НОВОСТИ
Актуальные проблемы применения судебной экспертизы в производстве по уголовным делам. Интервью с адвокатом, кандидатом юридических наук К.З. Трапаидзе: Интервью с доктором юридических наук, профессором Натальей Михайловной Чепурновой: Интервью с адвокатом, кандидатом юридических наук О.Ю. Буниным: Интервью с адвокатом коллегии адвокатов г. Москвы «Барщевский и Партнёры» Павлом Витальевичем Хлюстовым.: Интервью с адвокатом Станиславом Владимировичем Клюевым: Интервью с Председателем Белорусской республиканской коллегии адвокатов Виктором Ивановичем Чайчицем.: Интервью с Генеральным секретарем Международной комиссии юристов господином Вилдером Тейлером.: Дело чести: интервью с президентом Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации, доктором юридических наук, профессором Юрием Сергеевичем Пилипенко: Интервью с советником Конституционного Суда Российской Федерации, доктором юридических наук, профессором Александром Витальевичем Смирновым: Интервью с учредителем Коллегии адвокатов «Адвокат», кандидатом юридических наук, доцентом Михаилом Яковлевичем Розенталем:









RUS ENG

Translator

AzerbaijaniBasqueBelarusianBulgarianCatalanChinese (S)Chinese (T)CroatianCzechDanishDutchEnglishEstonianFilipinoFinnishFrenchGalicianGeorgianGermanGreekHaitian CreoleHebrewHindiHungarianIcelandicIndonesianIrishItalianJapaneseKoreanLatvianLithuanianMacedonianMalayMalteseNorwegianPersianPolishPortugueseRomanianRussianSerbianSlovakSlovenianSpanishSwahiliSwedishThaiTurkishUkrainianUrduVietnameseWelshYiddish

Индексирование журнала

Импакт-фактор российских научных журналов

Читайте в следующем номере

Группа ВКонтакте

International scientific and practical law journal Eurasian Journal of International Law

Персона

Адвокатов-защитников нужно раскрепостить!

Интервью с адвокатом, кандидатом юридических наук О.Ю. Буниным

Advocates-defenders need to be liberated!

Interview with the advocate, candidate of jurisprudence O.Yu. Bunin

Визитная карточка

Бунин Олег Юрьевич родился в Москве в 1974 году. Окончил Московскую государственную юридическую академию (ныне университет им. О.Е. Кутафина). Начинал трудовую деятельность с должности секретаря Ленинградского районного суда города Москвы (ныне Головинский). Позже совмещал обучение с практической деятельностью юрисконсульта.

В 2001 году получил статус адвоката. Является членом Адвокатской палаты города Москвы. Награжден почетной грамотой Адвокатской палаты города Москвы.

В 2006 году в МГЮА защитил кандидатскую диссертацию на тему «Реализация принципа справедливости при установлении санкций уголовно-правовых норм». С 2007 года совмещает адвокатскую практику с преподавательской деятельностью в Военном университете Министерства обороны РФ и других вузах. Награжден грамотой «За личный вклад в подготовку специалистов для Вооруженных сил Российской Федерации».

***********************************************************************

– Здравствуйте, уважаемый Олег Юрьевич! Начнем с традиционного нашего вопроса. Прошу Вас рассказать, когда и по какой причине Вы пришли в юриспруденцию и адвокатуру?

– Можно сказать, я с детства шел именно в адвокатуру, а не в юриспруденцию вообще. В семье юристов не было, родители по образованию – инженеры, поэтому мечта об адвокатской деятельности была оторвана от реальной действительности. Мне кажется, это хорошо. Надо стремиться работать не так, как происходит на практике, а учиться делать это правильно, по закону. Адвокатура, а точнее деятельность адвоката-защитника, всегда притягивала меня по причине желания помочь конкретному человеку, попавшему в беду, даже если он небезосновательно обвиняется в особо тяжких преступлениях, но сделать это законно и, если так можно выразиться, эстетично. То есть без грубости, без лишних жалоб на лица, осуществляющие уголовное судопроизводство, и так далее. Естественно, если это твоя профессия, то получение вознаграждения за свой труд также является мотивирующим фактором.

– Какие из дел, проведенных Вами в рамках адвокатской практики, считаете наиболее значимыми?

– Со временем понял, что значимые дела для меня те, в которых все-таки смог помочь доверителю (подзащитному) юридическим результатом. Они запоминаются независимо от статуса клиента и размера гонорара.

– Какие основные проблемы, на Ваш взгляд, стоят сегодня перед отечественной адвокатурой, и каковы способы их разрешения?

– Вижу две основных проблемы, стоящие перед нашей адвокатурой, обе в рамках адвокатской деятельности в уголовном судопроизводстве.

Первая, с которой в последнее время в Адвокатской палате города Москвы стали активно бороться, – это дежурные адвокаты по уголовным делам, которые часто работают в угоду следователю (обвинению). Может быть, стоит лоббировать их законодательный допуск к участию в деле только после того, как обвиняемый (подозреваемый) не заключил договор ни с одним адвокатом, а ему для этого предоставлялась реальная возможность (звонки, через родственников, близких и так далее). Наличие этой проблемы сегодня, наверное, к сожалению, устраивает наши правоохранительные органы. В таком случае, может быть пока на корпоративном уровне, следует установить правило для дежурного адвоката: в течение суток с момента его назначения рекомендовать подзащитному воздержаться от дачи показаний на основании части 1 статьи 51 Конституции РФ, пункта 2 части 4 статьи 46 или пункта 3 части 47 УПК РФ, а за это время уведомить близких ему людей о возможности приглашения другого (своего) защитника. Естественно, эту проблему, так сказать, «средней сложности», надо правильно разработать, чтобы дежурные адвокаты не склоняли подзащитных к даче быстрых и «удобных» следователю показаний.

Вторая проблема также не является сверхсложной и тоже существует давно, а ее решение значимо для адвокатуры и общества. Она заключается в том, что адвокат, заключив договор на защиту в уголовном деле, не может отказаться от принятой на себя защиты ни при каких условиях. Думается, это перебор, граничащий с принудительным трудом, как известно, прямо запрещенным Конституцией РФ.

Возьмем типовую ситуацию, когда адвокат, принявший «приглашение» защищать обвиняемого в производстве по уголовному делу, может быть принужден к участию в нем до самого его окончания. Во-первых, потому что только его подзащитный так захотел (статья 49 УПК), во-вторых, потому что так захотел дознаватель, следователь или судья, когда даже подзащитный «перехотел» (статья 52 УПК РФ).

Исходя из таких законодательных положений, адвокаты, принимая приглашение защищать, заключают договоры на определенную уголовно-процессуальную стадию процесса – предварительное расследование, суд первой инстанции, суд апелляционной инстанции (в иных стадиях участие защитника не носит затяжного характера). Однако, во-первых, даже одна из этих основных уголовно-процессуальных стадий может длиться месяцами, а иногда годами, во-вторых, не совсем этично и совсем не привлекательно договариваться о защите «пока только на одну стадию». Ведь клиент растолковывает, что другие стадии неизбежны, а адвокат заинтересован не в положительном результате, а «в стадиях» процесса.

Есть предложение, которое может быть поддержано и правоохранительными органами, в том числе судами, а значит найти законодательное закрепление. В уголовном деле участвуют – назовем их так – основной защитник и дополнительные защитники. На единственного основного защитника, по сути, распространяются все сегодняшние положения уголовно-процессуального закона: запрет на односторонний отказ от защиты, обязательное участие во всех процессуальных действиях с подзащитным и так далее. Основной защитник является своего рода гарантией реализации квалифицированной юридической помощи обвиняемому (подозреваемому, подсудимому). А вот дополнительные защитники, которых может быть сколь угодно много в деле, наделяются не столько обязанностями, сколько правами процессуальной деятельности. Они сами решают, на какой уголовно-процессуальной стадии или в каком уголовно-процессуальном действии им участвовать, какое действие (бездействие) или решение им обжаловать и так далее. Односторонний отказ от принятой на себя защиты в качестве дополнительного защитника в уголовном деле допустим и, соответственно, не является адвокатским проступком. Естественно, невыполнение условий заключенного с дополнительным защитником договора, включая вопросы оплаты, может быть предметом спора в рамках гражданского судопроизводства. Вот такая «вольная» для адвокатов, которая должна раскрепостить защитников, создать лучшие и даже необходимые условия для их профессиональной и порой творческой деятельности.

Аргументация позитивности данного подхода следующая.

Во-первых, лица, заключающие договоры с дополнительными защитниками, в своем праве на квалифицированную помощь не ущемляются, так как в деле уже участвует основной защитник. Привлекать же к защите других (дополнительных) адвокатов, нарушая при этом условия заключенных с ними договоров, в том числе условия оплаты, пользуясь тем, что адвокат не может отказаться от принятой на себя защиты, – есть не что иное, как злоупотребление правом. Порой это приобретает формы глумления над адвокатом-защитником, например, в случаях неоплаты не только вознаграждения, но и расходов адвоката на командировки, с совмещением этого даже с жалобами на адвоката от должностных лиц и самих лиц, заключивших договор. При этом такие доверители (заказчики адвокатских услуг) наивно полагают или надеются, что качество уголовной защиты не пострадает.

Во-вторых, данный подход видится прогрессивным и для правоохранительных органов, если законодательно установить, что для проведения всех процессуальных действий с участием обвиняемого (подсудимого), включая судебные заседания, достаточно присутствия лишь основного защитника, а дополнительные должны быть только извещены об этом. При этом дополнительных защитников можно уведомлять посредством SMS-сообщений и электронной почты. Таким образом, уголовный процесс не будет затягиваться «по вине адвокатов», как происходит сейчас, когда и без того «обиженный» дополнительный защитник, которому не заплатили за его работу, не хочет или даже не может за свой счет прибыть в другой город на десятое по счету судебное заседание по уголовному делу. Или, как часто видят эту ситуацию следователи, государственные обвинители и судьи, обвиняемый (подсудимый) специально приглашает несколько защитников, чтобы те поочередно «срывали процесс» своей заранее запланированной занятостью, болезнями и другими обстоятельствами, затягивая тем самым сроки предварительного расследования и судебного разбирательства, например, с целью истечения сроков пребывания подзащитного под стражей, избрания его депутатом и тому подобное.

Ни одного минуса в этом предложении по основному и дополнительным защитникам не вижу. Плюсы, по-моему, очевидны для всех – адвокатов и подзащитных, предварительного расследования и суда.

– Теперь прошу Вас рассказать о Вашей научной деятельности.

– Я на этот вопрос отвечу кратко. Считаю, что научная деятельность в юриспруденции не должна быть оторвана от практики. Высшая математика может быть оторвана, даже экономика может, а юриспруденция нет. Поэтому мои научные планы связаны с моей любимой отраслью права – уголовным правом и должны реализовываться на основе реальной адвокатской деятельности по уголовной защите наших граждан.

– Что Вы можете пожелать нашему журналу?

– Желаю журналу смелости внутреннего содержания, больше креатива даже в рамках научного издания. Адвокаты могут и даже должны себе это в меру позволять.

– Большое спасибо Вам за беседу!

Беседовал доктор юридических наук, доцент, главный редактор журнала «Евразийская адвокатура»

А.В. Рагулин

НОВОСТИ

Читаем интересные актуальные статьи и новости. Вся подробная информация здесь на сайте http://www.eurasia-allnews.ru
 

Лицензия Creative Commons
Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.