RUS ENG

Translator

AzerbaijaniBasqueBelarusianBulgarianCatalanChinese (S)Chinese (T)CroatianCzechDanishDutchEnglishEstonianFilipinoFinnishFrenchGalicianGeorgianGermanGreekHaitian CreoleHebrewHindiHungarianIcelandicIndonesianIrishItalianJapaneseKoreanLatvianLithuanianMacedonianMalayMalteseNorwegianPersianPolishPortugueseRomanianRussianSerbianSlovakSlovenianSpanishSwahiliSwedishThaiTurkishUkrainianUrduVietnameseWelshYiddish

Читайте в следующем номере

Индексирование журнала

Импакт-фактор российских научных журналов

Группа ВКонтакте

Группа в FB

International scientific and practical law journal Eurasian Journal of International Law

Мовчан Ю.В.

Оценка воздействия как инструмент устойчивого развития в нормотворчестве Европейского Союза

Цель: Определение роли оценки воздействия в нормотворческом процессе Европейского Союза через призму концепции устойчивого развития.

Методология: Использовались историко-правовой и формально-юридический методы, методы анализа и синтеза.

Результаты: В статье выделены основные этапы внедрения оценки воздействия в ЕС, дана их характеристика: 1) переход от фрагментированной секторальной оценки воздействия к интегрированной оценке, основанной на ключевых аспектах устойчивого развития; 2) выработка единого методологического подхода и создание соответствующей институционной базы; 3) переход к качественным изменениям в регуляторной политике – умное регулирование. Определены основные характеристики оценки воздействия как инструмента устойчивого развития в нормотворчестве, а также ее роль в практике институций ЕС.

Новизна/оригинальность/ценность: Статья обладает высокой научной ценностью, поскольку является одним из первых комплексных исследований оценки воздействия в нормотворчестве Европейского Союза через призму концепции устойчивого развития.

Ключевые слова: оценка воздействия, нормотворчество, устойчивое развитие, Европейский Союз.

Movchan Yu.V.

Impact Assessment as a Tool for Sustainable Development in the Law-Making of the European Union

Purpose: To define the role of the impact assessment in the legislative process of the European Union through the prism of the sustainable development concept.

Methodology: The historical-legal and the formally-legal methods, as well as methods of analysis and synthesis were used.

Results: The article highlights the main stages of impact assessment implementation in the EU and provides for their main characteristics: 1) the transition from the fragmented sectoral impact assessment to the integrated assessment based on key aspects of the sustainable development; 2) the development of a common methodological approach and the establishment of an appropriate institutional framework, and 3) the transition to the qualitative changes in the regulatory policy – smart regulation. The main characteristics of the impact assessment as a tool for sustainable development in rule-making, as well as its role in the EU institutions practice were defined.

Novelty/originality/value: Article possesses the high scientific value as is one of the first comprehensive studies assessing the impact of EU law-making through the prism of the sustainable development concept.

Keywords: impact assessment, law-making, sustainable development, European Union.

Сегодня разве только ленивый или равнодушный исследователь не пишет об устойчивом развитии. Появившись в середине ХХ столетия, эта категория прочно укоренилась в политической, экономической и правовой мысли, охватывая постепенно все сферы научного познания. Доходит до абсурда: ученые начинают видеть в этом концепте панацею – способ выживания цивилизации.

Что же представляет собой концепция устойчивого развития? Наиболее цитируемым является определение, приведенное Гро Харлем Брундтланд в докладе «Наше общее будущее» [14] Мировой комиссии по окружающей среде и развитию: «Человечество способно придать развитию устойчивый и долговременный характер, с тем, чтобы оно отвечало потребностям нынешнего поколения, не лишая будущие поколения возможности удовлетворять свои потребности. Концепция устойчивого развития действительно предполагает определенные ограничения в области эксплуатации природных ресурсов, но эти ограничения являются не абсолютными, а относительными, и связаны с современным уровнем техники и социальной организации, а также со способностью биосферы справляться с последствиями человеческой деятельности».

Концепция устойчивого развития объединяет в себе три основных аспекта: экономический, социальный и экологический. Экономическая составляющая подразумевает оптимальное использование ограниченных природных ресурсов и применение экологичных природо-, энерго- и материалосберегающих технологий. Социальная составляющая устойчивости развития направлена на сохранение стабильности существующих социальных и культурных систем и сокращение числа разрушительных конфликтов между людьми. С экологической точки зрения, устойчивое развитие должно обеспечивать целостность и жизнеспособность биологических и физических природных систем [17].

Несмотря на декларируемое единство измерений, лежащих в основе этой концепции – экологического, экономического и социального, – на практике происходит их фрагментация на уровне акцентов, расставляемых при разрешении того или иного вопроса. Эти акценты, будь то на национальном или международном уровне, прежде всего, проявляются в нормотворчестве, формируя конкретные пути урегулирования общественных отношений, выбирая для этого соответствующий инструментарий.

Адаптируясь к концепции устойчивого развития, современное нормотворчество не стоит на месте, пребывая в поиске новых путей достижения устойчивости в регулировании общественных отношений. Вырабатываются новые механизмы практической реализации политических решений. Одним из таких механизмов является оценка воздействия (impact assessment). По мнению И. Слиденко, данный механизм «определяет и оценивает проблемы, связанные с принятием нормативного акта, а также заложенные в нем цели, помогает определить основные варианты и возможности для достижения целей, а также анализирует их вероятные последствия в экономической, экологической, социальной и других сферах. В нем изложены преимущества и недостатки каждого из вариантов, и рассматриваются возможные синергии и компромиссы» [18].

Как отмечают А. Кашанин и С. Третьяков, инструментарий оценки последствий нормативных актов, используемый в настоящее время в практике правотворчества и государственного управления ведущих государств, развивался преимущественно на стыке юриспруденции, социологии и экономической науки, при этом ведущая роль в его формировании принадлежала представителям последней. Поскольку возможность квантификации последствий правовых предписаний появляется лишь в рамках определенной теоретической модели эффективности права, используемые на практике методологии, независимо от их направленности (прогноз последствий на будущее либо мониторинг действующего законодательства) демонстрируют значительную степень общности [16]. Причем в случае прогноза последствий на будущее речь идет об ex ante оценке, тогда как мониторинг действующего законодательства и результатов его имплементации представляет собой ex post оценивание.

Обе эти оценки отражают разную степень действия акта: при ex ante оценивание ориентировано на прогнозирование результатов и оценивание динамики действия акта, в то время как при ex post оценивание является инструментом «качественного» оценивания законодательства.

Хотя оценка воздействия в той или иной мере является неотъемлемым атрибутом нормотворческого процесса государств, наиболее полно этот инструмент можно оценить на примере нормотворческой практики Европейского Союза, поскольку масштабы его правотворческой и правоприменительной практики позволяют сделать необходимые обобщения в рамках небольшого исследования.

Оценка воздействия в ЕС прошла три базовых витка развития: 1) переход от фрагментированной секторальной оценки воздействия к интегрированной оценке, основанной на ключевых аспектах устойчивого развития; 2) выработка единого методологического подхода и создание соответствующей институционной базы; 3) переход к качественным изменениям в регуляторной политике – умное регулирование. Далее мы рассмотрим каждый из этапов ее развития.

Внедрению комплексной оценки воздействия в законодательный процесс ЕС предшествовала политика упрощения и усовершенствования законодательства. В марте 2001 года на заседании Европейского совета в Стокгольме Комиссия представила промежуточный доклад по упрощению и совершенствованию регуляторной среды [10], в котором были изложены некоторые идеи для лучшего законотворчества (better lawmaking). Одним из новых аспектов регуляторной стратегии ЕС было определено качество и упрощение законодательства, достигаемое в том числе при помощи всесторонней, объективной и прозрачной оценки воздействия. Однако в вопросе акцентов, составляющих концепции устойчивого развития, прослеживается определенный дисбаланс документа, поскольку предполагаемые меры фокусируются преимущественно на оценке воздействия на бизнес и социальных партнеров, в то же время экологические аспекты были обозначены лишь относительно участия заинтересованных лиц в вопросах, связанных с отдельными направлениями экологической политики.

«Недопредставленность» экологической составляющей в этом документе была компенсирована принятием Стратегии ЕС по устойчивому развитию на основании Сообщения Комиссии [3] «Устойчивая Европа для лучшего мира: Стратегия Европейского Союза по устойчивому развитию». В Сообщении Комиссии отмечалось: «Устойчивое развитие должно стать центральной задачей во всех секторах и политиках. Это означает, что при оценке позитивных и негативных последствий принятия того или иного акта необходимо максимально учитывать все сферы применения документа. То есть речь идет об оценке его экономических, экологических и социальных последствий внутри и за пределами ЕС. Отдельно в Сообщении сделан акцент на необходимости учитывать вопросы гендерного равенства и равных возможностей. Особенно важно четко определить группы, которые будут нести бремя изменений, чтобы политики могли судить о необходимости принятия мер и помочь этим группам адаптироваться. Оценивание должно применять более последовательный подход и использовать опыт широкого спектра политических сфер».

Усиление экологической составляющей при оценке воздействия нашло также отражение в заключениях Европейского Совета в Гетеборге 15–16 июня 2001 года [13]. В документе, в частности, отмечалось, что Комиссия включит в свой план действий по лучшему регулированию политические предложения относительно оценки воздействия на устойчивость (sustainability impact assessment). Как видим, «тест» на соответствие предполагаемых мер принципу устойчивого развития становится неотъемлемым элементом нормотворческого процесса в ЕС.

Следующим шагом нормативной эволюции оценки воздействия стало Сообщение Комиссии «Об оценке воздействия» 2002 года [4], в котором Комиссия задекларировала курс на новую интегрированную оценку воздействия. Суть этого новшества состояла в том, что доныне фрагментированные оценки воздействия (оценка воздействия на бизнес, гендерная оценка, экологическая оценка, оценка малых и средних предприятий, оценка воздействия на торговлю, оценка регуляторного воздействия и т. д.) консолидируются и замещаются единой интегрированной оценкой воздействия в едином инструменте.

Эволюция механизма оценки воздействия, в свою очередь, привела к необходимости координации деятельности в этом направлении институций ЕС в ходе нормотворческого процесса. В 2003 году Европейским парламентом, Советом и Комиссией было принято Межинституциональное соглашение о лучшем правотворчестве [11], в котором три институции пришли к заключению, что более частое использование оценок воздействия (как ex ante, так и ex post) будет способствовать улучшению продвижения предварительных консультаций в ходе дозаконодательной стадии нормотворческого процесса. Кроме того, соглашением была учреждена Техническая группа высокого уровня по вопросам межинституционального сотрудничества.

Согласно Межинституциональному соглашению Комиссия осуществляет интегрированный процесс оценки воздействия для основных статей проекта акта, предоставляя единый результат оценки воздействия в социальных, экономических и экологических аспектах. Результаты оценок должны быть предоставлены Европейскому парламенту, Совету и широкой общественности. При этом в пояснительной записке к проекту Комиссия должна будет указывать, каким образом Парламент и Совет могут дополнить проведенную оценку воздействия, а в ходе процедуры совместного принятия решений Европейский парламент и Совет смогут на основе совместно определенных критериев и процедур проводить оценку воздействия до принятия каких-либо существенных поправок, в первом чтении или в процессе согласования. Таким образом, Межинституциональное соглашение закрепило определенный подход в отношении институционального взаимодействия при проведении оценки воздействия.

Первая попытка реализации этого положения была предпринята уже в 2004 году. Пилотной стала поправка Совета к предложенной Европейской Комиссией 25 ноября 2003 года Директиве об аккумуляторах [5]. Референтной основой для разработки этого акта стали Шестая программа действий Европейского сообщества в области окружающей среды и Директива 2002/96/EC об отходах электрического и электронного оборудования, которые призывали к ускоренному пересмотру законодательства в этой сфере. Кроме того, принятие документа пребывало в мейнстриме политики лучшего регулирования, а именно улучшения и упрощения законодательства ЕС. Новый проект консолидировал три существующие документа о батареях и аккумуляторах.

В отношении этого проекта была проведена расширенная оценка воздействия на варианты политики по пересмотру Директивы об аккумуляторах, а также углубленный анализ потенциального воздействия на экономику, общество и окружающую среду. Также были проведены

общественные консультации с заинтересованными сторонами. Было привлечено около 150 заин-

тересованных субъектов, в том числе национальные, местные и региональные власти, представители промышленности, ассоциаций аккумуляторов, торговых ассоциаций, неправительственных объединений и потребителей [7].

Процесс принятия этой Директивы подтвердил, что неотъемлемым элементом оценки воз-

действия являются консультации и диалог с третьим сектором, который все больше эволюционирует. Комиссия имеет давнюю традицию широких консультаций по различным каналам: Зеленые книги, официальные документы, сообщения, форумы (такие как Европейский форум энергетики и транспорта, Европейский форум по здравоохранению), семинары, постоянные консультативные группы и консультации в Интернете. Существуют также структурированные процессы, такие как социальный диалог с профсоюзами и организациями работодателей, диалог между Комиссией и европейскими и национальными ассоциациями региональных и местных властей [1]. Сегодня диалог между Комиссией и организациями гражданского общества принимает различные формы;

методы консультаций и диалога приспособлены для различных сфер политики.

Вместе с внедрением интегрированного подхода к оценке влияния возник вопрос о том, сможет ли всеобъемлющая система оценки воздействия, представленная Комиссией, преодолеть внутреннее напряжение между конкурентоспособностью и устойчивостью [9]. В связи с этим был разработан рабочий документ Комиссии «Оценка воздействия: следующие действия в поддержку конкурентоспособности и устойчивого развития» [2], в котором была представлена система подходов к оценке воздействия. В документе отмечалась необходимость усиления инструментов оценки воздействия в отдельных сферах и дополнительного уточнения методологии, в том числе списка аспектов воздействий, используемых в скрининге. В связи с этим было представлено два приложения к документу. В приложении 1 приводится перечень вопросов, которые должны быть проанализированы в ходе оценки воздействия:

– Какой вопрос или проблему предполагаемая политика / предложение призвано решить?

– Какова основная цель предполагаемой политики / предложения?

– Каковы основные варианты действий для достижения цели; какой будет добавленная стоимость для Сообщества?

– Каковы ожидаемые последствия – позитивные и негативные – от различных вариантов решения?

Подробный перечень экономических, социальных и экологических последствий, используемый для скрининга вариантов политики, представлен в Приложении 2. Воздействия разделены на три блока соответствующих составляющих концепции устойчивого развития:

1. Экономическое воздействие: воздействие на конкурентоспособность, рынки, торговлю и инвестиционные потоки; воздействие на прямые и косвенные затраты, возлагаемые на бизнес; воздействие на административные требования, возлагаемые на бизнес; воздействие на инновации и исследования; воздействие на домохозяйства; воздействие на конкретные регионы, отрасли или работников; воздействие на третьи страны и международные отношения; воздействие на органы государственной власти; воздействие на макроэкономическую среду;

2. Воздействие на окружающую среду: воздействие на качество воздуха; воздействие на качество воды и ресурсов; воздействие на качество почвы или ресурсов; воздействие на климат; воздействие на возобновляемые или невозобновляемые ресурсы; воздействие на биоразнообразие, флору, фауну и ландшафт; воздействие на землепользование; воздействие на производство / выработку или переработку отходов; воздействие на экологические риски; воздействие на мобильность (виды транспорта) и использование энергии; воздействие на экологические последствия хозяйственной деятельности;

3. Социальные последствия: воздействие на занятость и доступ к рынкам труда; воздействие на качество работы; воздействие на социальную интеграцию; воздействие на равенство обращения и возможностей; воздействие на социальные права и стандарты; воздействие на права потребителей; воздействие на управление и участие; воздействие на здоровье и безопасность населения; воздействие на доступ к социальной защите, здравоохранению и образованию.

Как видим, в документе в количественном соотношении преобладают все же экологические индикаторы оценивания. Тем не менее, они достаточно сбалансированы для социального и экономического аспектов. В последнем большая роль отводится оцениванию воздействия в отношении бизнеса.

Приведенные индикаторы оценивания заложили определенную основу для формирования целостной методологии проведения оценки

воздействия. Консолидированная методология

оценки воздействия была представлена в 2005 го-ду, когда институциями был разработан «Общий межинституциональный подход к оценке воздействия» [12]. Документ резюмировал основные положения в отношении сотрудничества институций из ранее принятых актов, в частности Сообщения Комиссии «Об оценке воздействия» 2002 года и рабочего документа «Оценка воздействия: следующие действия в поддержку конкурентоспособности и устойчивого развития» 2004 года.

Дальнейшие действия институций ЕС по усовершенствованию оценки воздействия были сфокусированы на внутрифункциональном аспекте. В 2006 году с целью усиления контроля качества оценок воздействия при Председателе Европейской Комиссии был создан Орган по оценке воздействия (Impact Assessment Board). Орган рассматривает и дает заключения по всем оценкам воздействия Комиссии, а также по качеству оценок воздействия отдельных предложений, подготовленных Комиссией. Хотя его заключения не являются обязательными, тем не менее, они прилагаются к проекту инициативы вместе с отчетом по оценке воздействия [8].

В 2010 году качественные изменения происходят и в подходах к самому регулированию. На смену «лучшему» регулированию (better regulation) приходит «умное» регулирование (smart regulation). В Сообщении Комиссии Европейскому парламенту, Совету, Европейскому Экономическому и Социальному Комитету и Комитету Регионов «Умное регулирование в Европейском Союзе» [6] анонсируется переход от «лучшего» к «умному» регулированию. Ключевым в этом новом подходе является фактическое оценивание законодательства ЕС, а именно оценка его эффективности и результативности.

Концепция «умного» регулирования, включенная в стратегию ЕС до 2020 года, заключается в постоянном и систематическом совершенствовании качества регулирования за счет комплексной оценки воздействий на каждом этапе принятия решения, его реализации и мониторинга, четкой координации заинтересованных государственных органов и учета мнения всех целевых групп воздействия. Реализация этих принципов позволяет принимать четкие и понятные законы и постоянно их совершенствовать, то есть эффективно управлять регулированием [15].

Таким образом, в практике институций ЕС оценка воздействия представляет собой систему логических последовательных шагов, определяющих преимущества и недостатки возможных вариантов политических решений на основе оценки их потенциального воздействия, а также экономических, социальных и экологических последствий. На современном этапе законодательного процесса в ЕС оценка воздействия отображает весь спектр мероприятий по реализации принципа устойчивого развития, что позволяет интерпретировать ее как инструмент устойчивого развития в нормотворчестве.

Пристатейный библиографический список

1. Better Regulation – simply explained. – Luxembourg: Office for Official Publications of the European Communities, 2006. – P. 9.

2. Commission Staff Working Paper «Impact Assessment: Next Steps in Support of Competitiveness and Sustainable Development» Brussels, 21.10.2004 SEC(2004)1377 [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://ec.europa.eu/governance/impact/key_docs/docs/sec_2004_1377_en.pdf.

3. Communication from the Commission A Sustainable Europe for a Better World: A European Union Strategy for Sustainable Development (Commission’s proposal to the Gothenburg European Council) /COM/2001/0264 final/ [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://eur-lex.europa.eu/LexUriServ/LexUriServ.do?uri=CELEX:52001DC0264:EN:NOT.

4. Communication from the Commission on impact assessment /COM/2002/0276 final/ [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://eur-lex.europa.eu/LexUriServ/LexUriServ.do?uri=CELEX:52002DC0276:EN:NOT.

5. Communication from the Commission to the Council and the European Parliament – Better Regulation for Growth and Jobs in the European Union {SEC(2005) 175} /COM/2005/0097 final/ [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://eur-lex.europa.eu/LexUriServ/LexUriServ.do?uri=CELEX:52005DC0097:EN:NOT.

6. Communication from the Commission to the European Parliament, the Council, the European Economic and Social Committee and the Committee of the Regions Smart Regulation in the European Union [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://eur-lex.europa.eu/LexUriServ/LexUriServ.do?uri=COM:2010:0543:FIN:EN:PDF.

7. Differences of Opinion Cast Doubt on Outcome of Draft Battery Directive. September 26 2005 [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://www.internationallawoffice.com/Newsletters/detail.aspx?g=57fc3b9c-d984-4194-8fd7-562edf962009#2.

8. Impact Assessment Board (IAB) [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://ec.europa.eu/governance/impact/iab/iab_en.htm.

9. Impact Assessment in EU Lawmaking // Proefschrift ter verkrijging van de graad van Doctor aan de Universiteit Leiden, op gezag van Rector Magnificus prof. mr. P.F. van der Heijden, volgens besluit van het College voor Promoties te verdedigen op woensdag 6 februari 2008 klokke 16.15 uur door Anne Claartje Margreet Meuwese [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: https://openaccess.leidenuniv.nl/bitstream/handle/1887/12589/Thesis.pdf?sequence=3.

10. Interim Report from the Commission to the Stockholm European Council – Improving and simplifying the regulatory environment /COM/2001/0130 final/ [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://eur-lex.europa.eu/LexUriServ/LexUriServ.do?uri=CELEX:52001DC0130:EN:HTML.

11. Interinstitutional agreement on better law-making // OJ C 321, 31.12.2003. – P. 1–5.

12. Inter-Institutional Common Approach to Impact Assessment (IA) [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://ec.europa.eu/governance/impact/key_docs/docs/ii_common_approach_to_ia_en.pdf.

13. Presidency Conclusions Göteborg European Council 15 and 16 June 2001 [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://ec.europa.eu/governance/impact/background/docs/goteborg_concl_en.pdf.

14. Report of the World Commission on Environment and Development Our Common Future [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://conspect.nl/pdf/Our_Common_Future-Brundtland_Report_1987.pdf.

15. Ахметжанова С. Регулирующее воздействие как элемент «умного» регулирования в экономике // Зеркало недели. Украина. – 2013. – № 1 (11 января).

16. Кашанин А.В., Третьяков С.В. Последствия правовых актов: виды и прогнозная оценка // Правовые акты: оценка последствий / Отв. ред. Ю.А. Тихомиров. – М.: Юриспруденция, 2011. – Гл. 2. – С. 56–115.

17. Синицына Е. Концепция устойчивого развития [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://cloudwatcher.ru/analytics/2/view/72/.

18. Сліденко І.Д. Оцінка впливу законодавства: компаративний аналіз і досвід України // Правові аспекти належного регулювання: європейський та український підходи: Матеріали міжнародних науково-практичних досліджень у рамках програми МАТРА. – С. 139.

References (transliterated)

1. Better Regulation – simply explained. – Luxembourg: Office for Official Publications of the European Communities, 2006. – P. 9.

2. Commission Staff Working Paper «Impact Assessment: Next Steps in Support of Competitiveness and Sustainable Development» Brussels, 21.10.2004 SEC(2004)1377 [Jelektronnyj resurs]. – Rezhim dostupa: URL: http://ec.europa.eu/governance/impact/key_docs/docs/sec_2004_1377_en.pdf.

3. Communication from the Commission A Sustainable Europe for a Better World: A European Union Strategy for Sustainable Development (Commission’s proposal to the Gothenburg European Council) /COM/2001/0264 final/ [Jelektronnyj resurs]. – Rezhim dostupa: URL: http://eur-lex.europa.eu/LexUriServ/LexUriServ.do?uri=CELEX:52001DC0264:EN:NOT.

4. Communication from the Commission on impact assessment /COM/2002/0276 final/ [Jelektronnyj resurs]. – Rezhim dostupa: URL: http://eur-lex.europa.eu/LexUriServ/

LexUriServ.do?uri=CELEX:52002DC0276:EN:NOT.

5. Communication from the Commission to the Council and the European Parliament – Better Regulation for Growth and Jobs in the European Union {SEC(2005) 175}/

COM/2005/0097 final/ [Jelektronnyj resurs]. – Rezhim dostupa: URL: http://eur-lex.europa.eu/LexUriServ/LexUriServ.do?uri=CELEX:52005DC0097:EN:NOT.

6. Communication from the Commission to the European Parliament, the Council, the European Economic and Social Committee and the Committee of the Regions Smart Regulation in the European Union [Jelektronnyj resurs]. – Rezhim dostupa: URL: http://eur-lex.europa.eu/LexUriServ/LexUriServ.do?uri=COM:2010:0543:FIN:EN:PDF.

7. Differences of Opinion Cast Doubt on Outcome of Draft Battery Directive. September 26 2005 [Jelektronnyj resurs]. – Rezhim dostupa: URL: http://www.internationallawoffice.com/Newsletters/detail.aspx?g=57fc3b9c-d984-4194-8fd7-562edf962009#2.

8. Impact Assessment Board (IAB) [Jelektronnyj resurs]. – Rezhim dostupa: URL: http://ec.europa.eu/governance/impact/iab/iab_en.htm.

9. Impact Assessment in EU Lawmaking // Proefschrift ter verkrijging van de graad van Doctor aan de Universiteit Leiden, op gezag van Rector Magnificus prof. mr. P.F. van der Heijden, volgens besluit van het College voor Promoties te verdedigen op woensdag 6 februari 2008 klokke 16.15 uur door Anne Claartje Margreet Meuwese [Jelektronnyj resurs]. – Rezhim dostupa: URL: https://openaccess.leidenuniv.nl/bitstream/handle/1887/12589/Thesis.pdf?sequence=3.

10. Interim Report from the Commission to the Stockholm European Council – Improving and simplifying the regulatory environment /COM/2001/0130 final/ [Jelektronnyj resurs]. – Rezhim dostupa: URL: http://eur-lex.europa.eu/LexUriServ/LexUriServ.do?uri=CELEX:52001DC0130:EN:HTML.

11. Interinstitutional agreement on better law-making // OJ C 321, 31.12.2003. – P. 1–5.

12. Inter-Institutional Common Approach to Impact Assessment (IA) [Jelektronnyj resurs]. – Rezhim dostupa: URL: http://ec.europa.eu/governance/impact/key_docs/docs/ii_common_approach_to_ia_en.pdf.

13. Presidency Conclusions Göteborg European Council 15 and 16 June 2001 [Jelektronnyj resurs]. – Rezhim dostupa: URL: http://ec.europa.eu/governance/impact/background/docs/goteborg_concl_en.pdf.

14. Report of the World Commission on Environment and Development Our Common Future [Jelektronnyj resurs]. – Rezhim dostupa: URL: http://conspect.nl/pdf/Our_Common_Future-Brundtland_Report_1987.pdf.

15. Ahmetzhanova S. Regulirujushhee vozdejstvie kak jelement «umnogo» regulirovanija v jekonomike // Zerkalo nedeli. Ukraina. – 2013. – № 1 (11 janvarja).

16. Kashanin A.V., Tret’jakov S.V. Posledstvija pravovyh aktov: vidy i prognoznaja ocenka // Pravovye akty: ocenka posledstvij / Otv. red. Ju.A. Tihomirov. – M.: Jurisprudencija, 2011. – Gl. 2. – S. 56–115.

17. Sinicyna E. Koncepcija ustojchivogo razvitija [Jelektronnyj resurs]. – Rezhim dostupa: URL: http://cloudwatcher.ru/analytics/2/view/72/.

18. Slіdenko І.D. Ocіnka vplivu zakonodavstva: komparativnij analіz і dosvіd Ukraїni // Pravovі aspekti nalezhnogo reguljuvannja: єvropejs’kij ta ukraїns’kij pіdhodi: Materіali mіzhnarodnih naukovo-praktichnih doslіdzhen’ u ramkah programi MATRA. – S. 139.

НОВОСТИ

Наши партнеры

 

Лицензия Creative Commons
Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.