RUS ENG

Translator

AzerbaijaniBasqueBelarusianBulgarianCatalanChinese (S)Chinese (T)CroatianCzechDanishDutchEnglishEstonianFilipinoFinnishFrenchGalicianGeorgianGermanGreekHaitian CreoleHebrewHindiHungarianIcelandicIndonesianIrishItalianJapaneseKoreanLatvianLithuanianMacedonianMalayMalteseNorwegianPersianPolishPortugueseRomanianRussianSerbianSlovakSlovenianSpanishSwahiliSwedishThaiTurkishUkrainianUrduVietnameseWelshYiddish

Читайте в следующем номере

Индексирование журнала

Импакт-фактор российских научных журналов

Группа ВКонтакте

Группа в FB

International scientific and practical law journal Eurasian Journal of International Law

Проблемы организации и функционирования адвокатуры

Макушкина Е.Э.

Некоторые проблемы профессиональной подготовки адвокатов и сдачи квалификационного экзамена в свете реформы рынка юридических услуг

Цель: Анализ проблем подготовки адвокатских кадров, получения статуса адвоката, выработка рекомендаций по их преодолению.

Методология: Автором применялись формально-логический, сравнительно-правовой, социологический методы.

Результаты: В свете предстоящей реформы рынка юридических услуг сделан вывод о необходимости повышения государственных гарантий качества юридической помощи, оказываемой адвокатами. В качестве основного направления названо изменение существующей системы профессиональной подготовки адвокатов и сдачи квалификационного экзамена. На основе анализа законодательства, научных исследований, практики (путем изучения статистических данных и материалов адвокатских палат), зарубежного и национального опыта сделаны отдельные предложения по совершенствованию законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре в России.

Новизна/оригинальность/ценность: Статья имеет высокую научную ценность и практическую значимость для совершенствования процедурных аспектов прохождения квалификационных экзаменов с целью получения статуса адвоката и повышения профессиональной подготовки адвокатов.

Ключевые слова: адвокатура, адвокатская монополия, реформа рынка юридических услуг, профессиональная подготовка адвоката, квалификационный экзамен.

Makushkina E.E.

Some problems of vocational training of advocates and delivery of a qualification examination in the light of reform of the market of legal services

Purpose: Analysis of problems of preparation of advocates, receiving status of the advocate, development of recommendations about their overcoming.

Methodology: The author applied formal logical, comparative legal and sociological methods.

Results: In the light of the forthcoming reform of the market of legal services the conclusion is drawn on need of increase of the state quality assurances of the legal help given by advocates. As the main direction change of existing system of vocational training of advocates and delivery of a qualification examination is called. On the basis of the analysis of the legislation, scientific researches, practice (by studying of statistical data and materials of bar associations), foreign and national experience separate suggestions for improvement of the legislation on advocates activity and legal profession in Russia are made.

Novelty/originality/value: Article has the high scientific value and the practical importance for improvement of procedural aspects of passing of qualification examinations for receiving the status of advocate and increase of vocational training of advocates

Keywords: legal profession, lawyer monopoly, reform of the market of legal services, vocational training of the lawyer, qualification examination, advocate, advocacy.

На сегодняшний день вопрос о реформе оте-чественного рынка юридических услуг перешел от стадии обсуждения к стадии решения. В соответствии с планом реализации государственной программы «Юстиция» (далее – программа) к концу декабря 2015 года Министерство юстиции РФ разработает и внесет в правительство РФ проект закона о профессиональной юридической помощи, который будет направлен на оптимизацию процедуры допуска к профессии адвоката и стандартизацию рынка профессиональной юридической помощи [9, 46].

Программой предусмотрено, в частности, упорядочение системы оказания квалифицированной юридической помощи и реформирование института адвокатуры, повышение статуса адвоката в профессиональном юридическом сообществе путем создания механизма регулярного профессионального совершенствования и подтверждения квалификации, а также введение в действие эффективного механизма исключения из профессии. В качестве ожидаемого результата определено создание единого рынка услуг по оказанию юридической помощи, доступной различным группам населения. Глава Министерства юстиции А. Коновалов на заседании правительства, посвященном утверждению программы, пояснил, что необходимо постепенно и поэтапно переходить к единому адвокатскому статусу для всех, кто работает на рынке юридических услуг [25].

Представляется, что значение будущего федерального закона о профессиональной юридической помощи будет состоять в установлении критериев, определяющих субъектов, имеющих право оказывать квалифицированную юридическую помощь, тем самым будет исключена возможность осуществления данной деятельности неограниченным кругом лиц; закреплении требований, которым должна соответствовать квалифицированная юридическая помощь (стандартов), а также прав и обязанностей участников правоотношений, складывающихся в связи с оказанием квалифицированной юридической помощи.

Принятию программы предшествовала обширная дискуссия о необходимости регулирования рынка юридических услуг, понятии «квалифицированная юридическая помощь», содержании конституционного права на ее получение, субъектах, которые должны такую помощь оказывать, способах регулирования рынка [2, 11, 20, 22, 30, 33, 34]. На сегодняшний день практически ни у кого не осталось сомнений, что регулирование сферы оказания платных юридических услуг необходимо. Это выведет с юридического рынка субъектов, не имеющих к юридической профессии никакого отношения, и повысит тем самым гарантии качества юридической помощи. Г.М. Резник справедливо отмечал, что «оказание юридических услуг любыми лицами, вне каких бы то ни было профессиональных стандартов, нарушает конституционные нормы о правовом государстве, равенстве граждан и квалифицированной юридической помощи» [47].

Установление квалификационных требований к лицам, оказывающим юридические услуги, соответствует и международной практике. В международных актах неоднократно говорилось о необходимости обеспечения государствами должной квалификации лиц, оказывающих юридическую помощь. Так, в Основных принципах, касающихся роли юристов, принятых восьмым Конгрессом Организации Объединенных Наций по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями (Гавана, 27 августа – 7 сентября 1990 г.), специально указывается, что правительства должны обеспечивать надлежащую квалификацию и подготовку юристов, знание ими профессиональных идеалов и моральных обязанностей, а также прав человека и основных свобод, признанных национальным и международным правом. О квалифицированном характере юридической помощи говорится также в Декларации о праве и обязанности отдельных лиц, групп и органов общества поощрять и защищать общепризнанные права человека и основные свободы (резолюция Генеральной Ассамблеи ООН от 9 декабря 1998 г. № 53/144).

В Российской Федерации необходимость установления законодательных требований к субъектам, оказывающим квалифицированную юридическую помощь, сегодня еще больше возросла в условиях проведения государственной политики борьбы с правовым нигилизмом, коррупцией, развитием и усложнением гражданско-правовых связей, требующих квалифицированного юридического сопровождения, исполнения Российской Федерацией принятых на себя международных обязательств, в частности, в связи со вступлением в ВТО.

Все последние годы шло активное обсуждение различных способов регулирования рынка юридических услуг. В качестве таковых назывались, например, лицензирование [15, 56], саморегулирование юристов [57, 60], адвокатская монополия [1, 28, 54]. Последнее предложение стало предметом наиболее пристального внимания со стороны юридической общественности (в связи с появлением соответствующего проекта закона) и, в конечном итоге, было избрано законодателем.

Учитывая, что именно адвокатура является тем институтом, который специально создан государством для обеспечения права граждан на квалифицированную юридическую помощь [39], такое решение представляется логичным. Специальные правила вступления в профессию, подчинение деятельности адвокатов законодательным ограничениям и требованиям, а также нормам профессиональной этики, система контроля и ответственности – все это в целом создает предпосылки высокого качества деятельности адвокатов. Адвокат наделен специальным правовым статусом, который позволяет безопасно, эффективно и в полной мере воспользоваться возможностями государственно-правовой системы для защиты прав и законных интересов своих доверителей [7, 35, 41, 42]. По мнению Е.В. Семеняко, «намеченные преобразования позволят поставить всю сферу деятельности по оказанию юридической помощи в России на уровень международных стандартов» [58].

Между тем практическая реализация рефор-мы рынка юридических услуг путем установления адвокатской монополии несет в себе существенные риски. Речь идет о таких последствиях, как ограничение доступа к юридическим услугам и правосудию, рост цен на юридические услуги в связи со снижением конкуренции, неспособность адвокатуры отвечать интересам бизнес-сообщества и др. [16, 29, 34, 53]. Говоря о социальном эффекте предстоящих изменений, необходимо также обратиться к тексту Постановления

Конституционного суда РФ от 16 июля 2004 г. № 15-п [36], из которого следует, что ограничение права на выбор представителя:

– является отступлением от принципа диспозитивности, присущего гражданскому судопроизводству (в том числе и в арбитражных судах);

– ограничивает следующие гарантируемые Конституцией Российской Федерации ценности и права: поддержка конкуренции, свобода экономической деятельности, свобода договора, право каждого на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности, право каждого свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию;

– несет риск ограничения права на судебную защиту и на участие в судопроизводстве.

В таких условиях остается надеяться, что реформа будет проведена корректно, и положительный социальный эффект (в виде повышения качества юридических услуг) будет действительно ощутимым.

В связи с этим представляется, что введение монополии адвокатов на осуществление юридических услуг (даже в ограниченном варианте) возможно при одновременном соблюдении двух условий: 1) наличие действенных гарантий обеспечения качества деятельности адвокатов; 2) способность адвокатуры удовлетворить потребности всех нуждающихся в квалифицированной юридической помощи.

Проблемы и с тем, и с другим сегодня законодателем признаются. Программа «Юстиция» направлена, в том числе, на увеличение числа адвокатов, повышение качества их работы. Однако при реализации программы важно четко расставить акценты и определить последовательность проведения реформы: упорядочение системы оказания квалифицированной юридической помощи путем установления тех или иных ограничений по допуску к отдельным видам юридической деятельности проводится исключительно с целью повышения качества юридических услуг и возможно лишь после создания соответствующих гарантий. Иными словами, адвокатская монополия может быть введена только после совершенствования самой адвокатуры. Очень важно, чтобы эта мысль нашла отражение в концепции регулировании рынка профессиональной юридической помощи.

Одним из важнейших направлений в решении данной задачи является совершенствование системы подготовки адвокатских кадров. Качество предоставляемой юридической помощи напрямую зависит от качества профессиональной подготовки юристов [5, 14, 26]. Поэтому в первую очередь реформа должна коснуться юридического образования в целом, о чем говорилось уже неоднократно [5, 12]. Речь идет не только о необходимости более жесткого контроля за деятельностью юридических вузов, но и о самой системе юридического образования в России, которое имеет в большей мере теоретическую направленность. Абсолютно справедливыми представляются выводы Л.М. Волосниковой о необходимости усиления практического обучения юристов, включения в образовательную программу обязательной судебной практики, увеличения продолжительности практического обучения [8].

Кроме того, актуальным представляется создание системы подготовки непосредственно адвокатов. Зарубежный опыт, на который ссылаются сторонники адвокатской монополии, показывает, что, устанавливая прерогативы для адвокатов, государство наделено существенными инструментами контроля, в том числе в вопросах профессиональной подготовки и регулирования процесса получения адвокатского статуса. В этом и проявляется государственная гарантия качества юридической помощи. Речь идет о создании системы теоретической подготовки адвокатов (на базе специальных образовательных центров, университетов), установлении требования обязательной практической стажировки, четкой регламентации процедуры сдачи экзамена со стороны надзорного органа, активном привлечении судов к подготовке адвокатов, отделении процесса приема экзаменов от самой адвокатуры [5, 8, 17, 19]. Все это обеспечивает высокий уровень квалификации адвокатов, престиж профессии. Так, Н.В. Морозов отмечает, что «граждане Франции пользуются наиболее полным и гарантированным правом на судебную защиту своих прав и свобод. Это право, как утверждается, обеспечивается доступной и высококвалифицированной юридической помощью, которая предоставляется французскими адвокатами своим гражданам. В свою очередь, возможность предоставления такой помощи является следствием четкого и подробного нормативного урегулирования организации и деятельности французской адвокатуры» [27]. Социологические исследования, проведенные в Германии, показали, что судьи и адвокаты в шкале профессионального престижа имеют одинаковый показатель – 76 пунктов (из 100 возможных) и следуют сразу за профессорами в области права [10, 13].

Россия – это, пожалуй, единственная страна, где профессиональная подготовка адвокатов, организация и проведение экзамена полностью возложены на саму адвокатуру (за исключением требований о составе квалификационных комиссий). Данный опыт трудно признать успешным, учитывая статистику работы квалификационных комиссий по количеству дисциплинарных производств, привлечению адвокатов к дисциплинарной ответственности и прекращению статуса, которая отражает ситуацию с качеством подготовки адвокатов. Так, согласно данным отчета Совета Федеральной палаты адвокатов РФ, в период с апреля 2007 г. по апрель 2009 г. квалификационные комиссии рассмотрели 9051 дисциплинарных дел. По результатам рассмотрения к дисциплинарной ответственности привлечено 4376 адвокатов. Прекращен статус 938 адвокатов. Всего же за указанный период в адвокатские палаты субъектов РФ на действия (бездействие) адвокатов поступило 17858 жалоб и сообщений, в территориальные органы юстиции – 2144. При этом на начало 2009 г. численность адвокатуры составляла 61500 человек [31].

В 2011–2012 гг. квалификационные комиссии рассмотрели 9689 дисциплинарных производств. К дисциплинарной ответственности привлечено 5341 человек, прекращен статус 867 (811) адвокатов. В адвокатские палаты субъектов РФ на действия (бездействие) адвокатов поступили 21633 жалобы и сообщения, в территориальные органы юстиции – 3064. Численность адвокатуры к началу 2013 г. составила 67978 человек [32].

Приведенные статистические данные свидетельствуют о потребности создания системы качественной теоретической и практической подготовки и профессиональной переподготовки адвокатов, а также о необходимости совершенствования процедуры сдачи квалификационного экзамена.

Говоря об организации экзаменов, следует отметить, что сложности тут возникают как у самих адвокатских палат, так и у желающих в них вступить. Так, например, в Адвокатской палате Московской области еще в 2006 году были констатированы такие явления, как высокое количество лиц, подающих документы, неявка претендентов на экзамен без уважительных причин, напряженность в работе квалификационной комиссии [49]. На сегодняшний день «напряженность» достигла такого накала, что Палатой введена электронная регистрация претендентов, которая в 2013 году продлилась всего несколько секунд [55]. При этом список претендентов формируется на год, а количество мест (160) в нем ограничено [50]. Адвокатская палата обосновывает это стремлением каким-то образом регулировать количество претендентов в связи с высокой напряженностью работы квалификационной комиссии. Между тем подобные ограничения не основаны на законе.

Имеют место случаи самостоятельного установления адвокатскими палатами дополнительных требований к претендентам. Например, наличие прописки в данном субъекте Российской Федерации или временной регистрации в течение длительного периода времени, предоставление документов, не предусмотренных законом (например, документов, копий должностных инструкций, подтверждающих, что стаж работы по юридической специальности был получен на должностях, требующих высшего юридического образования, характеристик с последнего места работы, справок из психоневрологического диспансера).

Не стоит забывать и о необходимости уплаты «вступительных взносов», размер которых в некоторых регионах в последнее время существенно вырос. Так, в 2014 г. обязательные единовременные отчисления для новых членов Адвокатской палаты Московской области были повышены до 50000 руб. (ранее – 20000 руб.) [51]. В большинстве адвокатских палат установлены еще более высокие суммы. Например, адвокатской палатой Ростовской области отчисление на общие нужды за первый месяц членства в Палате установлено в размере 80000 руб., помощникам адвокатов и стажерам – 50000 руб. [48]. Интересная ситуация сложилась в Нижегородской области. Там установлены дополнительные отчисления на нужды палаты для новых членов, которые уплачиваются ежемесячно в течение года. До 2013 г. эти отчисления составляли 2500 руб. в месяц. С 2013 года они увеличились до 50000 руб., а для адвокатов, принятых в члены Палаты из числа стажеров и помощников, а также для адвокатов, принятых в члены Палаты в связи с изменением членства в адвокатской палате субъекта РФ, – до 40000 руб. [52].

Подобные условия вступления в адвокатуру носят дискриминационный характер [24], поскольку не поддаются никаким логическим объяснениям. К сожалению, повышение «вступительных взносов» адвокатскими палатами – общий тренд последних лет в свете предстоящих изменений законодательства (за редким исключением). Очевидно, что адвокатура пользуется создавшимся ажиотажем по поводу получения адвокатского статуса, что, безусловно, не улучшает ее имиджа. В то же время Конституционный суд РФ подтвердил право адвокатской палаты устанавливать взносы «при условии их разумности, соразмерности и недопустимости использования для ограничения доступа к профессиональной деятельности» (определение от 05.02.2009 № 277-О-О). В решении Совета Федеральной палаты адвокатов от 22.04.2004 выражена аналогичная позиция: размер таких отчислений (первого взноса) должен устанавливаться в разумных пределах.

Представляются необходимыми скорейшее пресечение подобной практики (хотя бы на уровне рекомендаций со стороны Федеральной палаты адвокатов) и дальнейшее законодательное ограничение размера различных взносов, поскольку излишняя свобода в данном вопросе привела к видимым злоупотреблениям. Как показывает практика, понятие «разумности» в этом вопросе очень растяжимо. Необходимы конкретные предельные значения и установление способов контроля их соблюдения.

Стоит отметить, что во многих адвокатских палатах информация о размере взносов вовсе не опубликована. На сегодняшний день у адвокатских палат нет обязанности создавать свои официальные сайты (хотя многими адвокатскими палатами это сделано). Но даже функционирующие сайты редко отличаются информативностью: содержат лишь ссылки на документы Федеральной палаты адвокатов, выдержки из законов, региональный реестр адвокатов. Между тем важную информационную нагрузку для общества, самих адвокатов, лиц, желающих вступить в адвокатское сообщество, несут решения собраний (конференций) адвокатской палаты, решения совета адвокатской палаты, отчеты ревизионной комиссии, решения квалификационной комиссии.

Информационная открытость – один из важнейших признаков демократического общества, сегодня она обеспечивается органами государственной власти (в частности, судами) и местного самоуправления, государственными и муниципальными учреждениями, рядом коммерческих организаций (например, банками), саморегулируемыми организациями. Странно, что адвокатура до сих пор остается вне этого процесса. Возможность получения полной и достоверной информации о функционировании палаты способно повысить эффективность работы ее органов, дисциплинировать лиц, занимающих выборные должности, повысить уровень доверия к ним со стороны членов палаты и лиц, желающих в нее вступить, снизить риски злоупотреблений (в частности, финансовых). Конечно, речь не идет о раскрытии информации, доступ к которой ограничен законом (в частности, информации, составляющей адвокатскую тайну). В связи с этим предлагается внести изменения в Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», установив обязанность адвокатских палат создавать свои официальные сайты и размещать информацию, согласно установленному законом перечню.

Изменения должны коснуться самой процедуры сдачи экзаменов. Р.Г. Мельниченко и ряд иных исследователей отмечают, что квалификационные комиссии сегодня фактически осуществляют перепроверку результатов итоговой государственной аттестации, которая является основанием для выдачи диплома о высшем юридическом образовании [21, 37]. Соглашаясь с существованием такой проблемы, все-таки отметим, что, безусловно, все выпускники вузов проходят процедуру государственной аттестации, однако экзамены в вузе предполагают проверку теоретических знаний. При этом диплом об образовании выдается даже в том случае, если результаты такой проверки были весьма слабыми (удовлетворительными). Квалификационный экзамен должен быть направлен на углубленную проверку знания кандидатом правовых основ организации адвокатуры и адвокатской деятельности, норм тех отраслей права, в которых он собирается специализироваться, а также практических навыков. Чрезмерное упрощение квалификационного экзамена едва ли пойдет адвокатуре на пользу.

Представляется, что процесс сдачи квалификационного экзамена следует усовершенствовать в целях профессионализации квалификационных комиссий, введения специализации адвокатов, обеспечения информационной открытости, снижения рисков субъективизма при оценке знаний, детализации процедуры экзамена, совершенствования регламентации прав экзаменуемого (в частности, решение вопросов о возможности использования нормативных правовых актов, апелляции результатов экзамена, количестве возможных пересдач и т. д.), установления алгоритма оценки выполненных заданий.

Очевидна потребность во введении инструментов государственного контроля за процедурой сдачи квалификационного экзамена, поскольку существующая сегодня система неэффективна.

Такой контроль должен быть направлен на обеспечение равного доступа в профессию (независимо от места проживания и финансовых возможностей), снижение рисков коррупции, нарушений закона при сдаче экзамена, ущемлений прав экзаменуемых.

Примером может послужить работа Единой аттестационной комиссии (ЕАК), которая была создана саморегулируемыми организациями аудиторов на основании Федерального закона «Об аудиторской деятельности» с целью приема квалификационных экзаменов. Порядок создания ЕАК, а также порядок проведения квалификационного экзамена определяется уполномоченным федеральным органом (Министерство финансов РФ). Предусмотрена электронная регистрация для прохождения экзаменов, также автоматизирована система уведомлений (например, о дате экзамена). Все финансовые вопросы решаются в соответствии с установленными правилами. Информация о размере платы, порядке ее внесения открыта (публикуется на сайте ЕАК). На сегодняшний день размер платы за прием квалификационного экзамена составляет 30000 руб. (является единым на всей территории страны). Положение о порядке проведения квалификационного экзамена [38] настолько детально прописывает всю процедуру экзамена и определения его результатов, что риски дискриминации и произвола здесь существенно снижены. Установлена возможность апелляции, что также повышает уровень правовой защищенности претендентов. ЕАК ведет и публикует статистику результатов экзаменов, а также осуществляет их аналитический анализ с приведением ошибок, пояснений и правильных ответов.

Представляется, что такой механизм приема экзаменов, с одной стороны, отражает признак саморегулирования аудиторской деятельности, а с другой – содержит действенные инструменты государственного и общественного контроля. Постоянная работа членов ЕАК на профессиональной основе обеспечивает высокий уровень их компетентности, позволяет подчинить их работу четким правилам и регламенту, исключая «высокую напряженность» их деятельности. Интересной и перспективной представляется практика аккредитации образовательных учреждений саморегулируемыми организациями аудиторов с целью обеспечения прохождения аудиторами программ повышения квалификации.

Совершенствование регулирования процесса обучения, стажировки претендентов, сдачи экзаменов должно быть направлено на снижение потока лиц, имеющих низкую мотивацию к профессии, повышение качества подготовки претендентов, прекращение практики установления адвокатскими палатами организационных и финансовых барьеров.

Подытоживая сказанное, отметим, что предстоящие изменения на рынке юридических услуг настолько глобальны, что для их введения необходимо провести тщательную подготовку. Им должны соответствовать система юридического образования, сама адвокатура, социум. Безусловно, это не может быть достигнуто одномоментно. Потребуется время, чтобы оказание юридических услуг в рамках адвокатуры максимально начало отвечать потребностям общества. И в первую очередь должна меняться сама адвокатура.

Помимо поставленной в рамках данной статьи проблемы разрешению также подлежат вопросы, связанные с «коммерциализацией» адвокатуры, специализацией адвокатов, оплатой услуг адвокатов, пробелами правового регулирования прав адвокатов (в том числе процессуальных), их ответственности, эффективности механизмов самоуправления и самоконтроля, налогового регулирования и др. [3, 4, 6, 18, 23, 40–45, 59]. Безусловно, все эти вопросы и проблемы должны найти свое разрешение до того момента, когда будет введена адвокатская монополия.

Совершенствование адвокатуры, плавный и безболезненный переход в нее «свободных» юристов, обеспеченный прозрачной и адекватной системой сдачи экзаменов, позволит избежать негативных социальных эффектов и рисков, о которых говорилось ранее. С ростом авторитета самой адвокатуры, повышением прозрачности финансовых вопросов внутри нее, совершенствованием адвокатского статуса членство в адвокатуре станет действительно желанной целью для юристов и гарантией качества оказываемой ими юридической помощи. В переходный период может быть установлена альтернативная система государственного контроля за качеством юридических услуг (лицензирование или аккредитация).

Пристатейный библиографический список

1. Аверина А.Ю. Некоторые перспективы создания института адвокатской монополии // Образование и право. – 2011. – № 6. – С. 200–205.

2. Бондарь О.Н. Квалифицированная юридическая помощь – конституционная гарантия судебной защиты прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. – Ростов н/Д, 2008.

3. Боровик И.Е. Гарантии предоставления юридической помощи малоимущим (анализ законодательства Японии и России) // Адвокат. – 2010. – № 1. – С. 81–85.

4. Ботнев В.К. Прекращение статуса адвоката // Современное право. – 2011. – № 2. – С. 67–69.

5. Бугаренко А.И. Обеспечение качества предоставляемой бесплатной юридической помощи в России // Адвокатская практика.  – 2010. – № 2. – С. 45–48.

6. Бусурина Е.О. Дисциплинарная ответственность судей и адвокатов: сравнительный анализ // Адвокатская практика. – 2012. – № 4. – С. 40–48.

7. Власов А.А. Конституционное правосудие и право адвоката на запрос (организационный и процессуальный аспекты) // Ученые труды Российской академии адвокатуры и нотариата. – 2013. – № 1 (28). – С. 10–12.

8. Волосникова Л.М. Об участии судов в практической подготовке юристов: опыт ФРГ // Арбитражный и гражданский процесс. – 2005. – № 5. – С. 42.

9. Галушкин А.А., Тимошенко Д.Ю. Актуальные вопросы деятельности адвокатских образований в Российской Федерации на современном этапе // Правовая инициатива. – 2013. – № 3. – С. 3.

10. Деханов С.А. Типология института адвокатуры. Адвокатура в Европе и США // Адвокат. – 2005. – № 9. – С. 67–71.

11. Закомолдин А.В. О проекте Федерального закона «Об оказании квалифицированной юридической помощи в Российской Федерации» // Вестник Самарской гуманитарной академии. – 2009. – Вып. 2. – С. 99–101. – (Право).

12. Интервью с заместителем министра экономического развития Российской Федерации, председателем правления Ассоциации юристов России Маныловым Игорем Евгеньевичем // Юридический мир. – 2011. – № 10. – С. 4–5.

13. Казаков В.Н., Добриева М.Д. Квалифицированная юридическая помощь (иностранный и международно-правовой опыт) // Ученые труды Российской академии адвокатуры и нотариата. – 2013. – № 4 (31). – С. 22–28.

14. Карцев В.А. Нравственные основания профессиональной деятельности юриста // Ученые труды Российской академии адвокатуры и нотариата. – 2013. – № 1 (28). – С. 29–32.

15. Кашковский В.С. Юридическая помощь как правовая категория и социально-правовое явление: вопросы теории и практики: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. – Тамбов, 2009.

16. Клеандров М.И. Институт юридической службы в предпринимательстве: Монография. – М.: Норма – ИНФРА-М, 2013.

17. Колобашкина С.С. Публичное регулирование рынка юридических услуг (по материалам зарубежного законодательства) // Административное право и процесс. – 2012. – № 9. – С. 61–66.

18. Коробов О.А. О некоторых вопросах оказания квалифицированной юридической помощи // Российская юстиция. – 2011. – № 7. – С. 56–58.

19. Косарев М.А. Правовой статус адвоката в иностранных государствах // Право и политика. – 2006. – № 11. – С. 136–151.

20. Латыев А.Н. Ограниченная адвокатская монополия или относительная свобода судебного представительства // Закон. – 2012. – № 9. – С. 94–104.

21. Мельниченко Р.Г. Квалификационный экзамен на получение статуса российского адвоката // Право и образование. – № 11. – 2010. – С. 28.

22. Мельниченко Р.Г. Право на юридическую помощь: конституционные аспекты: Монография. – Волгоград: Изд-во ВАГС, 2003.

23. Мельниченко Р.Г. Институт профессиональной ответственности адвоката // Евразийский юридический журнал. – 2010. – № 24. – С. 114–116.

24. Мельниченко Р.Г. О финансовых ограничениях доступа к адвокатской профессии в России // Адвокат. – 2011. – № 2. – С. 5–9.

25. Минюст намерен сохранить право оказания юридических консультаций только за адвокатами [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://www.garant.ru/news/464965.

26. Мирзоев Г.Б., Яшина О.Н. Пути совершенствования организации государственной бесплатной юридической помощи в России // Ученые труды Российской академии адвокатуры и нотариата. – 2013. – № 3 (30). – С. 5–11.

27. Морозов Н.В. Основы правового положения адвоката по законодательству Франции // Адвокатская практика. – 2006. – № 6. – С. 33.

28. Муранов А.И. Принципиальная допустимость так называемой адвокатской монополии в свете актов Конституционного суда РФ и Конституции РФ. Великий миф о Постановлении КС РФ от 16.07.2004 № 15-П // Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ. – 2010. – № 2. – С. 91–121.

29. Не нужно загонять в адвокатуру силой: Интервью с С. Пепеляевым // Новая адвокатская газета [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://www.advgazeta.ru/rubrics/13/566.

30. Невская О.В. Что такое квалифицированная юридическая помощь // Адвокат. – 2004. – № 11. – С. 37–39.

31. Отчет о деятельности Совета Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации за период с апреля 2011 года по апрель 2013 года [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://www.fparf.ru/sezdi/otchet_fpa_vi_s/fsfgd.htm.

32. Отчет о деятельности Совета Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации за период с апреля 2009 года по апрель 2011 года [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://www.fparf.ru/sezdi/otchet5/otchet5_1.htm.

33. Панченко В.Ю. Квалифицированность как признак юридической помощи // Адвокатская практика. – 2012. – № 2. – С. 18–20.

34. Панченко В.Ю. О «свободной» и «монопольной» моделях юридической помощи в контексте информационной открытости профессиональной деятельности юристов // Юридический мир. – 2013. – № 2. – С. 60–63.

35. Пилипенко Ю.С. Вступительная статья // Адвокатская практика. – 2010. – № 5. – С. 2–3.

36. Постановление Конституционного Суда РФ от 16.07.2004 № 15-П «По делу о проверке конституционности части 5 статьи 59 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросами Государственного Собрания – Курултая Республики Башкортостан, губернатора Ярославской области, Арбитражного суда Красноярского края, жалобами ряда организаций и граждан» // СПС «КонсультантПлюс».

37. Поташник И.М. К вопросу о статусе адвоката и статусе защитника в Российской Федерации // Правовая инициатива. – 2013. – № 10. – С. 7.

38. Приказ Министерства финансов РФ от 19.03.2013 № 32н (ред. от 20.08.2013) // СПС «КонсультантПлюс».

39. Пятин Е.И. Правовое регулирование отношений по оказанию юридической помощи (услуг) в России // Образование и право. – 2013. – № 3 (43). – С. 66–74.

40. Рагулин А.В. Профессиональные права адвоката-защитника: формулирование определения понятия // Адвокатская практика. – 2012. – № 4. – С. 21–25.

41. Рагулин А.В. О совершенствовании законодательства в направлении охраны профессиональных прав адвокатов // Ученые труды Российской академии адвокатуры и нотариата. – 2009. – № 4 (15). – С. 14–19.

42. Рагулин А.В. Основные организационно-правовые средства обеспечения реализации и защиты профессиональных прав адвоката // Ученые труды Российской академии адвокатуры и нотариата. – 2011. – № 4. – С. 12–17.

43. Рагулин А.В. Право адвоката-защитника требовать запрета на вмешательство в адвокатскую деятельность либо препятствование ей каким бы то ни было образом: проблемы законодательной регламентации и практической реализации // Евразийский юридический журнал. – 2012. – № 47. – С. 136–143.

44. Рагулин А.В. Правовая регламентация взаимодействия адвоката-защитника и частного детектива нуждается в совершенствовании // Евразийский юридический журнал. – 2010. – № 25. – С. 126–128.

45. Рагулин А.В. Регламентация и реализация профессионального права адвоката-защитника на соблюдение особого порядка уголовного преследования // Евразийский юридический журнал. – 2013. – № 1 (56). – С. 139–142.

46. Распоряжение Правительства РФ от 02.07.2014 № 1197-р «Об утверждении плана реализации государственной программы «Юстиция» на 2014 год и плановый период 2015 и 2016 годов».

47. Резник Г.М. К вопросу о конституционном содержании понятия «квалифицированная юридическая помощь» // Адвокат. – 2007. – № 4. – С. 10.

48. Решение конференции членов Адвокатской палаты Ростовской области от 08.02.2014 [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://www.advpalataro.ru/about/committees.php?ID=7581.

49. Решение Совета Адвокатской палаты Московской области от 16.08.2006 № 08 «Об упорядочении приема документов и допуска к квалификационному экзамену на присвоение статуса адвоката» [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://www.bestpravo.ru/moskovskaya/zk-postanovlenija/w9r.htm.

50. Решение Совета Адвокатской палаты Московской области от 23.05.2012 «Регламент, устанавливающий порядок и дополняющий правила, содержащиеся в ст. 9–13 главы 3 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», касающиеся приобретения статуса адвоката» [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://apmo.ru/?show=chamber_solutions#solution23may2012.

51. Решения XIII очередной конференции членов Адвокатской палаты Московской области от 24 января 2014 г. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://www.apmo.ru/?show=conferencing_solutions&PHPSESSID=15ek2in69t0t6vge0r45jl6ku4#XIII_conference.

52. Решения одиннадцатой и двенадцатой отчетной конференции адвокатов Нижегородской области (2013, 2014 г.) [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://apno.ru/content/category/3/9/10.

53. Савостьянова О.Н. Предпосылки возникновения института адвокатуры в России // Ученые труды Российской академии адвокатуры и нотариата. – 2013. – № 2 (29). – С. 20–28.

54. Савостьянова О.Н. Установление адвокатской монополии как одно из условий успешной реализации конституционного права на получение квалифицированной юридической помощи (историко-правовой аспект) // Ученые труды Российской академии адвокатуры и нотариата. – 2013. – № 4 (31). – С. 41–46.

55. Список претендентов [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://apmo.ru/?show=applicants_waiting_list.

56. Чудиновская Н.А. Некоторые аспекты участия адвоката в арбитражном процессе // Арбитражный и гражданский процесс. – 2013. – № 12. – С. 16–21.

57. Шагиев Б.В. Нотариат и адвокатура как правозащитные органы России // Ученые труды Российской академии адвокатуры и нотариата. – 2012. – № 3. – С. 34–38.

58. Шамратова Э. Грядущие изменения в сфере юридических услуг и стандарты адвокатской профессии [Интервью с Е.В. Семеняко] // Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ. – 2011. – № 2. – С. 137–147.

59. Шаров Г.К. К спору о «коммерциализации» адвокатуры // Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ. – 2011. – № 4. – С. 169–176.

60. Шестаков Е. Саморегулирование юристов против адвокатской монополии // Российское агентство правовой и судебной информации [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://rapsinews.ru/legislation_publication/20100925/250766038.html.

References (transliterated)

1. Averina A.Ju. Nekotorye perspektivy sozdanija instituta advokatskoj monopolii // Obrazovanie i pravo. – 2011. – № 6. – S. 200–205.

2. Bondar’ O.N. Kvalificirovannaja juridicheskaja pomoshh’ – konstitucionnaja garantija sudebnoj zashhity prav i svobod cheloveka i grazhdanina v Rossijskoj Federacii: Avtoref. dis. … kand. jurid. nauk. – Rostov n/D, 2008.

3. Borovik I.E. Garantii predostavlenija juridicheskoj pomoshhi maloimushhim (analiz zakonodatel’stva Japonii i Rossii) // Advokat. – 2010. – № 1. – S. 81–85.

4. Botnev V.K. Prekrashhenie statusa advokata // Sovremennoe pravo. – 2011. – № 2. – S. 67–69.

5. Bugarenko A.I. Obespechenie kachestva predostavljaemoj besplatnoj juridicheskoj pomoshhi v Rossii // Advokatskaja praktika.  – 2010. – № 2. – S. 45–48.

6. Busurina E.O. Disciplinarnaja otvetstvennost’ sudej i advokatov: sravnitel’nyj analiz // Advokatskaja praktika. – 2012. – № 4. – S. 40–48.

7. Vlasov A.A. Konstitucionnoe pravosudie i pravo advokata na zapros (organizacionnyj i processual’nyj aspekty) // Uchenye trudy Rossijskoj akademii advokatury i notariata. – 2013. – № 1 (28). – S. 10–12.

8. Volosnikova L.M. Ob uchastii sudov v prakticheskoj podgotovke juristov: opyt FRG // Arbitrazhnyj i grazhdanskij process. – 2005. – № 5. – S. 42.

9. Galushkin A.A., Timoshenko D.Ju. Aktual’nye voprosy dejatel’nosti advokatskih obrazovanij v Rossijskoj Federacii na sovremennom jetape // Pravovaja iniciativa. – 2013. – № 3. – S. 3.

10. Dehanov S.A. Tipologija instituta advokatury. Advokatura v Evrope i SShA // Advokat. – 2005. – № 9. – S. 67–71.

11. Zakomoldin A.V. O proekte Federal’nogo zakona «Ob okazanii kvalificirovannoj juridicheskoj pomoshhi v Rossijskoj Federacii» // Vestnik Samarskoj gumanitarnoj akademii. – 2009. – Vyp. 2. – S. 99–101. – (Pravo).

12. Interv’ju s zamestitelem ministra jekonomicheskogo razvitija Rossijskoj Federacii, predsedatelem pravlenija Associacii juristov Rossii Manylovym Igorem Evgen’evichem // Juridicheskij mir. – 2011. – № 10. – S. 4–5.

13. Kazakov V.N., Dobrieva M.D. Kvalificirovannaja juridicheskaja pomoshh’ (inostrannyj i mezhdunarodno-pravovoj opyt) // Uchenye trudy Rossijskoj akademii advokatury i notariata. – 2013. – № 4 (31). – S. 22–28.

14. Karcev V.A. Nravstvennye osnovanija professional’-noj dejatel’nosti jurista // Uchenye trudy Rossijskoj akademii advokatury i notariata. – 2013. – № 1 (28). – S. 29–32.

15. Kashkovskij V.S. Juridicheskaja pomoshh’ kak pravovaja kategorija i social’no-pravovoe javlenie: voprosy teorii i praktiki: Avtoref. dis. … kand. jurid. nauk. – Tambov, 2009.

16. Kleandrov M.I. Institut juridicheskoj sluzhby v predprinimatel’stve: Monografija. – M.: Norma – INFRA-M, 2013.

17. Kolobashkina S.S. Publichnoe regulirovanie rynka juridicheskih uslug (po materialam zarubezhnogo zakonodatel’stva) // Administrativnoe pravo i process. – 2012. – № 9. – S. 61–66.

18. Korobov O.A. O nekotoryh voprosah okazanija kvalificirovannoj juridicheskoj pomoshhi // Rossijskaja justicija. – 2011. – № 7. – S. 56–58.

19. Kosarev M.A. Pravovoj status advokata v inostrannyh gosudarstvah // Pravo i politika. – 2006. – № 11. – S. 136–151.

20. Latyev A.N. Ogranichennaja advokatskaja monopolija ili otnositel’naja svoboda sudebnogo predstavitel’stva // Zakon. – 2012. – № 9. – S. 94–104.

21. Mel’nichenko R.G. Kvalifikacionnyj jekzamen na poluchenie statusa rossijskogo advokata // Pravo i obrazovanie. – № 11. – 2010. – S. 28.

22. Mel’nichenko R.G. Pravo na juridicheskuju pomoshh’: konstitucionnye aspekty: Monografija. – Volgograd: Izd-vo VAGS, 2003.

23. Mel’nichenko R.G. Institut professional’noj otvetstvennosti advokata // Evrazijskij juridicheskij zhurnal. – 2010. – № 24. – S. 114–116.

24. Mel’nichenko R.G. O finansovyh ogranichenijah dostupa k advokatskoj professii v Rossii // Advokat. – 2011. – № 2. – S. 5–9.

25. Minjust nameren sohranit’ pravo okazanija juridicheskih konsul’tacij tol’ko za advokatami [Jelektronnyj resurs]. – Rezhim dostupa: URL: http://www.garant.ru/news/464965.

26. Mirzoev G.B., Jashina O.N. Puti sovershenstvovanija organizacii gosudarstvennoj besplatnoj juridicheskoj pomoshhi v Rossii // Uchenye trudy Rossijskoj akademii advokatury i notariata. – 2013. – № 3 (30). – S. 5–11.

27. Morozov N.V. Osnovy pravovogo polozhenija advokata po zakonodatel’stvu Francii // Advokatskaja praktika. – 2006. – № 6. – S. 33.

28. Muranov A.I. Principial’naja dopustimost’ tak nazyvaemoj advokatskoj monopolii v svete aktov Konstitucionnogo suda RF i Konstitucii RF. Velikij mif o Postanovlenii KS RF ot 16.07.2004 № 15-P // Vestnik Federal’noj palaty advokatov RF. – 2010. – № 2. – S. 91–121.

29. Ne nuzhno zagonjat’ v advokaturu siloj: Interv’ju s S. Pepeljaevym // Novaja advokatskaja gazeta [Jelektronnyj resurs]. – Rezhim dostupa: URL: http://www.advgazeta.ru/rubrics/13/566.

30. Nevskaja O.V. Chto takoe kvalificirovannaja juridi-cheskaja pomoshh’ // Advokat. – 2004. – № 11. – S. 37–39.

31. Otchet o dejatel’nosti Soveta Federal’noj palaty advokatov Rossijskoj Federacii za period s aprelja 2011 goda po aprel’ 2013 goda [Jelektronnyj resurs]. – Rezhim dostupa: URL: http://www.fparf.ru/sezdi/otchet_fpa_vi_s/fsfgd.htm.

32. Otchet o dejatel’nosti Soveta Federal’noj palaty advokatov Rossijskoj Federacii za period s aprelja 2009 goda po aprel’ 2011 goda [Jelektronnyj resurs]. – Rezhim dostupa: URL: http://www.fparf.ru/sezdi/otchet5/otchet5_1.htm.

33. Panchenko V.Ju. Kvalificirovannost’ kak priznak juridicheskoj pomoshhi // Advokatskaja praktika. – 2012. – № 2. – S. 18–20.

34. Panchenko V.Ju. O «svobodnoj» i «monopol’noj» modeljah juridicheskoj pomoshhi v kontekste informacionnoj otkrytosti professional’noj dejatel’nosti juristov // Juridicheskij mir. – 2013. – № 2. – S. 60–63.

35. Pilipenko Ju.S. Vstupitel’naja stat’ja // Advokatskaja praktika. – 2010. – № 5. – S. 2–3.

36. Postanovlenie Konstitucionnogo Suda RF ot 16.07.2004 № 15-P «Po delu o proverke konstitucionnosti chasti 5 stat’i 59 Arbitrazhnogo processual’nogo kodeksa Rossijskoj Federacii v svjazi s zaprosami Gosudarstvennogo Sobranija – Kurultaja Respubliki Bashkortostan, gubernatora Jaroslavskoj oblasti, Arbitrazhnogo suda Krasnojarskogo kraja, zhalobami rjada organizacij i grazhdan» // SPS «Konsul’tantPljus».

37. Potashnik I.M. K voprosu o statuse advokata i statuse zashhitnika v Rossijskoj Federacii // Pravovaja iniciativa. – 2013. – № 10. – S. 7.

38. Prikaz Ministerstva finansov RF ot 19.03.2013 № 32n (red. ot 20.08.2013) // SPS «Konsul’tantPljus».

39. Pjatin E.I. Pravovoe regulirovanie otnoshenij po okazaniju juridicheskoj pomoshhi (uslug) v Rossii // Obrazovanie i pravo. – 2013. – № 3 (43). – S. 66–74.

40. Ragulin A.V. Professional’nye prava advokata-zashhitnika: formulirovanie opredelenija ponjatija // Advokatskaja praktika. – 2012. – № 4. – S. 21–25.

41. Ragulin A.V. O sovershenstvovanii zakonodatel’stva v napravlenii ohrany professional’nyh prav advokatov // Uchenye trudy Rossijskoj akademii advokatury i notariata. – 2009. – № 4 (15). – S. 14–19.

42. Ragulin A.V. Osnovnye organizacionno-pravovye sredstva obespechenija realizacii i zashhity professio-nal’nyh prav advokata // Uchenye trudy Rossijskoj akademii advokatury i notariata. – 2011. – № 4. – S. 12–17.

43. Ragulin A.V. Pravo advokata-zashhitnika trebovat’ zapreta na vmeshatel’stvo v advokatskuju dejatel’nost’ libo prepjatstvovanie ej kakim by to ni bylo obrazom: problemy zakonodatel’noj reglamentacii i prakticheskoj realizacii // Evrazijskij juridicheskij zhurnal. – 2012. – № 47. – S. 136–143.

44. Ragulin A.V. Pravovaja reglamentacija vzaimodejstvija advokata-zashhitnika i chastnogo detektiva nuzhdaetsja v sovershenstvovanii // Evrazijskij juridicheskij zhurnal. – 2010. – № 25. – S. 126–128.

45. Ragulin A.V. Reglamentacija i realizacija professio-nal’nogo prava advokata-zashhitnika na sobljudenie osobogo porjadka ugolovnogo presledovanija // Evrazijskij juridicheskij zhurnal. – 2013. – № 1 (56). – S. 139–142.

46. Rasporjazhenie Pravitel’stva RF ot 02.07.2014 № 1197-r «Ob utverzhdenii plana realizacii gosudarstvennoj programmy «Justicija» na 2014 god i planovyj period 2015 i 2016 godov».

47. Reznik G.M. K voprosu o konstitucionnom soderzhanii ponjatija «kvalificirovannaja juridicheskaja pomoshh’» // Advokat. – 2007. – № 4. – S. 10.

48. Reshenie konferencii chlenov Advokatskoj palaty Rostovskoj oblasti ot 08.02.2014 [Jelektronnyj resurs]. – Rezhim dostupa: URL: http://www.advpalataro.ru/about/committees.php?ID=7581.

49. Reshenie Soveta Advokatskoj palaty Moskovskoj oblasti ot 16.08.2006 № 08 «Ob uporjadochenii priema dokumentov i dopuska k kvalifikacionnomu jekzamenu na prisvoenie statusa advokata» [Jelektronnyj resurs]. – Rezhim dostupa: URL: http://www.bestpravo.ru/moskovskaya/zk-postanovlenija/w9r.htm.

50. Reshenie Soveta Advokatskoj palaty Moskovskoj oblasti ot 23.05.2012 «Reglament, ustanavlivajushhij porjadok i dopolnjajushhij pravila, soderzhashhiesja v st. 9–13 glavy 3 FZ «Ob advokatskoj dejatel’nosti i advokature v Rossijskoj Federacii», kasajushhiesja priobretenija statusa advokata» [Jelektronnyj resurs]. – Rezhim dostupa: URL: http://apmo.ru/?show=chamber_solutions#solution23may2012.

51. Reshenija XIII ocherednoj konferencii chlenov Advokatskoj palaty Moskovskoj oblasti ot 24 janvarja 2014 g. [Jelektronnyj resurs]. – Rezhim dostupa: URL: http://www.apmo.ru/?show=conferencing_solutions&PHPSESSID=15ek2in69t0t6vge0r45jl6ku4#XIII_conference.

52. Reshenija odinnadcatoj i dvenadcatoj otchetnoj konferencii advokatov Nizhegorodskoj oblasti (2013, 2014 g.) [Jelektronnyj resurs]. – Rezhim dostupa: URL: http://apno.ru/content/category/3/9/10.

53. Savost’janova O.N. Predposylki vozniknovenija instituta advokatury v Rossii // Uchenye trudy Rossijskoj akademii advokatury i notariata. – 2013. – № 2 (29). – S. 20–28.

54. Savost’janova O.N. Ustanovlenie advokatskoj monopolii kak odno iz uslovij uspeshnoj realizacii konstitucionnogo prava na poluchenie kvalificirovannoj juridicheskoj pomoshhi (istoriko-pravovoj aspekt) // Uchenye trudy Rossijskoj akademii advokatury i notariata. – 2013. – № 4 (31). – S. 41–46.

55. Spisok pretendentov [Jelektronnyj resurs]. – Rezhim dostupa: URL: http://apmo.ru/?show=applicants_waiting_list.

56. Chudinovskaja N.A. Nekotorye aspekty uchastija advokata v arbitrazhnom processe // Arbitrazhnyj i grazhdanskij process. – 2013. – № 12. – S. 16–21.

57. Shagiev B.V. Notariat i advokatura kak pravozashhitnye organy Rossii // Uchenye trudy Rossijskoj akademii advokatury i notariata. – 2012. – № 3. – S. 34–38.

58. Shamratova Je. Grjadushhie izmenenija v sfere juridicheskih uslug i standarty advokatskoj professii [Interv’ju s E.V. Semenjako] // Vestnik Federal’noj palaty advokatov RF. – 2011. – № 2. – S. 137–147.

59. Sharov G.K. K sporu o «kommercializacii» advokatury // Vestnik Federal’noj palaty advokatov RF. – 2011. – № 4. – S. 169–176.

60. Shestakov E. Samoregulirovanie juristov protiv advokatskoj monopolii // Rossijskoe agentstvo pravovoj i sudebnoj informacii [Jelektronnyj resurs]. – Rezhim dostupa: URL: http://rapsinews.ru/legislation_publication/20100925/250766038.html.

НОВОСТИ

Наши партнеры

 

Лицензия Creative Commons
Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.