НОВОСТИ
Актуальные проблемы применения судебной экспертизы в производстве по уголовным делам. Интервью с адвокатом, кандидатом юридических наук К.З. Трапаидзе: Интервью с доктором юридических наук, профессором Натальей Михайловной Чепурновой: Интервью с адвокатом, кандидатом юридических наук О.Ю. Буниным: Интервью с адвокатом коллегии адвокатов г. Москвы «Барщевский и Партнёры» Павлом Витальевичем Хлюстовым.: Интервью с адвокатом Станиславом Владимировичем Клюевым: Интервью с Председателем Белорусской республиканской коллегии адвокатов Виктором Ивановичем Чайчицем.: Интервью с Генеральным секретарем Международной комиссии юристов господином Вилдером Тейлером.: Дело чести: интервью с президентом Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации, доктором юридических наук, профессором Юрием Сергеевичем Пилипенко: Интервью с советником Конституционного Суда Российской Федерации, доктором юридических наук, профессором Александром Витальевичем Смирновым: Интервью с учредителем Коллегии адвокатов «Адвокат», кандидатом юридических наук, доцентом Михаилом Яковлевичем Розенталем:









RUS ENG

Translator

AzerbaijaniBasqueBelarusianBulgarianCatalanChinese (S)Chinese (T)CroatianCzechDanishDutchEnglishEstonianFilipinoFinnishFrenchGalicianGeorgianGermanGreekHaitian CreoleHebrewHindiHungarianIcelandicIndonesianIrishItalianJapaneseKoreanLatvianLithuanianMacedonianMalayMalteseNorwegianPersianPolishPortugueseRomanianRussianSerbianSlovakSlovenianSpanishSwahiliSwedishThaiTurkishUkrainianUrduVietnameseWelshYiddish

Индексирование журнала

Импакт-фактор российских научных журналов

Читайте в следующем номере

Группа ВКонтакте

International scientific and practical law journal Eurasian Journal of International Law

Персона
Актуальные проблемы применения судебной экспертизы в производстве по уголовным делам.
Интервью с адвокатом, кандидатом юридических наук К.З. Трапаидзе

Urgent problems of application of forensic examination in criminal cases production

Interview with the advocate, candidate of juridical sciences K.Z. Trapaidze.

Визитная карточка

Трапаидзе Константин Заурович - адвокат, кандидат юридических наук, член Адвокатской палаты г. Москвы, Председатель Президиума Коллегии адвокатов г. Москвы «Вашъ юридический поверен­ный», действительный член Президиума Этического Совета по эстетической медицине России.

Окончил Московский государственный институт международных отношений (МГИМО) по специ­альности «международное право».

Стаж работы по юридической специальности - с 1996 года.

Имея высшее медицинское образование, работал в различных структурах органов, осуществля­ющих судебно-медицинскую экспертизу. Имеет опыт работы в банковских структурах. Занимается преподавательской деятельностью в высших учебных заведениях. Статус адвоката приобретен в 1998 году.

Занимал пост заместителя председателя Городской коллегии адвокатов Москвы, член Правления ГКА. Юридическая практика Константина Трапаидзе включает ведение уголовных дел особой сложно­сти, в том числе связанных с убийствами, незаконным оборотом наркотиков, обвинениями в соверше­нии тяжких и особо тяжких преступлений. Положительный опыт защиты интересов юридических лиц в арбитражных судах и судах общей юрисдикции позволяет Константину Трапаидзе квалифицированно отстаивать права своих подзащитных. В практике адвоката большое количество успешных дел по обжалованию неправомерных действий должностных лиц, в том числе сотрудников правоохранитель­ных органов, защита бывших сотрудников силовых структур и чиновников высокого ранга.

Константин Трапаидзе обладает не только большим опытом юридической работы, но и богатым жизненным опытом, позволяющим ему находить решение сложнейших проблем. Улаживание кон­фликтных ситуаций и корпоративных споров на любом уровне, в том числе особо сложных граждан­ских дел, дел, связанных с наследством и бракоразводных, является одним из ведущих направлений деятельности этого адвоката. В сферу профессиональных интересов и оказываемых услуг входят консалтинг, HR, PR и медиация. В качестве эксперта привлекается ведущими печатными изданиями, радио- и телеканалами.

Константин Трапаидзе является председателем Президиума Коллегии адвокатов. Отличается вы­соким профессионализмом и ответственным отношением к любому поручению, независимо от ранга и званий своего доверителя или подзащитного. Несмотря на имеющийся профессиональный опыт и знания, тщательно готовится к каждому судебному процессу и в итоге практически всегда добивается поставленной цели в интересах клиента, доверившего ему свою юридическую проблему. Неоднократ­но награждался грамотами и благодарностями Министерства иностранных дел Российской Федера­ции, мэрии Москвы, Адвокатской палаты г. Москвы, Коллегии адвокатов г. Москвы.

*********************************************

-      Здравствуйте, уважаемый Константин За­урович! Благодарю, что нашли время на интер­вью. Вначале прошу Вас рассказать о значимо­сти судебной экспертизы как доказательства при производстве по уголовным делам.

-      Значимость судебной экспертизы как дока­зательства в уголовном судопроизводстве вызвана рядом объективных причин. Особое значение для разрешения возникающих вопросов доказывания имеет использование в ходе уголовного процесса специальных знаний, и естественным образом на это влияет развитие науки, техники и других от­раслей жизнедеятельности людей, причем раз­витие процессуального положения эксперта не прекращалось ни на одном из этапов его суще­ствования. Со времени принятия разъяснений высшего судебного органа страны по вопросам судебной экспертизы в уголовном процессе - По­становления Пленума Верховного Суда СССР от 16 марта 1971 г. № 1 «О судебной практике по уголовным делам» - в законодательстве, регу­лирующем производство судебной экспертизы, произошли существенные изменения, появились новые актуальные для судебно-экспертной дея­тельности проблемы, разъяснения по которым были даны лишь в 2010 году в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 21 декабря 2010 г. № 28 «О судебной экспертизе по уголовным де­лам». Знаменательно, что уже в п. 1 Постановле­ния Пленума Верховного Суда РФ от 21 декабря 2010 г. № 28 указывается на необходимость наибо­лее полного использования достижений науки и техники в целях всестороннего и объективного ис­следования обстоятельств, подлежащих доказы­ванию по уголовному делу, путем производства судебной экспертизы во всех случаях, когда для разрешения возникших в ходе судебного разби­рательства вопросов требуется проведение иссле­дования с использованием специальных знаний в науке, технике, искусстве или ремесле.

В данном контексте большое значение имеет правильное применение норм законодательства, регулирующих процесс назначения, производ­ства судебной экспертизы и оценки заключения эксперта.

-         Каков порядок назначения экспертизы?

-      Признав необходимым назначение судеб­ной экспертизы, следователь выносит об этом по­становление, а в случаях, предусмотренных пун­ктом 3 части второй статьи 29 УПК РФ, возбуждает перед судом ходатайство (ст. 195 УПК РФ).

-      Каковы основания назначения судебной экспертизы, и какие процессуальные новации имеются применительно к этому вопросу?

-      В 2013 году в ст. 144 УПК РФ были внесены дополнения, в соответствии с которыми стало возможным назначение судебной экспертизы на стадии доследственной проверки.

Федеральным законом от 4 марта 2013 г. № 23-ФЗ в УПК РФ введена глава 32.1 «Дознание в сокращенной форме». Указанным Законом внесены изменения в ч. 1 и 3 ст. 144, ч. 4 ст. 195, ст. 198, п. 3 ч. 3 ст. 226.5 УПК РФ, которые теперь позволяют дознавателю не только назначать и проводить судебную экспертизу до возбуждения уголовного дела, получать объяснения, образцы для сравнительного исследования, истребовать документы и предметы, изымать их в порядке, установленном названным Кодексом, произво­дить осмотр места происшествия, документов, предметов, трупов, освидетельствование, требо­вать производства документальных проверок, ревизий, исследований документов, предметов, трупов, привлекать к участию в этих действиях специалистов, но и не назначать судебную экс­пертизу по вопросам, ответы на которые содер­жатся в заключении специалиста по результатам исследования, проведенного в ходе проверки со­общения о преступлении, за исключением от­дельных случаев.

-      Какие сведения указываются в постанов­лении следователя или дознавателя о назначе­нии и производстве экспертизы?

-      Прежде всего, это фамилия, имя и отчество эксперта или наименование экспертного учреж­дения, в котором должна быть произведена судеб­ная экспертиза. Одновременно в ч. 2 ст. 199 УПК РФ говорится о том, что, получив постановление следователя, руководитель экспертного учрежде­ния (согласно п. 60 ст. 5 УПК РФ это может быть государственное судебно-экспертное учреждение или любое иное) поручает производство экспер­тизы конкретному эксперту или нескольким экс­пертам и уведомляет об этом следователя.

Несмотря на то, что проведение судебных экспертиз, как правило, поручается государствен­ным экспертным учреждениям, которые их ис­полняют в порядке служебного задания, сектор негосударственных экспертных услуг сегодня ак­тивно развивается. Поэтому в п. 2 дается разъяс­нение о том, что к иным экспертам из числа лиц, обладающих специальными знаниями, относятся эксперты негосударственных судебно-экспертных учреждений, а также лица, не работающие в су­дебно-экспертных учреждениях.

В части 2 пункта 3 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 де­кабря 2010 г. № 28 «О судебной экспертизе по уго­ловным делам» указывается, на что необходимо обратить внимание при назначении экспертизы, какие документы следует запросить и приобщить к делу в целях подтверждения компетенции лица, не являющегося государственным судебным экс­пертом (сведения о его образовании, специаль­ности и т. д.). Судебная практика свидетельствует, что в большинстве случаев у сторон не возникает вопросов о компетентности эксперта, работаю­щего в государственном экспертном учреждении.

В случае необходимости информация об экс­перте должна быть предоставлена по ее ходатай­ству стороне, которая может заявить ходатайство об отводе эксперта.

-      А указываются ли в постановлении о на­значении экспертизы вопросы, поставленные перед экспертом?

-      Конечно, они указываются. При этом следует подчеркнуть, что перед экспертом не могут быть поставлены вопросы, разрешение которых от­носится к исключительной компетенции органа, осуществляющего расследование, прокурора, суда (например, имели ли место хищение или недоста­ча, убийство или самоубийство). Общеизвестны рекомендации, касающиеся целесообразности их предварительного согласования с экспертом с уче­том имеющейся по делу следственной ситуации. Это касается консультирования о возможностях экспертизы определенного вида, исключения по­становки излишних, неактуальных именно для конкретного исследования вопросов, количества и особенностей получения образцов для сравни­тельного исследования и т. д. Наряду с этим име­ют смысл предложения о внесении изменений в ч. 3 ст. 195 УПК РФ: обязать следователя знакомить подозреваемого, обвиняемого, его защитника, а также потерпевшего и его представителя с поста­новлением о назначении экспертизы до начала ее производства, что целесообразно с точки зрения усиления гарантий обеспечения прав указанных участников уголовного процесса на этапе назначе­ния судебных экспертиз.

-      Какие нарушения норм УПК РФ наибо­лее часто допускаются при назначении экс­пертиз?

-      Одним из часто встречающихся нарушений по уголовным делам является несоблюдение сле­дователями требований ст. 198 УПК РФ, а именно нарушение права подозреваемого или обвиняе­мого на ознакомление с постановлением о назна­чении экспертизы до начала ее производства.

Такое разъяснение соответствует правовой по­зиции Конституционного Суда РФ, изложенной в Определении от 20 февраля 2007 г. № 154-О-О. Практика показывает, что довольно часто следо­ватели знакомят обвиняемых и их защитников с постановлением о назначении экспертизы одно­временно с заключением уже проведенной экс­пертизы.

Отмечу, что в постановлении также указыва­ются и материалы, предоставляемые в распоря­жение эксперта.

-      А каким образом определяются вид и объем направляемых эксперту материалов?

-      Вид и объем направляемых эксперту мате­риалов определяются следователем. Он устанав­ливает пределы ознакомления эксперта с матери­алами уголовного дела. Однако в соответствии с п. 2 ч. 3 ст. 57 УПК РФ эксперт вправе ознакомить­ся с иными материалами дела, которые не явля­ются непосредственными объектами экспертизы, но относятся к ее предмету (например, сведения об условиях обнаружения и изъятия веществен­ных доказательств, способах их упаковки и т. д.).

Следует иметь в виду, что имеют место слу­чаи возвращения прокурором уголовного дела для проведения дополнительного следствия в свя­зи с недостатками при назначении судебных экс­пертиз, например исследование экспертом в ходе экспертизы материалов, которые следователь эксперту не представлял. В связи с этим заклю­чение эксперта может быть признано недопусти­мым доказательством.

В распоряжение эксперта могут предостав­ляться для их исследования различные объекты. Так, ни ст. 199, ни какая-либо иная статья УПК РФ не содержит требований о направлении на экс­пертизу лишь вещественных доказательств.

-      Какие требования предъявляются к ма­териалам, направляемым эксперту?

-      Общие требования к материалам, направ­ляемым на экспертизу, можно сформулировать следующим образом: материалы должны быть допустимыми, что означает их получение в по­рядке, предусмотренном УПК РФ; они должны быть надлежащим образом упакованы и удосто­верены; они должны быть достаточны для разре­шения поставленных перед экспертом вопросов.

-      А как сторона, участвующая в процессе, может выразить несогласие с действиями экс­перта?

-      В последнее время все большее распростра­нение получает практика обжалования сторона­ми действий эксперта за рамками производства по уголовному делу, по которому проводилась данная экспертиза, с целью признания этих дей­ствий незаконными. Делается это параллельно с еще не оконченным производством по делу, по которому проводилась экспертиза, либо уже по­сле окончания указанного производства, когда по нему вынесено решение судом первой инстан­ции, а также апелляционной или кассационной инстанции.

Основаниями подачи таких жалоб чаще всего являются оспаривание обоснованности заключе­ния эксперта (полнота проведенного исследова­ния, надежность примененных методик и т. д.), достаточность и качественность представленных эксперту объектов и материалов, его компетент­ность.

В то же время для разрешения возникающих вопросов доказывания особую роль с учетом ре­ализации принципа состязательности сторон играют доказательства, собранные стороной за­щиты. Однако при этом до конца не ясно, вправе ли дознаватель, следователь, прокурор или суд признать доказательством указанные докумен­ты. Так, нет общепринятого мнения, каким до­казательством - заключением специалиста или иным документом (ч. 2 ст. 74 УПК РФ) - должно быть признано исследование, если на основании поставленных защитником-адвокатом по делу во­просов, требующих специальных знаний, эксперт по поручению руководителя специализирован­ного экспертного учреждения провел исследова­ние, оформил и озаглавил его как Акт экспертно­го исследования (указав в нем поставленные перед ним вопросы, представленные на исследование объекты, исследовательскую часть и выводы).

-      Каковы общие правила оценки заключе­ния эксперта?

-      Оценка заключения эксперта осуществляет­ся по общим правилам оценки доказательств, то есть по критериям относимости, допустимости, достоверности. Выводы эксперта должны логиче­ски вытекать из результатов исследования, содер­жать ответы на сформулированные вопросы.

В случае возникновения трудностей при не­обходимости устранения недостатков из-за неяс­ности, неполноты, необоснованности заключения или при наличии сомнений в достоверности вы­водов эксперта одним из средств решения этой задачи является проведение допроса эксперта (ст. 205 УПК РФ). Пленум отметил, что для ока­зания помощи в оценке заключения эксперта по инициативе суда или ходатайству стороны может привлекаться специалист, который дает разъяс­нения в форме устных показаний либо письмен­ного заключения (п. 19). Вопрос о возможности привлечения специалиста для такого рода помо­щи является дискуссионным в юридической ли­тературе, но на практике возражений не вызыва­ет, поскольку специалист оказывает помощь суду в оценке заключения эксперта, что не может не способствовать полноценной реализации прин­ципа состязательности сторон (ст. 15 УПК РФ).

В ходе допроса эксперт может дать поясне­ния об избранной им методике исследования, использованных научно-технических средствах, отдельных терминах и формулировках, содержа­щихся в заключении.

Допрос проводится, если для ответа на воз­никшие вопросы не требуется проведения до­полнительных исследований. В соответствии со ст. 207 УПК РФ при недостаточной ясности и пол­ноте исследования, а также при возникновении новых вопросов в отношении ранее исследован­ных обстоятельств уголовного дела должна быть проведена дополнительная экспертиза.

При этом допрос эксперта не может заменить собой производство экспертизы.

Следует обратить внимание на то, что боль­шое значение имеет правовая позиция Конститу­ционного Суда РФ, изложенная в Определении от 16 июля 2013 г. № 1112-О, что эксперт обязан от­разить в своем заключении содержание и резуль­таты исследований с указанием примененных ме­тодик (п. 9 ч. 1 ст. 204 УПК РФ).

При этом согласно п. 15 Постановления Пле­нума Верховного Суда РФ от 21 декабря 2010 г. № 28 «О судебной экспертизе по уголовным де­лам» необоснованным следует считать такое за­ключение эксперта, в котором не применены или неверно применены необходимые методы и ме­тодики экспертного исследования. В то же время положения ч. 2 ст. 207 УПК РФ не обязывают суд в случае возникновения сомнений в обоснован­ности заключения эксперта назначать повторную экспертизу, а оставляют разрешение данного во­проса на усмотрение суда.

Итак, необходимость в получении квали­фицированной помощи в ходе расследования преступлений обусловила особую значимость судебной экспертизы как самостоятельного дока­зательства. В то же время в Постановлении Плену­ма Верховного Суда РФ от 21 декабря 2010 г. № 28 «О судебной экспертизе по уголовным делам» указано, что при оценке судом заключения экс­перта следует иметь в виду, что оно не имеет за­ранее установленной силы, не обладает преиму­ществом перед другими доказательствами и, как все иные доказательства, оценивается по общим правилам в совокупности с другими доказатель­ствами. Одновременно следует учитывать квали­фикацию эксперта, выяснять, были ли ему пред­ставлены достаточные материалы и надлежащие объекты исследования. При этом для оказания помощи в оценке заключения эксперта и допросе эксперта по ходатайству стороны или по иници­ативе суда может привлекаться специалист, кото­рый дает разъяснения в форме устных показаний или письменного заключения. Заключение и по­казания специалиста также подлежат проверке и оценке по общим правилам (его компетентность и незаинтересованность в исходе дела, обоснован­ность суждения и др.) и могут быть приняты су­дом или отвергнуты, как и любое другое доказа­тельство (п. 19 и 20).

- Большое спасибо Вам за беседу!

Интервью подготовил Никита Олегович Заверский, магистр юриспруденции, генеральный директор экспертного учреждения АНО «ГЛСЭиИ»

НОВОСТИ

Читаем интересные актуальные статьи и новости. Вся подробная информация здесь на сайте http://www.eurasia-allnews.ru
 

Лицензия Creative Commons
Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.