульскими функциями по защите прав граждан в соответствии со ст. 5 Венской конвенции о консульских сношениях наряду с иными являются осуществление представительства

или обеспечение надлежащего представительства граждан представляемого государства в судебных и иных учреждениях государства пребывания с соблюдением практики и порядка, принятых в государстве пребывания, с целью получения, в соответствии с законами и правилами государства пребывания, распоряжений о предварительных мерах, ограждающих права и интересы этих граждан, если в связи с отсутствием или по другим причинам такие граждане не могут своевременно осуществлять защиту своих прав и интересов.

Из содержания Венской конвенции о консульских сношениях 1963 г. и двусторонних консульских конвенций усматривается возможность представления интересов иностранных граждан консулом в суде без выдачи ему на то доверенности. Так, например, если проанализировать ст. 9 Консульской конвенции между РФ и Йеменской республикой, в которой среди консульских функций в целом называется функция защищать в государстве пребывания права и интересы граждан представляемого государства, его юридических лиц, а также права и интересы представляемого государства в целом, то можно прокомментировать ее двояко: консулу принадлежит право представлять интересы граждан своего государства, используя все, включая исключительные полномочия; консул может представлять интересы, распоряжаясь только общими полномочиями, если у него нет доверенности. И.В. Федоров, оценивая данное положение, полагает, что к объему полномочий консулов следует относить все полномочия, в том числе исключительные. Обосновывая свою точку зрения, автор указывает на то, что консульская защита должна быть эффективной – должна использовать все установленные, в том числе процессуальным законодательством государства пребывания возможности. Отрицание права реализации всех полномочий в ряде случаев приводит к лишению лица консульской защиты как таковой.

Вряд ли можно согласиться с вышеприведенной позицией автора. Во-первых, это прямо противоречит ГПК РФ, в котором содержится исчерпывающий перечень специальных полномочий, на право совершения любого из которых должно быть указано в доверенности, а во-вторых, это также никак не согласуется с нормами, содержащимися в международных актах.

Таким образом, с учетом исследованного, можно сделать следующие выводы:

1) оказание представительских функций консульскими учреждениями в лице консулов или дипломатическими учреждениями возможно только в случаях, если гражданину было отказано в судебной защите по законодательству страны пребывания;

2) во внутреннем законодательстве не предусмотрено никаких исключений относительно требований по оформлению доверенности для консулов или иных компетентных лиц при осуществлении ими представительства нарушенных прав своих граждан;

3) содержащаяся в Венской конвенции о консульских сношениях формулировка «с соблюдением практики и порядка, принятых в государстве пребывания, представительство или обеспечение надлежащего представительства граждан представляемого государства в судебных и иных учреждениях государства» позволяет сделать вывод о том, что доверенности должны оформляться по праву страны пребывания, т.е. объем полномочий поверенных также должен быть в них указан. В случаях, если речь идет о представлении иностранных граждан не консулами, а иными имеющими такое право по законодательству Российской Федерации лицами, то с учетом того, что внутренним законодательством исключений на сей счет не предусмот-рено, следует полагать, что доверенности в таких случаях также должны оформляться по российскому законодательству.

Если доверенность оформляется на территории иностранного государства, следует учитывать общее требование в отношении документов, которое закреплено в ст. 408 ГПК РФ, согласно которому документы, выданные, составленные или удостоверенные в соответствии с иностранным правом по установленной форме компетентными органами иностранных государств вне пределов РФ в отношении российских граждан или организаций либо иностранных лиц, принимаются судами в РФ при наличии легализации, если иное не предусмотрено международным договором РФ или федеральным законом. Однако соблюдения данных требований по оформлению доверенности недостаточно. Как любой правовой документ доверенность должна отвечать не только требованиям по форме, но и по содержанию. Практика показывает, что доверенности зачастую выдаются иностранцами в месте их постоянного проживания, и, как правило, такие доверенности отличает особая громоздкость. Бесспорно, нецелесообразно заставлять читать судей доверенности объемом 3–5 листов, в которой в основном содержится излишняя информация, нежели относящаяся к необходимым реквизитам. Неясно, почему этот документ, а конкретнее – содержание доверенности законодатель обделяет своим вниманием. По мнению автора, предпочтительным является отражение в одной из статей ГПК обязательных реквизитов доверенности, т.к. судебная доверенность – документ процессуальный, содержание которого должно отвечать требованиям, предусмотренным в ГПК РФ.

Реализация данного предложения позволила бы гармонизировать внутренне законодательство с рядом международных договоров. Так, например, Венская конвенция о консульских сношениях, ранее уже упоминавшаяся, предусматривает положение, согласно которому к консульским функциям относится осуществление представительства или обеспечение надлежащего представительства граждан представляемого государства в судебных и иных учреждениях государства с соблюдением практики и порядка, принятых в государстве пребывания. В соответствии со ст. 40 Минской конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам форма выдачи и срок действия доверенности определяется по законодательству Договаривающейся Стороны, на территории которой выдана доверенность. В связи с тем, что пока в российском процессуальном праве данные требования по содержанию доверенности не нашли своего отражения, возможно, было бы целесообразным, в целях единообразия и установления определенного порядка составления доверенности, вносить в качестве приложений к международным актам по вопросам гражданского процесса типичный бланк доверенности для представления его иностранными гражданами в суд по месту рассмотрения дела. Следует отметить и другие сложности, которые могут возникать как у суда, так и у стороны, являющейся иностранным лицом при рассмотрении или при пересмотре дела. Учитывая специфику таких дел, представляется, что трудно согласиться с установленными законодательством сроками как отдельных процессуальных действий рассмотрения дела по существу, так и со сроком действия доверенности, выдаваемой на ведение дела в суде, так как зачастую такие дела выходят за пределы установленных законодательством сроков. В этой связи следует обратиться к выработке целесообразных предложений об отражении в международных актах по вопросам гражданского процесса правила о сроке действия доверенности, выдаваемой на представление интересов в суде по гражданским делам. Представляется, что такую доверенность следует выдавать на представление интересов по одному конкретному делу, и она должна быть бессрочной, а также на представление интересов по всем делам, которая должна выдаваться на пять лет.

НОВОСТИ

Наши партнеры

 

Лицензия Creative Commons
Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.