RUS ENG

Translator

AzerbaijaniBasqueBelarusianBulgarianCatalanChinese (S)Chinese (T)CroatianCzechDanishDutchEnglishEstonianFilipinoFinnishFrenchGalicianGeorgianGermanGreekHaitian CreoleHebrewHindiHungarianIcelandicIndonesianIrishItalianJapaneseKoreanLatvianLithuanianMacedonianMalayMalteseNorwegianPersianPolishPortugueseRomanianRussianSerbianSlovakSlovenianSpanishSwahiliSwedishThaiTurkishUkrainianUrduVietnameseWelshYiddish

Читайте в следующем номере

Индексирование журнала

Импакт-фактор российских научных журналов

Группа ВКонтакте

Группа в FB

International scientific and practical law journal Eurasian Journal of International Law

Гришин А.В.

Особенности допроса эксперта в суде

Цель: Анализ положений нормативных правовых актов и судебной практики, регламентирующих и затрагивающих допрос эксперта в суде в уголовном судопроизводстве, в целях выявления существующих проблем правоприменения и выработки способов их решения.

Методология: Использовались диалектико-материалистический и формально-юридический методы.

Результаты: В статье исследованы различные аспекты допроса эксперта в ходе судебного разбирательства; выявлены вопросы, возникающие у участников процесса, касающиеся порядка применения правовых норм, регламентирующих проведение допроса эксперта в суде. Предложены способы оптимизации тактики допроса эксперта, способствующие выработке единообразного подхода к содержанию рассматриваемой стороны судебного следствия.

Новизна/оригинальность/ценность: Статья обладает высокой научной ценностью, поскольку содержит всесторонний анализ изменений правового регулирования и судебной практики, касающихся допроса эксперта в уголовном судопроизводстве; представляет интерес для адвоката-защитника при выработке оптимальной тактики допроса эксперта.

Ключевые слова: уголовное судопроизводство, судебное следствие, заключение эксперта, допрос эксперта, дополнительная экспертиза.

Grishin A.V.

Interrogations experts in court

Purpose: Analysis of the provisions of the legislation and the jurisprudence governing the interrogation and an expert in criminal proceedings before a court, in order to identify the existing problems of law enforcement and developing ways to resolve them.

Methodology: Were dialectic-materialistic method and formal legal methods.

Results: The article examines various aspects of interrogation expert at trial; identified issues raised by stakeholders regarding the application of the law governing interrogation expert in court. Proposed methods of interrogation expert optimization tactics to facilitate a uniform approach to the content of the part of the judicial investigation.

Novelty/originality/value: The article has a high scientific value, because it contains a comprehensive analysis of the changes of law and judicial practices relating to the questioning of an expert in criminal proceedings; of interest to defence counsel in developing the optimum tactics of interrogation expert.

Keywords: criminal proceedings, the opinion of the expert, the interrogation experts, additional expertise.

Согласно ч. 1 ст. 282 УПК РФ по ходатайству сторон или по собственной инициативе суд вправе вызвать для допроса эксперта, давшего заключение в ходе предварительного расследования, для разъяснения или дополнения данного им заключения. В двух других частях указанной статьи УПК РФ законодатель отметил: «После оглашения заключения эксперта ему могут быть заданы вопросы сторонами. При этом первой вопросы задает сторона, по инициативе которой была назначена экспертиза. При необходимости суд вправе предоставить эксперту время, необходимое для подготовки ответов на вопросы суда и сторон».

Сопоставление указанного положения с содержанием ч. 1 ст. 205 УПК РФ показывает, что полномочия следователя шире полномочий суда, поскольку следователь может вызвать для допроса эксперта, давшего заключение не только в ходе предварительного расследования, но и при проверке сообщения о преступлении: «Следователь вправе по собственной инициативе либо по ходатайству лиц, указанных в части первой статьи 206 настоящего Кодекса, допросить эксперта для разъяснения данного им заключения».

Судья же, исходя из буквального толкования содержания ч. 1 ст. 282 УПК РФ, не вправе ни по своей инициативе, ни по инициативе сторон вызвать для допроса эксперта, давшего заключение до возбуждения уголовного дела, даже в том случае, если эксперт произвёл экспертизу непосредственно на стадии судебного разбирательства по поручению суда!

Положения ч. 1 ст. 144 УПК РФ предусматривают возможность назначения судебной экспертизы при проверке сообщения о преступлении. Согласно ч. 1.2 ст. 144 УПК РФ полученные в ходе проверки сообщения о преступлении сведения могут быть использованы в качестве доказательств при условии соблюдения положений статей 75 и 89 УПК РФ.

Согласно положению статьи 19 Федерального закона от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» «основаниями производства судебной экспертизы в государственном судебно-экспертном учреждении являются определение суда, постановления судьи, лица, производящего дознание, следователя. Судебная экспертиза считается назначенной со дня вынесения соответствующего определения или постановления. Орган или лицо, назначившие судебную экспертизу, представляют объекты исследований и материалы дела, необходимые для проведения исследований и дачи заключения эксперта».

Постановлением является решение руководи-

теля следственного органа, следователя, дознава-

теля, вынесенное при производстве предварительного расследования, за исключением обвинительного заключения, обвинительного акта или обвинительного постановления (п. 25 ст. 5 УПК РФ).

В Заключении эксперта должны указываться сведения о предупреждении эксперта об ответственности за дачу заведомо ложного заключения (п. 5 ч. 1 ст. 204 УПК РФ).

Эксперт не несёт уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, данного по результатам экспертизы на стадии возбуждения уголовного дела (при проверке сообщения о преступлении), поскольку уголовная ответственность предусмотрена за заведомо ложное заключение эксперта в суде либо при производстве предварительного расследования (ч. 1 ст. 307 УК РФ). Отсюда следует, что эксперт не может быть предупрежден об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения на стадии проверки сообщения о преступлении. Следовательно, судебная экс-

пертиза до возбуждения уголовного дела производится экспертом, который не несет ответственности за дачу заведомо ложного заключения [1].

Поскольку вызванный в суд эксперт, давший заключение до возбуждения уголовного дела, не несет уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, то само заключение эксперта не отвечает требованиям к этому виду доказательства, предусмотренным статьей 204 УПК РФ; не может использоваться в качестве доказательства, предусмотренного статьей 80 УПК РФ. Тем не менее, экспертное заключение возможно использовать в доказывании в качестве иных документов (ст. 84 УПК РФ). Эксперт при этом может быть допрошен в суде в качестве свидетеля.

Явившемуся в суд эксперту председательствующий в соответствии с требованиями ст. 269 УПК РФ разъясняет его права и ответственность, предусмотренные статьей 57 УПК РФ. При этом эксперт дает подписку, которая приобщается к протоколу судебного заседания. Пункт 4 части 4 статьи 57 УПК РФ запрещает эксперту давать заведомо ложное заключение. Анализ правовых норм ст. 57 и ст. 269 УПК РФ показывает, что в указанных статьях не предусмотрена обязанность суда разъяснять эксперту его ответственность за дачу заведомо ложных показаний. Однако необходимость соблюдения требований охраны прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве, предусмотренная ч. 1 ст. 11 УПК РФ, обязывает суд разъяснять эксперту его права, обязанности и ответственность и обеспечивать возможность осуществления этих прав.

Следовательно, несмотря на то, что статья 282 УПК РФ не предусматривает вызова в суд эксперта, давшего заключение на стадии судебного разбирательства, положения уголовно-процессуального законодательства допускают возможность допроса эксперта в суде.

Действующее законодательство предусматри-

вает возможность отказа эксперта от дачи заклю-

чения. Эксперт вправе отказаться от дачи заключения по вопросам, выходящим за пределы специальных знаний, а также в случаях, если представленные ему материалы недостаточны для дачи заключения. Отказ от дачи заключения должен быть заявлен экспертом в письменном виде с изложением мотивов отказа (п. 6 ч. 3 ст. 57 УПК РФ).

Статья 16 Федерального закона от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» предусматривает обязанность эксперта составить мотивированное письменное сообщение о невозможности дать заключение и направить данное сообщение в орган или лицу, которые назначили судебную экспертизу, если поставленные вопросы выходят за пределы специальных знаний эксперта, объекты исследований и материалы дела непригодны или недостаточны для проведения исследований и дачи заключения, и эксперту отказано в их дополнении, современный уровень развития науки не позволяет ответить на поставленные вопросы.

В тех случаях, когда эксперт отказался от дачи заключения, отсутствуют основания вызова его для допроса в суде.

Ситуация, складывающаяся к моменту допроса эксперта в суде, коренным образом отличается от ситуации при допросе эксперта на стадии предварительного расследования. С получением обвинительного заключения и возможностью подробного изучения материалов дела сторона защиты восполняет существовавший пробел

в информации о доказательствах, ранее известной лишь следователю. Таким образом, в суде стороны располагают почти одинаковыми сведениями об обстоятельствах дела. Уточнение «почти» связано с невозможностью стороны защиты до суда ознакомиться с некоторыми материалами, хранящимися при деле (ст. 217 УПК РФ).

Заявляя ходатайство о вызове эксперта для допроса в суде каждая из сторон преследует свои цели.

Сторона обвинения пытается устранить пробелы, допущенные при назначении и производстве экспертизы; доказать обоснованность и достоверность заключения эксперта и заодно получить ещё одно доказательство – показания эксперта. Тем не менее, вызов эксперта в суд для неё является нежелательным, поскольку сопровождается вполне реальным тактическим риском, связанным с прогнозируемым поведением стороны защиты, участвующей в перекрестном допросе.

Сторона защиты, наоборот, стремится к тому, чтобы выявить изъяны данного экспертного заключения и в последующем исключить его из числа доказательств. Используя фактор внезапности при постановке вопросов перед экспертом и заручившись устраивающими её показаниями специалиста, сторона защиты вполне может поставить под сомнение обоснованность сделанных экспертом выводов. Было бы наивным полагать, что стороны стремятся допросить эксперта исключительно с целью установления объективной истины. Данное утверждение вытекает из положений криминалистической тактики, которая, в

своём родовом понятии, представляет не что иное, как искусство подготовки и ведения боя (в рассматриваемом случае: при осуществлении про-

тивоборства сторон в уголовном процессе). Следовательно, криминалистическая тактика предполагает использование сторонами всего имеющегося у них арсенала средств, приёмов и методов для достижения стоящих перед ними целей.

В обязанность же суда, стоящего «над схваткой», входит обеспечение права участников на равные условия доказывания; соблюдение при осуществлении правосудия принципов уголовного судопроизводства, в том числе принципа состязательности сторон (ст. 15 УПК РФ). Цель суда при инициировании вызова эксперта для допроса отличается от целей сторон и заключается всего лишь в получении разъяснений и дополнений по данному экспертному заключению, необходимых для проверки и оценки этого доказательства. Вместе с тем, в состязательном процессе по УПК РФ суд не является пассивным наблюдателем за представлением сторонами доказательств и их исследованием. Суд, реализуя предоставленные ему права и выполняя возложенные на него функции, принимает меры к исследованию обстоятельств, имеющих значение для дела и судебного решения, и должен объективно относиться к ходатайствам сторон об исследовании доказательств, представленных суду.

Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 25.01.2005 № 42-О «По жалобам граждан Астахова Павла Алексеевича, Замошкина Сергея Дмитриевича, Карцевой Веры Константиновны и Костанова Юрия Артемовича на нарушение конституционных прав и свобод положениями статей 7 и 123, части третьей статьи 124, статей 125, 388 и 408 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» сформулировал правовую позицию, согласно которой закрепленное Конституцией Российской Федерации право каждого обращаться в государственные органы (ст. 33) и защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом (ч. 2 ст. 45), предполагает не только право подать в государственный орган или должностному лицу соответствующее ходатайство, но и право получить на свое обращение адекватный ответ. В случае отказа в удовлетворении ходатайства такое решение, в силу требований части четвертой статьи 7 УПК Российской Федерации, должно быть законным, обоснованным и мотивированным, что не предполагает его произвольности; иное явилось бы нарушением не только процессуальных прав участников уголовного судопроизводства, но и названных конституционных прав. Данная правовая позиция в полной мере распространяется на обязанность суда рассмотреть по существу ходатайство о вызове для допроса в суд эксперта, давшего заключение на стадии предварительного расследования.

Отсюда следует, что при рассмотрении ходатайства о вызове эксперта для допроса в суде, судья должен убедиться лишь в существовании формальных оснований для данного процессуального действия.

В тех случаях, когда суд по собственной инициативе вызвал для допроса эксперта, давшего заключение в ходе судебного разбирательства по экспертизе, назначенной по инициативе суда, для разъяснения или дополнения данного им заключения, суд, руководствуясь принципом состязательности сторон в уголовном судопроизводстве (ст. 15 УПК РФ), равенством прав сторон (ст. 244 УПК РФ), вправе выяснить мнение сторон по данному вопросу. В случае если стороны оставляют разрешение этого вопроса на усмотрение суда, он должен предоставить право первой задавать вопросы эксперту стороне обвинения, а затем стороне защиты и только после них сам вправе задавать вопросы эксперту [4].

Задавать вопросы эксперту могут и иные участники уголовного судопроизводства, не являющиеся сторонами по делу: свидетель, переводчик, специалист, понятой, другой эксперт. Кон-

ституционный Суд Российской Федерации неоднократно указывал в своих решениях, в частности в Определении от 16.12.2008 № 1036-О-П «По жалобе гражданина Байкова Алексея Алексеевича на нарушение его конституционных прав пунктом 5 части 4 статьи 56, частью 1 статьи 81, пунктом 2 части 2 статьи 82, статьями 119 и 131 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» на то, что предоставление гарантируемых Конститу-

цией Российской Федерации прав и свобод в уголовном судопроизводстве должно быть обусловлено фактическим положением лица как нуждающегося в обеспечении соответствующих прав.

Судебная практика показывает, что осуществление вроде бы несложного процессуального действия – проведения допроса эксперта в суде – в си-лу недопонимания судом целей и задач, стоящих перед его участниками, приводит к нарушению прав сторон, использующих предоставленную возможность для решения своих тактических задач.

Так, при разрешении ходатайства о допросе эксперта председательствующий потребовал пре-

доставить суду вопросы в письменном виде (Уголовное дело № 1-12-2012 по обвинению П.Ю. Разгоняева в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ // Архив Левобережного районного суда г. Воронежа за 2012 год).

В похожем случае мировой судья, получив от частного обвинителя вопросы для эксперта в письменном виде, передал их за несколько дней до заседания эксперту для ознакомления. Несмотря на то, что эксперт уже до судебного заседания был ознакомлен с содержанием вопросов, тем не менее, после того, как некоторые вопросы были заданы эксперту в суде, судья объявил перерыв на неделю для того, чтобы эксперт смог подготовиться к ответам на вопросы (Уголовное дело № 1-8-14/5 по обвинению С.В. Мешкова в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 115 УК РФ // Архив мирового судьи судебного участка № 5 Коминтерновского района г. Воронежа за 2014 год).

Приведенные примеры показывают, что судьи испытывают существенные затруднения в установлении вида процессуального действия, требующего участия эксперта, – не усматривают различий в основаниях для допроса эксперта и назначения дополнительной экспертизы.

К сожалению, давая разъяснения по вопросам судебной практики, связанной с назначением и производством экспертиз в уголовном судопроизводстве, Пленум Верховного Суда Российской Федерации нивелировал разницу между основаниями допроса эксперта и назначения дополнительной экспертизы: «Под недостаточной ясностью следует понимать невозможность уяснения смысла и значения терминологии, используемой экспертом, методики исследования, смысла и значения признаков, выявленных при изучении объектов, критериев оценки выявленных признаков, которые невозможно устранить путем допроса в судебном заседании эксперта, производившего экспертизу. Неполным является такое заключение, в котором отсутствуют ответы на все поставленные перед экспертом вопросы, не учтены обстоятельства, имеющие значение для разрешения поставленных вопросов» (п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2010 № 28 «О судебной экспертизе по уголовным делам»).

Замена производства экспертизы, если имеются основания для ее производства, допросом эксперта не допускается (п. 17 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2010 № 28 «О судебной экспертизе по уголовным делам»; п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 сентября 1975 г. № 5 «О соблюдении судами Российской Федерации процессуального законодательства при судебном разбирательстве уголовных дел» (в ред. от 21 декабря 1993 г.)).

Эксперт при допросе разъясняет или дополняет данное им заключение посредством раскрытия содержания использованных терминов; обоснования выбора методики исследования и аргументов при формулировании выводов; сообщения положений науки, техники, искусства или ремесла, относящихся к его компетенции; доведения до сведения участников суда обстоятельств, связанных с получением объектов исследования, и т. п.

Судебная экспертиза – процессуальное действие, состоящее из проведения исследований и дачи заключения экспертом по вопросам, разрешение которых требует специальных знаний в области науки, техники, искусства или ремесла, и которые поставлены перед экспертом судом, судьей, органом дознания, лицом, производящим дознание, следователем в целях установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу (ст. 9 Федеральный закон от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации»).

Отличие процессуальных действий, экспертизы и допроса заключается, прежде всего, в содержании деятельности эксперта. При допросе эксперт отвечает на поставленные вопросы, используя результаты ранее выполненного исследования и специальные знания в пределах своей компетенции. При экспертизе, прежде чем ответить на заданные вопросы, эксперт производит новое исследование представленных объектов.

При постановке вопросов эксперту необходимо иметь в виду, что они должны касаться данного экспертом заключения и ограничиваться областью специальных знаний эксперта.

Эксперт не может быть допрошен по поводу сведений, ставших ему известными в связи с производством судебной экспертизы, если они не относятся к предмету данной судебной экспертизы (ч. 2 ст. 205 УПК РФ).

Вопросы, поставленные перед экспертом, и заключение по ним не могут выходить за пределы его специальных знаний. Постановка перед экспертом правовых вопросов, связанных с оценкой деяния, разрешение которых относится к исключительной компетенции органа, осуществляющего расследование, прокурора, суда (например, что имело место, – убийство или самоубийство), как не входящих в его компетенцию, не допускается (п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2010 № 28 «О судебной экспертизе по уголовным делам»). Поэтому эксперт не может ответить, например, на вопросы: о роде смерти (убийство, самоубийство, несчастный случай); о причинении телесных повреждений конкретным лицом; о наличии признаков борьбы и самообороны; о насильственном характере полового акта и т. п. [2, 3]

Ответы эксперта могут разъяснить и уточнить следующие обстоятельства:

– дату, время и место производства судебной экспертизы;

– основания производства судебной экспер-тизы;

– должностное лицо, назначившее судебную экспертизу;

– сведения об экспертном учреждении;

– образование эксперта, специальность, стаж работы, ученая степень и (или) ученое звание, занимаемая должность;

– признаки объектов исследований и особенности материалов, представленных для производства судебной экспертизы;

– данные о лицах, присутствовавших при производстве судебной экспертизы;

– содержание и результаты исследований с указанием примененных методик;

– обоснование сделанных выводов.

Обстоятельства, связанные с оценкой степени владения им экспертными навыками, не могут быть установлены при допросе эксперта. Верховный Суд РФ в Определении № 78-О08-95сп от 23 октября 2008 г. указал следующее: «В ходе допроса эксперта Черниковой Е.Д. были допущены нарушения ч. 1 ст. 282 УПК РФ. Стороной защиты эксперту задавались вопросы, не разъясняющие заключение эксперта, а ставящие под сомнение квалификацию эксперта, достоверность выводов эксперта. Председательствующим не было обращено внимание на допускаемые защитником нарушения ст. 282 УПК РФ».

Продолжительность времени, предоставляемого эксперту для подготовки ответов на вопросы суда и сторон, в уголовном судопроизводстве законом не предусмотрена. Отложение и приостановление судебного разбирательства допускается при невозможности его вследствие неявки в судебное заседание кого-либо из вызванных лиц или в связи с необходимостью истребования новых доказательств (ст. 253 УПК РФ). Следовательно, суд для подготовки эксперта к ответам на вопросы лишен возможности отложить и приостановить судебное разбирательство, но может сделать перерыв в заседании.

Пристатейный библиографический список

1. Демидова Е.Е. Предмет допроса судебного экспер-та // Проблемы законности. – 2012. – № 120. – С. 361–371.

2. Клюшник А.С. Сущность показаний эксперта и специалиста в уголовном процессе России // Евразийский юридический журнал. – 2009. – № 12. – С. 104–106.

3. Федотов И.C. Инициатива суда или судейская инициатива в уголовном судопроизводстве // Уголовное право. – 2013. – № 1. – С. 119–127.

4. Хрусталева Ю.А. Трудности установления причинно-следственных связей в судебно-медицинской практике // Судебная экспертиза. – Саратов, 2007. – № 1. – С. 20–25.

References (transliterated)

1. Demidova E.E. Predmet doprosa sudebnogo jeksper-ta // Problemy zakonnosti. – 2012. – № 120. – S. 361–371.

2. Kljushnik A.S. Sushhnost’ pokazanij jeksperta i specialista v ugolovnom processe Rossii // Evrazijskij juridicheskij zhurnal. – 2009. – № 12. – S. 104–106.

3. Fedotov I.C. Iniciativa suda ili sudejskaja iniciativa v ugolovnom sudoproizvodstve // Ugolovnoe pravo. – 2013. – № 1. – S. 119–127.

4. Hrustaleva Ju.A. Trudnosti ustanovlenija prichinno-sledstvennyh svjazej v sudebno-medicinskoj praktike // Sudebnaja jekspertiza. – Saratov, 2007. – № 1. – S. 20–25.

 

 

 

 

НОВОСТИ

Наши партнеры

Сайт «Цифровая Академическая Библиотека “Автограф”»

 

Лицензия Creative Commons
Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.