RUS ENG

Translator

AzerbaijaniBasqueBelarusianBulgarianCatalanChinese (S)Chinese (T)CroatianCzechDanishDutchEnglishEstonianFilipinoFinnishFrenchGalicianGeorgianGermanGreekHaitian CreoleHebrewHindiHungarianIcelandicIndonesianIrishItalianJapaneseKoreanLatvianLithuanianMacedonianMalayMalteseNorwegianPersianPolishPortugueseRomanianRussianSerbianSlovakSlovenianSpanishSwahiliSwedishThaiTurkishUkrainianUrduVietnameseWelshYiddish

Читайте в следующем номере

Индексирование журнала

Импакт-фактор российских научных журналов

Группа ВКонтакте

Группа в FB

International scientific and practical law journal Eurasian Journal of International Law

Актуальные проблемы адвокатской практики
Воронин С.А.
Процессуальные права и обязанности эксперта в гражданском судопроизводстве

Вопросы экспертизы в гражданском про­цессе традиционно были обделены вниманием исследователей, особенно по сравнению с экс­пертизой в уголовном процессе, по которой ве­лись интенсивные исследования и энергичные дискуссии. В советский период с принятием ГПК РСФСР 1964 г. длительное время основой научно­го знания по всей совокупности вопросов экспер­тизы в гражданском процессе была монография Т.А. Лилуашвили [3]. Разрабатывались отдельные вопросы применения специальных методов по­знаний (в основном по экспертизе документов), предпринимались редкие попытки комплексно­го анализа [1, 4]. При этом статус эксперта в граж­данском процессе, его права и обязанности затра­гивались крайне редко, в основном фрагментарно и лишь на уровне комментирования процессу­ального закона. Сегодня заключение эксперта в гражданском процессе является одним из видов доказательств, а судебная экспертиза традицион­но остается институтом доказательственного пра­ва и в соответствии со ст. 55 Гражданского процес­суального кодекса РФ направлена на получение в предусмотренном законом порядке сведений о фактах, на основе которых суд устанавливает об­стоятельства, обосновывающие требования и воз­ражения сторон, и прочие обстоятельства, имею­щие значение для дела.

Судебная экспертиза определена законом как процессуальное действие, состоящее из ис­следований и заключения эксперта по вопро­сам, требующим специальных знаний в сферах науки, техники, искусства или ремесла, которые суд поставил перед экспертом для установления обстоятельств, подлежащих доказыванию. Назна­чение проведения экспертизы эксперту либо экс­пертному учреждению означает возникновение разных систем процессуальных отношений. Их законодательное регулирование не подменяется ведомственными подзаконными актами, так как в данном случае речь идет о правах человека и про­цессуальных правах субъектов гражданского про­цесса (например, на отвод эксперта, на участие в его выборе).

Эксперт поставлен законодателем в про­цессуальное положение лица, способствующе­го отправлению правосудия, что направлено на получение беспристрастных, объективных заклю­чений. В то же время в ГПК РФ это явно не выра­жено, тогда как АПК РФ (ст. 54) относит эксперта к «иным участникам арбитражного процесса» - лицам, содействующим осуществлению правосу­дия, наравне со специалистами, свидетелями, пе­реводчиками, помощником судьи и секретарем судебного заседания. Примечательно, что если у лиц, участвующих в деле, есть «права и обязанно­сти» (ст. 35 ГПК РФ), то у эксперта - «обязанно­сти и права» (ст. 85 ГПК РФ). Данная постановка представляется неправильной. Более корректен в этом плане АПК РФ, статья 55 которого оза­главлена просто «Эксперт». Определенная уни­фикация правового положения эксперта будет соответствовать выявленной Т.В. Сахновой тен­денции развития процессуального права - уни­фикации процессуальной формы гражданского и арбитражного процессов (при сохранении само­стоятельности соответствующих форм судебной защиты) [4, с. 18]. В этом плане стоит целый ряд задач. ГПК РФ, наравне с АПК РФ и КоАП РФ, со­держит перечень процессуальных прав и обязан­ностей судебного эксперта. В то же время в УПК РФ, по сравнению с названными процессуальны­ми кодексами, нет прямых указаний на обязан­ности эксперта, лишь ст. 57 содержит положения о том, что эксперт вправе делать (ч. 3), а что нет (ч. 4). В этом смысле регламентация в ГПК РФ представляется если не оптимальной, то доста­точной.

Руководствуясь ст. 79 ГПК РФ, суд при воз­никновении в рассматриваемом деле вопросов, требующих специальных знаний, назначает экс­пертизу, поручая её производство судебно-экс­пертному учреждению, эксперту или группе экспертов. Назначенная судом экспертиза про­водится (ст. 84 ГПК РФ) по поручению руководи­телей судебно-экспертных учреждений экспер­тами, работающими в этих учреждениях, либо другими экспертами. При этом эксперт - всегда физическое лицо, соответственно процессуаль­ные правоотношения существуют между судом и определенным лицом - экспертом, которому по­ручено исследование.

Назначение, проведение и результат экспер­тизы имеют свои процессуальные формы, высту­пающие гарантиями допустимости и достовер­ности заключения эксперта как доказательства по делу. В определении о назначении экспертизы суд указывает дату готовности экспертизы, ставит перед экспертом вопросы, представляет матери­алы и документы для исследования. Своим опре­делением суд предупреждает эксперта за дачу за­ведомо ложного заключения (ст. 80 ГПК РФ).

Процессуальная форма судебной экспертизы определяется требованиями к эксперту, его про­фессиональной подготовке.

После назначения судом эксперт становится субъектом процессуальных отношений и для вы­полнения возложенных на него задач по проведе­нию экспертизы наделяется совокупностью про­цессуальных прав и обязанностей (ст. 85 ГПК РФ):

-      обязанность принять к производству по­рученную судом экспертизу с проведением ис­следования материалов и документов и дачей обоснованного и объективного заключения по поставленным судом вопросам;

-      обязанность направить экспертизу в суд и явиться туда по вызову для личного участия в су­дебном заседании, где отвечать на вопросы по ис­следованию и заключению.

Эксперт (судебно-экспертное учреждение) не вправе отказаться от порученной им судом экспертизы по мотивам отказа стороны от пред­варительной оплаты экспертизы (п. 2 ст. 85 ГПК РФ). При отказе эксперт (судебно-экспертное уч­реждение) проводит экспертизу и направляет в суд с заключением заявление о возмещении рас­ходов с подтверждающими документами для ре­шения судом вопроса об их возмещении соответ­ствующей стороной процесса (ч. 1 ст. 96 и ст. 98 ГПК РФ). При выходе вопросов за рамки специ­альных знаний эксперта, или при непригодности материалов и документов, либо недостаточности для исследования, руководствуясь абз. 4 ч. 1 ст. 16 ФЗ от 31 мая 2001 г. «О государственной судебно­экспертной деятельности в Российской Федера­ции», эксперт обязан мотивированно обосновать суду невозможность дачи заключения, направив для этого специальное сообщение в письменной форме.

Эксперт обязан обеспечить сохранность пере­данных ему для исследования материалов и доку­ментов с их возвратом в суд с заключением. При невыполнении указанных требований суд вправе оштрафовать руководителя судебно-экспертного учреждения или виновного в нарушениях экс­перта.

Эксперт не вправе самостоятельно искать и представлять материалы для экспертизы, а так­же вступать в какие-либо контакты с участника­ми процесса, в случае если это может вызвать со­мнения в его заинтересованности. Также эксперт не вправе разглашать сведения, известные ему в связи с проведением экспертизы, сообщать кому бы то ни было её результаты, за исключением на­значившего её суда.

Эксперт вправе знакомиться с материалами дела, относящимися к предмету экспертизы, а также просить суд о дополнительных материалах и документах, задавать в ходе судебного заседа­ния вопросы сторонам и свидетелям, а также хо­датайствовать о привлечении других экспертов. В данном случае предусмотренный ст. 187 ГПК РФ процессуальный порядок исследования в суде за­ключения эксперта, наравне с прочими средства­ми доказывания, является гарантией точности и достоверности информации о фактах, имеющих значение для дела.

Для разъяснения и дополнения представлен­ного суду заключения эксперту в судебной заседа­нии могут задаваться вопросы. При этом первый вопрос следует от лица, по чьему заявлению на­значалась экспертиза, после чего свои вопросы за­дают иные лица, участвующие в деле. Когда экс­пертиза назначается по инициативе суда, первый вопрос следует от истца. В то же время судья за­дает эксперту вопросы в любой момент. Вопросы эксперту могут быть по методике исследования, примененным техническим средствам, достаточ­ности материалов или документов, наличию про­тиворечий и пр.

Оценивая заключение эксперта, суд учиты­вает и оценивает соблюдение процессуальных норм на всех этапах экспертизы, соблюдение прав сторон и иных лиц, участвующих в деле, компетентность и профессиональную квалифи­кацию эксперта, примененные методы и в целом обоснованность заключения. Следует отметить, что выводы эксперта, ответы на вопросы в су­дебной практике остаются ключевым видом до­казательств, так как базируются на специальных знаниях, опыте, беспристрастности и научных методах исследования. В то же время суд может не согласиться с выводами эксперта и, без допол­нительной экспертизы, разрешить дело, основы­ваясь на иных доказательствах. В данном случае заключение эксперта является для суда лишь одним из доказательств и также оценивается им по общим правилам их оценки (ст. 67 ГПК РФ). В этом смысле процессуальный порядок исследо­вания результатов экспертизы, наравне с прочи­ми средствами доказывания, является гарантией точности и достоверности информации о фактах, имеющих значение для дела. С другой стороны, как уже отмечалось, суд исследует и оценивает заключение эксперта по общим правилам до­казывания и оценки доказательств. Неизбежно возникает вопрос о способности суда проверить обоснованность и достоверность заключения экс­перта. Полагаем, что суд далеко не всегда ком­петентен оценивать методическую и научную достоверность экспертных выводов, так как это сфера специальных знаний. Предложения о вы­работке формализованных критериев (принци­пов) оценки допустимости примененных экспер­том методов, которые, по мнению Т.В. Сахновой, могут помочь суду оценить обоснованность за­ключения эксперта, вызывают сомнение в части универсальности таких методик. Другое дело, что некие общие принципы оценки экспертизы могли бы быть внесены в процессуальный закон. К таким принципам целесообразно отнести: на­личие реальной необходимости исследования (по конкретным случаям и объектам), принцип исключительно добровольности исследования назначаемого в отношении субъекта процесса; принцип лимитирования исследования в со­ответствии с конкретной целью и необходимо­стью; гарантии (при необходимости) нераспро­странения результатов (сведений) экспертизы; ограничение деятельности эксперта судебными пределами, гарантии испытуемому адекватных безопасности методов исследования.

В то же время нельзя исключать и то, что суд, стороны и иные участники процесса могут не­правильно понять или истолковать заключение эксперта, равно как и его показания в процессе. В таком случае ФЗ о ГСЭД дает судебному экспер­ту право на заявления, но ГПК РФ такое право не предусматривает.

В необходимых случаях эксперты вправе при­сутствовать при рассмотрении дела в закрытом судебном заседании (ч. 5 ст. 10 ГПК РФ). В то же время неопределенное понятие «необходимость» законодатель не раскрывает.

Эксперт, как и специалист, не вправе участво­вать в рассмотрении гражданского дела, если он находился или находится в какой-либо зависимо­сти от лиц, участвующих в деле или их представи­телей (ст. 18 ГПК РФ). Кроме того, эксперт может быть отведен на тех же основаниях, что предусмо­трены ст. 16 и 18 ГПК РФ для отвода прокурора, секретаря судебного заседания, специалиста и переводчика. В соответствии с п. 1 ст. 19 ГПК РФ при наличии указанных выше оснований эксперт обязан заявить самоотвод, вопрос о котором раз­решает суд (ст. 20 ГПК РФ), рассматривающий дело.

В случае необходимости для участия в осмо­тре и исследовании письменных или веществен­ных доказательств по месту их хранения (нахож­дения) при невозможности (затруднительности) доставки их в суд могут быть вызваны эксперты (ст. 58 ГПК РФ).

Эксперт, давший объяснения (заключение) суду, выполняя судебное поручение в суде, дает заключения в общем порядке.

При назначении (ст. 82 ГПК РФ) комплексной экспертизы и поручении её нескольким экспер­там, формулирующим общий вывод и излагаю­щим его в совместно подписываемом заключении, процессуальные права и обязанности экспертов никак не меняются, за исключением случаев, ког­да эксперты, не участвовавшие в формулировке заключения или несогласные с ним, подписыва­ют лишь свою часть заключения. В данном слу­чае ГПК РФ не предусматривает особого мнения эксперта. В то же время при комиссионной экс­пертизе, назначаемой судом с привлечением двух или более экспертов в одной сфере знания, ГПК РФ (п. 2 ст. 83) предусматривает наравне с общим выводом при несогласии экспертов друг с другом право на отдельное заключение по всем вопросам или только по тем, которые вызвали разногласия. Таким образом, в данном случае особое мнение присутствует.

Традиционно в литературе эксперт считается субъектом, содействующим осуществлению пра­восудия, включая и содействие судебной защите субъективного права. Таким образом, при регла­ментации статуса эксперта следует исходить из конституционных принципов гарантий прав че­ловека. Т.В. Сахнова обосновано указывает на то, что право на экспертную инициативу не только противоречит принципу состязательности, но и не согласуется с функциями суда в гражданском процессе, не соответствуя требованиям самой гражданско-процессуальной формы (в части не­допустимости смешения процессуальных функ­ций). В ряде случаев при назначении экспертизы в отношении субъекта процесса право на эксперт­ную инициативу способно нарушать право на не­прикосновенность личности. В связи с этим пред­ставляется обоснованным предложение об отказе от права на экспертную инициативу [4].

Процессуальные права и обязанности экс­перта в гражданском судопроизводстве регла­ментированы ГПК РФ и федеральным законом от 31 мая 2001 г. «О государственной судебно-экс­пертной деятельности в Российской Федерации». В то же время они нуждаются в совершенствова­нии. В частности, целесообразно привести в соот­ветствие последовательность категорий «права» и «обязанности», аналогично тому, как это сделано в отношении лиц, участвующих в деле (ст. 35 ГПК РФ), изложив наименование ст. 85 ГПК РФ анало­гично тому, как это сделано в АПК РФ, статья 55 которого озаглавлена «Эксперт» без конкрети­зации приоритетов «прав» и «обязанностей». Кроме того, представляется целесообразным рас­пространить право выражения особого мнения эксперта, предусмотренного (п. 2 ст. 83 ГК РФ), и на заключение комплексной экспертизы (ст. 82 ГПК РФ).

НОВОСТИ

Наши партнеры

 

Лицензия Creative Commons
Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.