RUS ENG

Translator

AzerbaijaniBasqueBelarusianBulgarianCatalanChinese (S)Chinese (T)CroatianCzechDanishDutchEnglishEstonianFilipinoFinnishFrenchGalicianGeorgianGermanGreekHaitian CreoleHebrewHindiHungarianIcelandicIndonesianIrishItalianJapaneseKoreanLatvianLithuanianMacedonianMalayMalteseNorwegianPersianPolishPortugueseRomanianRussianSerbianSlovakSlovenianSpanishSwahiliSwedishThaiTurkishUkrainianUrduVietnameseWelshYiddish

Читайте в следующем номере

Индексирование журнала

Импакт-фактор российских научных журналов

Группа ВКонтакте

Группа в FB

International scientific and practical law journal Eurasian Journal of International Law

Арутюнян М.С.
К вопросу о месте срока исковой давности в системе гражданско-правовых сроков

№ 4 (23) 2016г.

В ходе реформирования гражданского зако­нодательства России существенным изменениям подверглись нормы об исковой давности. При этом само определение исковой давности, содер­жащееся в ст. 195 ГК РФ, не изменилось, под ис­ковой давностью по-прежнему понимается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено.

В большинстве развитых систем права ин­ститут исковой давности рассматривается как в материальном, так и в процессуальном аспектах. Применительно к законодательству России ис­ковая давность выступает прежде всего в качестве института гражданского права, т. е. относится к материальному праву. В то же время в юрисдик­циях англосаксонской правовой семьи исковая давность относится к процессуальным отраслям права.

Необходимость и значимость исковой давно­сти обусловлены рядом причин, в числе которых можно указать на функцию обеспечения устойчи­вости правового порядка, повышения эффектив­ности механизма охраны и защиты прав участни­ков отношений.

Традиционно в цивилистике периоды и мо­менты времени, с наступлением которых связа­ны юридические последствия, рассматриваются в качестве сроков. Основное правовое значение сроков, по нашему мнению, заключается в сти­мулировании участников гражданского оборота к добросовестному поведению, своевременному исполнению обязанностей.

Юридическое понимание категории «срок» обусловлено объективной сущностью течения времени, происходящего независимо и помимо воли субъектов. В юриспруденции сроки относят к числу юридических фактов - явлений окружа­ющей действительности, с наступлением которых связано возникновение, изменение или прекра­щение гражданских прав и обязанностей.

Существование гражданских прав, возмож­ность их осуществления и защиты непосредст­венно зависят от времени. Гражданский кодекс Российской Федерации увязывает возможность приобретения, изменения или прекращения гражданских прав, их защиты и восстановления, а также необходимость исполнения обязанностей со временем.

Достаточно часто и обоснованно срок относят к юридическим фактам - событиям. Полагаем, объективность течения срока бесспорно объек­тивна, однако сущность юридических сроков да­леко не так однозначна, как это может показаться на первый взгляд.

Достаточно часто ученые обращают внима­ние, что установление момента начала течения срока и его окончания, а часто и всего периода срока, в рамках которого субъект обладает осо­бым статусом (имеет право или обязанность), осуществляется по воле лиц [1, 2]. В этой связи возникает необходимость разграничение катего­рий «срок» и «юридически значимый срок или юридический срок». По мнению ряда исследова­телей, сущность юридических сроков, их природа не тождественны срокам.

Как мы уже отмечали, юридические сроки устанавливаются волей лиц, что является субъек­тивным, волевым действием, независимо от лич­ности устанавливающего срок лица, будь то орган власти, сторона сделки и т. д. На этом основании можно говорить о том, что срок как юридическая категория имеет дуалистическую природу: по сущности срок объективное понятие, а по форме установления - субъективное [3].

Отметим, что действующее гражданское за­конодательство не содержит легального понятия «срок», что должно стать основанием для соот­ветствующих теоретических исследований и по­следующей законодательной работы. Полагаем, отсутствие в действующей редакции ГК РФ по­нятия «срок» негативно влияет на развитие кон­цептуальных исследований о существовании, восстановлении и защите прав не только в граж­данско-правовом аспекте, но и применительно к иным отраслям права, а также на практике.

Традиционное для цивилистики понятие «срок» в наиболее обобщенном виде сводится к тому, что под ним понимается момент или пери­од времени, с наступлением которого связано воз­никновение, изменение или прекращение граж­данских прав и обязанностей.

Законодатель ограничился закреплением в рамках ст. 190 ГК РФ способов исчисления сроков. При этом способы исчисления сроков, закреплен­ные данной нормой, не соответствуют моменту определения окончания сроков, предусмотрен­ных ст. 192 ГК РФ. В частности, п. 2 ст. 192 ГК РФ предусматривает возможность исчисления срока кварталами года, а абз. 2. п. 3 ст. 192 ГК РФ уста­навливает возможность определения срока дня­ми, хотя в ст. 190 ГК РФ таких способов исчисле­ния не предусмотрено.

Сроки принято классифицировать по различ­ным основаниям. В числе основных классифика­ций можно отметить деление сроков на импе­ративные (обладающие обязательной юридиче­ской силой) и диспозитивные (определяемые в отсутствие конкретных законных предписаний субъектами отношений по своему усмотрению). В качестве примера императивного срока ча­сто приводят срок принятия наследства, пред­усмотренный ст. 1154 ГК РФ. Сроки исполнения обязанностей и существования прав, устанав­ливаемые субъектами договоров, являются дис­позитивными. Законодатель предусматривает возможность сочетания императивных и диспо­зитивных сроков, позволяя сторонам отношений устанавливать диспозитивные сроки в отношени­ях, на которые не установлен императивный срок.

Следующим основанием для классификации сроков на виды можно указать последствия насту­пления срока. В данную группу входят правопо­рождающие (правообразующие), правоизменя­ющие и правопрекращающие сроки. В теории гражданского права отмечается, что сроки как та­ковые не могут порождать, изменять или прекра­щать права. Таким эффектом обладают события, связанные с наступлением сроков [3, с. 254].

Примером правопорождающего срока мо­жет служить приобретательная давность, пред­усмотренная ст. 234 ГК РФ, в результате насту­пления которой лицо может приобрести право собственности на вещь.

Проиллюстрировать правоизменяющий срок целесообразно переходом на заказчика риска случайной гибели изготовленной вещи в порядке, установленном п. 7 ст. 720 ГК РФ.

Одним из правопрекращающих сроков явля­ется срок действия доверенности, истечение ко­торого прекращает полномочия поверенного на совершение действий от имени доверителя.

В зависимости от степени определенности сро­ки могут быть определенные (абсолютно-опреде­ленные, относительно-определенные) и неопреде­ленные. Установление абсолютно-определенного срока осуществляется путем указания конкрет­ной календарной даты. Относительно-определен­ный срок устанавливается путем указания на со­бытие, относительно которого известно, что оно наступит, но не известно, когда, к примеру, после окончания университета и т. п. Неопределенные сроки могут формализовываться моментом вос­требования, разумным сроком, нормально необ­ходимым сроком или вообще не указываться.

Определенным юридическим значением об­ладает деление сроков на общие, специальные и частные. Общие сроки распространяют свое юри­дическое действие на большие группы обществен­ных отношений, объединенных в один институт. Примером такого общего срока может служить содержание п. 1 ст. 196 ГК РФ (общий срок иско­вой давности, подлежащий применению во всех случаях, за исключением отдельных видов требо­ваний).

Специальными являются сроки, предусмо­тренные для отдельных ситуаций, характерных для отдельных типов отношений. Ст. 197 ГК РФ устанавливает специальные виды сроков исковой давности.

К частным срокам могут быть отнесены такие, которые конкретизируют общий срок, применя­емый в отдельном правоотношении. В качестве примера приведем периоды поставки товаров, которые вправе согласовать стороны договора.

Наиболее часто сроки исковой давности, как с практических, так и с теоретических позиций, сравнивают со сроками осуществления и защиты прав. В этой связи представляется необходимым выявить отличие указанных видов сроков с иско­вой давностью.

Сроки осуществления прав представляют со­бой периоды времени, в рамках которых управо­моченное лицо имеет возможность реализовать принадлежащие ему права. К срокам осущест­вления прав могут быть отнесены сроки существо­вания прав, гарантийные сроки, претензионные сроки, а также сроки для защиты прав (к кото­рым, в частности, и относят исковую давность).

Основное различие, по нашему мнению, ис­ковой давности заключается в том, что ее установ­ление основано на предположении о нарушении субъективного права лица в целях реализации им механизма восстановления (возмещения) нару­шенного права. То есть исковая давность приме­няется для оспаривания прав. Кроме того, сфера и порядок применения срока исковой давности имеют процессуальную природу. Пункт 2 ст. 199 ГК РФ устанавливает возможность суда приме­нить срок исковой давности по заявлению сторо­ны в споре.

Остальные же сроки, с которыми проводится сравнение, рассчитаны на нормальный, право­мерный имущественный оборот. Применение этих сроков законодателем порождает соответ­ствующие права субъекта, осуществление (неосу­ществление) которых происходит волей носителя прав.

Срок исковой давности часто сравнивают с пресекательными сроками, устанавливаемыми в целях побуждения субъекта к осуществлению принадлежащих прав под угрозой их прекраще­ния. Результатом действия пресекательного срока является прекращение субъективного права из-за бездействия его обладателя по его реализации.

В отличие от этого срока исковая давность представляет собой период времени, исчисляе­мый с момента нарушения прав субъекта третьим лицом, которое происходит помимо либо вопре­ки воле правообладателя. Основное же отличие исковой давности от правопрекращающего срока сводится, по нашему мнению, к тому, что незави­симо от истечения срока исковой давности субъ­ективное право лица не прекращается. Утрачива­ется лишь возможность восстановления права в материальном аспекте, то есть право на возмеще­ние вреда, причиненного правонарушением.

Необходимо отметить, что классификации сроков на виды имеют достаточно условный ха­рактер, каждая их группа имеет схожие черты, что и порождает похожесть самих сроков. Прин­ципиальное же разграничение следует делать на основании правовой сущности, природы и на­значения сроков. В связи с этим срок исковой дав­ности является специальным видом гражданско­правового срока для защиты права лица по иску.

 

 

 

НОВОСТИ

Наши партнеры

 

Лицензия Creative Commons
Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.