RUS ENG

Translator

AzerbaijaniBasqueBelarusianBulgarianCatalanChinese (S)Chinese (T)CroatianCzechDanishDutchEnglishEstonianFilipinoFinnishFrenchGalicianGeorgianGermanGreekHaitian CreoleHebrewHindiHungarianIcelandicIndonesianIrishItalianJapaneseKoreanLatvianLithuanianMacedonianMalayMalteseNorwegianPersianPolishPortugueseRomanianRussianSerbianSlovakSlovenianSpanishSwahiliSwedishThaiTurkishUkrainianUrduVietnameseWelshYiddish

Читайте в следующем номере

Индексирование журнала

Импакт-фактор российских научных журналов

Группа ВКонтакте

Группа в FB

International scientific and practical law journal Eurasian Journal of International Law

Файзуллин Г.Г.

Трансформация национальной экономики постсоветской России в мировое хозяйство: правовой аспект

В статье подвергаются анализу проблемы трансформации в мировое хозяйство постсоветской России. На базе аналитических материалов, опубликованных в научных изданиях, как отечественных, так и зарубежных, констатируется, что в условиях глубокого экономического кризиса в мире в целях социальной защиты людей во всех субъектах международного права требуется концентрация всех ресурсов (природных, технологических, интеллектуальных) для обеспечения действия эффективной системы управления глобальными процессами. Делается вывод, что любое государство, не способное обеспечить необходимый уровень управления обществом, представляет угрозу для международного сообщества в целом.

Ключевые слова: экономический кризис, трансформация экономики, евразийское пространство.

Faizullin G.G.

Transformation of national economy of post-soviet Russia in the world economy: legal aspect

In the paper is the analysis of the problems of transformation in the world economy of post-Soviet Russia. On the basis of analysis of different analytical materials published in scientific journals as отичественных and foreign publications stated that, in conditions of deep economic crisis in the world, the need for social protection of people in all subjects of the international law requires concentration of all resources (natural, technological, intellectual) for ensuring the operation of an effective system of management of global processes. The conclusion is made that any state is not able to provide the necessary level of management of the company, constitutes a threat to the international community as a whole.

Keywords: economic crisis, economy transformation, Euroasian space.

На заре XXI века произошли кардинальные перемены во всем мировом сообществе в целом и в каждом суверенном государстве в частности. Впрочем, этим изменениям предшествовал демонтаж старых идеологических, технологических и политических стереотипов. Уход старого и приход нового совсем не означает отказ от всего позитивного, что было создано практикой и интеллектуальной деятельностью старшего поколения. В науке это обозначено таким емким понятием, как преемственность.

Самым знаковым следствием эволюции в конце XX века являлось значимое событие общепланетарного масштаба: положен конец противостоянию двух политических систем, которые вопреки наличию многого объединяющего, общецивилизационного, были способны в военно-технологическом смысле взаимно уничтожать друг друга. Консолидированная воля самой интеллектуальной части представителей обеих политических систем выбрала самое разумное: идти к дальнейшему прогрессу вместе, используя богатое наследие человеческой цивилизации. Таким образом, была подтверждена теория конвергенции[1]. Следует упомянуть о том, что в принципе наличие двух систем, причем резко противостоящих, капиталистической и социалистической, базирующихся соответственно на собственных теоретических мировоззрениях, как всем понятно, в истории эволюции социума не было случайностью и создано объективными причинами в ходе структурирования общественных систем. Конечно же, на определенном уровне (постиндустриальном) у обеих систем, несмотря на наличие различий в подходах к собственности, было немало общего в ведении экономики. Подвергая к анализу данный феномен, известный футуролог второй половины прошлого века писал, что «с распространением индустриализма по всей планете становится зримым присущий ему уникальный внутренний план. Он состоит из системы шести взаимосвязанных принципов, программирующих поведение миллионов». Этими принципами, по мнению ученого, сближающими капитализм и социализм, стали: стандартизация, специализация, синхронизация, концентрация, максимизация и централизация[2]. Как констатируется в монографических исследованиях, «Формирование политической, экономической и социальной модели государства осуществляется с учетом необходимости решения комплекса задач по обеспечению национальной безопасности, являющихся важнейшем элементом его строительства вне зависимости от характера самой системы – либеральной или патрональности»[3].

В нынешних условиях, когда в мире идут стремительные интеграционные процессы, надо добиваться необходимости соблюдения провозглашенного на Конференции ООН в Рио-де-Жанейро в июне 1992 г. Заявления о принципах глобального консенсуса по управлению, сохранению и устойчивому развитию, где была создана Комиссия устойчивого развития в системе ООН. Как показывает прошедшее двадцатилетие, не в полном объеме удалось достичь синхронного взаимодействия по обеспечению соблюдения указанных принципов всеми странами, входящими в ООН. По мнению исследователей, из-за эгоистического отношения отдельных сверхдержав в мире были созданы «более благоприятные условия для экономического развития богатых держав за счет использования природных ресурсов и зависимого положения отстающих стран. Это привело к нарастанию дисбаланса в мироустройстве – небывалой поляризации богатства и бедности, обострению этнических конфликтов, усилению экологического кризиса, подрыву системы социальной защиты, разрушению традиционных укладов хозяйствования в ряде стран неевропейской цивилизации. Поэтому при всей объективной неотвратимости она неизбежно привела к подрыву устойчивого развития»[4].

В связи с тем, что постсоветская Россия из-за объективных причин, вызванных переходным этапом национальной экономики, и допущенных немалых просчетов в первом десятилетии преобразований экономической и политической системы страны медленно интегрируется в мировое хозяйство, с выступлением России в ЕС, ВТО и иные международные сообщества становится очевидным необходимость форсировать процессы модернизации во всех сферах жизнедеятельности нашего общества. Все это предполагает необходимость следовать тем стандартам, правилам и положениям международного сообщества, которые должны лечь в основу национального законодательства, технологий производственной сферы и в сфере по обеспечению прав и свобод граждан, тем самым добиться обеспечения гражданам достойного уровня жизни, адекватного требованиям XXI века.

При этом важно учесть многообразие форм общественных отношений, стоящих на экономическом базисе государства с целью укрепления демократических и самоуправленческих начал[5].Надо согласиться с авторитетным мнением ученых, которые признают, что «Концепция перехода Российской Федерации к устойчивому развитию, разработанная большим коллективом ученых[6], содержащиеся в ней ...идеи, выводы, предложения повисли в воздухе и растворились, а о самом Указе вскоре забыли»[7].

Возврат к этому подзаконному акту наблюдается в Послании Президента РФ Федеральному Собранию от 5 ноября 2008 г. и в Указе Президента РФ от 12 мая 2009 г. № 537 «О стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года», где четко определены приоритеты государства в сфере стратегического планирования устойчивого развития России. В этом контексте представляется архиважной опубликованная в газете «Известия» статья Президента РФ В.В. Путина. В ней констатируются интеграционные процессы в мировой экономике. Новый интеграционный проект предлагается и для субъектов бывшего союзного государства, расположенных как в Европе, так и в Азии, так называемой Евразии, стартовавшей с 1 января 2012 года в едином экономическом пространстве России, Белоруссии и Казахстана. Внимательно ознакомившись со статьей, содержащей концентрированные тезисы о трансформации в мировое хозяйство трех мощных субъектов бывшего союзного государства, мы вполне разделяем убеждения автора.

Действительно, этот Проект является, «без преувеличения, исторической вехой не только для трех наших стран, но и для всех государств на постсоветском пространстве»[8]. Наличие этого проекта очень важно и в условиях вступления России в ВТО. Конечно же, для воплощения любого проекта кроме политической воли руководителя государства необходим целый набор социально-экономического и правового инструментария. Вслед за мэтром экономической науки академиком Л.И. Абалкиным[9] известный специалист в области математического моделирования сложных систем академик Р.Н. Нигматуллин писал, что России вполне под силу войти в мировое хозяйство конкурентоспособной и стать в будущем социальным государством. Это произойдет тогда, когда она сумеет направлять свои усилия для достижения «сбалансированности экономики и, в первую очередь, баланса цен и затрат, баланса фонда оплаты труда (всех зарплат)»[10] и стоимости товаров потребления в валовом продукте. При этом автор полагает, что один из важнейших факторов роста экономики – повышение доли валового продукта на оплату труда за счет некоторого сокращения больших доходов богатых. Нам надо менять многое в нашей внутренней политике, из-за которой больше половины населения живет материально и духовно очень тяжело, а каждый четвертый бедствует. И это, когда 5 % роскошествует, тратя огромные ресурсы страны. Мы обязаны выправить курс России на благо ее народа и прогресса», – писал ученый еще восемь лет тому назад[11].

Чрезвычайно важно следовать одной из главнейших задач экономической политики России – создание конкурентоспособной экономики, что обусловлено необходимостью перехода от постсоветской модернизации экономических процессов к инновационному развитию[12].

По прошествии более 20 лет «прихватизации» общегосударственной собственности наиболее прагматическая часть долларовых миллиардеров осознает опасность расслоения общества на очень бедных и очень богатых, причем численность богатых в процентном отношении к общему количеству граждан России невелика.

Заслуживает пристального внимания в этом ключе и монографическое исследование известного турецкого ученого Хайдар Баша, который предлагает политическим лидерам государств, ставящим цель создать социальное государство, для реализации этой задачи совершенно новую Модель национальной экономики (МНЭ). Фактически это модель социального государства, это не рука, которая только забирает что-то у экономических игроков, а, наоборот, сила, способная давать больше, чем она забирает.

Модель социального государства позволяет как обеспечить социальную справедливость, так и добиться постоянного экономического роста. Иными словами, непосредственная поддержка малоимущих слоев населения косвенно должна поддерживать и производителя. Весьма востребована разработанная МНЭ ученого в условиях глобального кризиса во всех сферах (экономика, экология, духовно-нравственная и т. п.), которые, как известно, во многом порождаются эгоизмом и пренебрежением узкой группы сверхбогатых людей в отношении большинства населения.

Как видим, по этой причине в условиях экономического кризиса даже наиболее развитые рыночные страны Европы объективно не способны обеспечивать своих граждан жизненными благами по сегодняшним стандартам. А МНЭ имеет целый набор экономических и правовых механизмов, способных препятствовать концентрации ресурсов и денежных средств, и дает каждому доступ к ресурсам и деньгам. Свободное обращение денежных средств дает каждому имеющему экономический проект и бизнес-план возможность его осуществить и таким образом задействовать свой потенциал[13].

Устранение концентрации ресурсов и денег также снимает преграды для производства и потребления. Это, бесспорно, весьма важный социально значимый фактор МНЭ, способный каждому дать доступ к «беспроцентным» денежным ресурсам, которые в свою очередь тут же становятся новыми потребителями и производителями и факторами экономического роста в стране.

Как мы видим на примере региональной экономики, обыденным стало применение таких понятий, как «инновационная экосистема» (далее ИЭС), в дополнение к таким общепринятым понятиям, как «региональная инновационная система» и «инновационные и кластеры», что продиктовано значительным изменениями в организации инновационного процесса. Эти изменения связаны с повышением роли НТР в экономике, обострением глобальной конкуренции и влиянием кризисных явлений, охватывающих индустриальные страны, а также с определенными трудностями всех представленных факторов успешного инновационного развития регионов как в рамках ранее сложившихся концепций, так и в живой природе, выгоду от участия в ИЭС получают в различных формах все ее участники, выпадение даже одного из них сказывается на всей экономической системе»[14]. В этом месте следует оговориться, резкое падение материального положения большинства людей в век информационного и технологического расцвета, как показал мировой финансово-экономический кризис, происходит не случайно[15]. По оценке аналитика, это результат безответственности и алчности лиц (финансовых групп, коррумпированных чиновников, маниакально склонных к стяжательству конкретных персон), которые игнорировали современные экономические законы. Так, Председатель Конституционного Суда РФ, анализируя причины мирового кризиса, пришел к выводу, что это результат «абсолютного ухода отдельных транснациональных компаний, крупных кредитных учреждений от системы банковского и налогового контроля», что привело к дезорганизации национальной экономики отдельных стран, а затем инициированию мирового финансово-экономического кризиса[16].

По нашему мнению, основной причиной кризиса является несоблюдение большинством субъектов мировой экономики тех принципов Концепции устойчивого развития, которые были указаны в Декларации принципов и повестке дня на XXI век, одобренных Конференцией ООН по окружающей среде и развитию (Рио-де-Жанейро, июнь 1992 г.).

Как показывает разразившийся в мире финансово-экономический кризис, все еще неконструктивная в глобальном мире, пронизанная максимальным эгоизмом так называемая концепция потребительского отношения человеческого общества к природе и ее ресурсам является для немалой части экономических и политических структур более предпочтительной, чем отвечающая самым жизненным интересам современного социума – концепции устойчивого развития. Именно поэтому для решения общих проблем планетарного масштаба требуется концентрация всех ресурсов субъектов международного права и всеобщее осознание «обеспечения действия эффективной системы управления глобальными процессами. Развитие системы управления возможно только на общей правовой основе, в связи с чем главной заботой государства становится упрочение международного правопорядка. Однако реализация этой задачи возможна только при условии осознания государствами единства собственных национальных и общечеловеческих интересов. Государство, не способное обеспечить необходимый уровень управления обществом, представляет угрозу для международного сообщества в целом»[17]. Стало очевидно, что в условиях глобализации не только отдельное государство, но и международное сообщество крайне заинтересовано в наличии социально-экономической стабильности отдельного государства, поскольку наличие современных вызовов (экологический, техногенный, терроризм и т. п.) даже в одном государстве представляет угрозу для мирового сообщества. В научных исследованиях совершенно справедливо констатируется, что «концепция устойчивого развития имеет два основополагающих аспекта: социально-экономический и экологический». Если задуматься, во-первых, с появлением в третьем тысячелетии таких терминов, как технопарк, бизнес-инкубатор, без увязки с таким понятием, как инновационная экономика, нельзя в полном объеме представить трансформацию экономики России в мировое хозяйство. Во-вторых, с появлением новых технологий, призванных улучшить жизнь социума, объективно мыслящей частью современного социума предлагаются наиболее приемлемые модели национальной экономики, способные изменить экономическую систему мирового хозяйства в интересах большинства.

Как известно, общее состоит из отдельных частей, в этом смысле необходимо тиражировать в масштабе Российской Федерации положительную практику субъектов-доноров, где заметен рост в социально-экономических сферах. Как констатируется в научных изданиях, «за последние годы в регионах произошли заметные позитивные сдвиги, связанные с формированием региональных программ инновационного развития, с созданием необходимой инновационной инфраструктуры: технопарков, бизнес-инкубаторов, центров коллективного пользования современным дорогостоящим оборудованием и пр.»[18]. Конечно же, не хаотичное, а только устойчивое развитие в современном мире позволяет рассчитывать на постепенное восстановление изрядно загрязненной под воздействием неконтролируемого потребления окружающей природы. Общеизвестно, что «в рамках использования природных ресурсов, даже в пределах допустимых нормативов, происходит постепенное разрушение природных объектов. При всем многообразии способов защиты природы основными следует считать те, которые обеспечивают восстановление окружающей среды до ее естественного состояния»[19].

Социально-экономический аспект включает реализацию комплекса мер, направленных на борьбу с нищетой, изменение структуры потребления, регулирование роста населения, сохранение здоровья человека, содействие устойчивому развитию регионов. При этом не стоит недооценивать передовой опыт и новации в области правового и социального регулирования жизненно важных вопросов, достигнутых в отдельных зарубежных государствах и странах – участницах СНГ[20]. В научной литературе констатируется, что «глобализация не ведет к отмиранию института государства, а выставляет к государству гораздо более высокие требования, связанные с переплетением и столкновением национальных интересов различных государств. Сегодня государства включаются в более сложные структуры международных отношений, само время ставит перед ними требования об усиленной ответственности за свои внутренние дела»[21].

Экологический аспект устойчивого развития предполагает осуществление широкого круга мер, направленных на сохранение, восстановление окружающей среды и рациональное использование природных ресурсов, борьбу с засухой, сохранение биологического разнообразия, экологически безопасное использование биотехнологий, повышение безопасности использования токсических химических веществ, решение проблем твердых отходов»[22]. Только при наличии политической воли государственных органов власти, способных эффективно использовать все социальные инструменты, включая международное и национальное законодательства, можно добиться реализации концепции устойчивого развития все больше интегрирующихся друг с другом постиндустриальных стран, иной альтернативы просто не существует. Следует еще раз подчеркнуть великое значение для современной цивилизации материализации Концепции устойчивого развития в процессе решения острейших проблем, связанных с охраной окружающей среды. Так, «развитие системы национально-правовых норм в области экологически сбалансированного социально-экономического развития – одно из важнейших направлений в сближении правовых систем и гармонизации законодательства в области окружающей среды и устойчивого развития. Модель устойчивого развития – стратегическое направление решения экологических проблем. Зная особенности состояния окружающей среды, экономики, социальной сферы, каждое государство определяет стратегию и средства реализации этой модели с учетом имеющихся возможностей и конкретных целей: экологической, экономической и социальной политики»[23]. Если сегодня наносится ущерб природе, то он может ударить бумерангом в будущее каждого, кто стал причиной разрушения этого баланса.

«Достижение современным обществом и государством цели социально-экономической и экологической политики сопровождалось деградацией природы, нанося ущерб будущим поколениям. Закрепленная в нормах права модель устойчивого развития – это форма регулирования социальной ответственности современного общества и государства за создание условий для удовлетворения будущими поколениями разнообразных потребностей: физиологических, экономических, духовных и иных в процессе взаимодействия с природой»[24]. Все это, разумеется, достижимо только в том случае, когда все части современного гражданского общества способны реализовать концентрированную формулу «Качество закона – качество власти – качество бизнеса – качество жизни» в практическую жизнь современного общества[25].

На наш взгляд, для достижения стабилизации экологии в глобальном мире всем субъектам экологических правоотношений сегодня требуется:

– совершенствование существующей техники и технологии производства (введение малоотходных ресурсо- и энергосберегающих технологий; утилизация отходов, создание системы комплексного безотходного производства и т. п.);

– «биологизация» производства: подключение биологических процессов к существующему производству (по типу природного круговорота веществ), а также обоснованное использование возобновляемых и рациональное использование невозобновляемых природных ресурсов[26];

– создание принципиально новых технологий и техники, применение которых в процессе труда качественно изменит характер природопользования в целом.

Резюмируя вышеизложенное, следует констатировать, что, одновременно модернизируя многоукладную экономику новыми технологиями, способными вывести страну на передовые рубежи, и учитывая вступление России в ВТО, необходимо провести инвентаризацию всего законодательного массива, освобождаясь от устаревшего, с учетом мировой практики коренным образом обновлять экологическое законодательство адекватно запросам XXI века.

Основные проблемы федерального законодательства РФ в области охраны окружающей среды связаны с тем, что:

– базовый Закон «Об охране окружающей среды» (2002) является рамочным, тогда как в Законе «Об охране окружающей природной среды» (1991), действовавшем в 1991–2002 гг., было много норм прямого действия;

– при принятии законов, относящихся к использованию отдельных природных ресурсов или регулирующих отдельные виды деятельности, в природоохранное законодательство вносились ослабляющие его поправки (Водный, Градостроительный, и Лесной кодексы);

– при принятии основополагающих законов (Административный, Административно-процессуальный, Бюджетный, Земельный, Гражданский, Гражданско-процессуальный, Налоговый кодексы) не в полной мере учитывались положения действующего законодательства в области охраны окружающей среды, вследствие чего многие экологические нормы не могут быть реализованы;

– следует инициировать приведение в соответствие экологического законодательства с положениями ВТО, разумеется, с учетом национальных интересов страны, находящейся на переходном этапе к рыночной экономике

С целью более эффективного решения вышеперечисленных проблем по регулированию правоотношений в сфере экологии есть основания поддержать предложения экологов-правоведов о необходимости кодификации норм российского экологического законодательства.

Пристатейный библиографический список

1. Бжезинский З. Великая шахматная доска: (Господство Америки и его геостратегические императивы) / Пер. с англ. О.Ю. Уральской. – М.: Междунар. отношения, 1998.

2. Бринчук М.М. Эколого-правовые проблемы ус-тойчивого развития // Проблемы совершенствования

экологического, аграрного и земельного законодательства: Межвуз. сборник науч. трудов. – Екатеринбург: Изд-во УрГЮА, 1998.

3. Дагаев А., Яковлева А. Экосистема инноваций (региональные особенности формирования и развития) // Федерализм. – 2012. – № 4.

4. Духно Н.А. Экологическое право и перспективы его развития // Аграрное и земельное право. – 2007. – № 8.

5. Зоркин В. Кризис доверия и государство // Рос. газета. – 2009. – 10 апреля.

6. Лисицын-Светланов А.Г. Новые вызовы, угрозы и возможность перемен: о роли государств в прогрессивном развитии международно-правового регулирования при решении глобальных проблем современного мира // Новые вызовы международного права / Институт государства и права Российской академии наук. – М., 2010.

7. Лисицын-Светланов А.Г. Роль права в модернизации экономики России / Институт государства и права Российской академии наук. – М., 2011.

8. Лукашева Е.А. Устойчивое развитие общества и национальная безопасность // Актуальные проблемы государства и права: Труды Института Государства и права РАН. – 2011. – № 4.

9. Мельников В.В. Причины и признаки мирового экономического кризиса: тенденции восстановления российской экономики в 2011 году // Новый юридический журнал. – 2012. – № 2.

10. Минниханов Р.Н. Послание Президента Республики Татарстан Госсовету Республики Татарстан // Право и государство: теория и практика. – 2011. – № 1.

11. Нигматуллин Р.И. Как обустроить экономику России: экономический манифест. – Уфа, 2003.

12. Путин В.В. Новый интеграционный проект для Евразии – будущее, которое рождается сегодня // Известия. – 2011. – 5 октября.

13. Рагулин А.В., Шайхуллин М.С. Актуальные проблемы международного права: обзор материалов международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы совершенствования законодательства и правоприменения» (г. Уфа, 21 февраля 2011 г.) // Евразийский юридический журнал. – 2011. – № 39.

14. Тоффлер Э. Третья волна: Пер. с англ. – М.: АСТ, 2004.

15. Фархутдинов И.З. Суверенитет государства и международное право: вызовы глобализации / Новые вызовы международного права. Отв. ред. А.Г. Лисицин-Светланов. – М., 2010.

16. Хайдар Баш. Модель Национальной экономики – новая экономическая система: Пер. с турец. / Под ред. Х.Л. Шайдуллина. – Казань, 2011.

17. Шайхуллин М.С. К вопросу о трансформации традиций местного самоуправления и правовых основах их нейтрализации в советской России // История государства и права. – 2013. – № 5.

18. Шайхуллин М.С. К вопросу об учете традиций местного самоуправления в законодательстве стран – участниц СНГ // Евразийский юридический журнал. – 2010. – № 27.

19. Шайхуллин М.С. О некоторых аспектах традиций и правового регулирования местного самоуправления в Азербайджанской Республике // Муниципальная служба: правовые вопросы. – 2012. – № 4.

[1] Тоффлер Э. Третья волна: Пер. с англ. – М.: АСТ, 2004. – С. 92–117; Бжезинский З. Великая шахматная доска: (Господство Америки и его геостратегические императивы) / Пер. с англ. О.Ю. Уральской. – М.: Междунар. отношения, 1998.

[2] Тоффлер Э. Указ. соч. – С. 93, 97, 101, 104, 106, 110.

[3] Лисицын-Светланов А.Г. Роль права в модернизации экономики России / Институт государства и права Российской академии наук. – М., 2011. – С. 8.

[4] Лукашева Е.А. Устойчивое развитие общества и национальная безопасность // Актуальные проблемы государства и права: Труды Института Государства и права РАН. – 2011. – № 4. – С. 10.

[5] Шайхуллин М.С. К вопросу о трансформации традиций местного самоуправления и правовых основах их нейтрализации в советской России // История государства и права. – 2013. – № 5. – С.43.

[6] СЗ РФ. – 1996. – № 15. – Ст. 1572.

[7] Лукашева Е.А. Указ. соч. – С. 12.

[8] Путин В.В. Новый интеграционный проект для Евразии – будущее, которое рождается сегодня // Известия. – 2011. – 5 октября.

[9] Курс переходной экономики / Под ред. акад. Л.И. Абалкина. – М.: Финстатинформ, 1997.

[10] Является безусловным парадоксом, когда руководитель крупного предприятия, независимо от формы собственности, назначает себе многократную по сравнению с другими заработную плату и выходит на высокую пенсию, при этом часто руководимое им предприятие из-за нестабильной работы не может оплатить заработную плату большой части работникам в длительное время.

[11] Нигматуллин Р.И. Как обустроить экономику России: экономический манифест. – Уфа, 2003. – С. 3.

[12] Рагулин А.В., Шайхуллин М.С. Актуальные проблемы междуна-

родного права: обзор материалов международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы совершенствования законодательства и правоприменения» (г. Уфа, 21 февраля 2011 г.) // Евразийский юридический журнал. – 2011. – № 39. – С. 136.

[13] Хайдар Баш. Модель Национальной экономики – новая экономическая система: Пер. с турец. / Под ред. Х.Л. Шайдуллина. – Казань, 2011. – С. 27.

[14]Дагаев А., Яковлева А. Экосистема инноваций (региональные особенности формирования и развития) // Федерализм. – 2012. – № 4. – С. 64.

[15] Мельников В.В. Причины и признаки мирового экономического кризиса: тенденции восстановления российской экономики в 2011 году // Новый юридический журнал. – 2012. – № 2. – С. 48–55.

[16] Зоркин В. Кризис доверия и государство // Рос. газета. – 2009. – 10 апреля.

[17] Лисицын-Светланов А.Г. Новые вызовы, угрозы и возможность перемен: о роли государств в прогрессивном развитии международно-правового регулирования при решении глобальных проблем

современного мира // Новые вызовы международного права / Институт государства и права Российской академии наук. – М., 2010. – С. 11.

[18] Дагаев А., Яковлева А. Указ. соч.

[19] Духно Н.А. Экологическое право и перспективы его развития // Аграрное и земельное право. – 2007. – № 8. – С. 5.

[20] Шайхуллин М.С. К вопросу об учете традиций местного самоуправления в законодательстве стран – участниц СНГ // Евразийский юридический журнал. – 2010. – № 27. – С. 28–31; О некоторых аспектах традиций и правового регулирования местного самоуправления в Азербайджанской Республике // Муниципальная служба: правовые вопросы. – 2012. – № 4. – С. 23–25.

[21] Фархутдинов И.З. Суверенитет государства и международное право: вызовы глобализации // Новые вызовы международного права / Отв. ред. А.Г. Лисицин-Светланов. – М., 2010. – С. 57–58.

[22] Бринчук М.М. Эколого-правовые проблемы устойчивого развития // Проблемы совершенствования экологического, аграрного и земельного законодательства: Межвуз. сборник науч. трудов. – Екатеринбург: Изд-во УрГЮА, 1998. – С. 3–4.

[23] Там же. – С. 5.

[24] Там же.

[25] Минниханов Р.Н. Послание Президента Республики Татарстан Госсовету Республики Татарстан // Право и государство: теория и практика. – 2011. – № 1. – С. 150.

[26] См.: Резолюция Международной научно-практической конференции «Современные проблемы безопасности жизнедеятельности: теория и практика», 28–29 февраля 2012 года. – Казань, 2012. – С. 3.

Модные свитера отвечают определенным требованиям и представляют собой модели. А что может быть теплей и уютней, чем мягкий вязаный свитер в прохладный дождливый день. Вот понравился обзор вся подробная информация на сайте http://www.vogue.ua

НОВОСТИ

Наши партнеры

 

Лицензия Creative Commons
Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.