RUS ENG

Translator

AzerbaijaniBasqueBelarusianBulgarianCatalanChinese (S)Chinese (T)CroatianCzechDanishDutchEnglishEstonianFilipinoFinnishFrenchGalicianGeorgianGermanGreekHaitian CreoleHebrewHindiHungarianIcelandicIndonesianIrishItalianJapaneseKoreanLatvianLithuanianMacedonianMalayMalteseNorwegianPersianPolishPortugueseRomanianRussianSerbianSlovakSlovenianSpanishSwahiliSwedishThaiTurkishUkrainianUrduVietnameseWelshYiddish

Читайте в следующем номере

Индексирование журнала

Импакт-фактор российских научных журналов

Группа ВКонтакте

Группа в FB

International scientific and practical law journal Eurasian Journal of International Law

Ерофеев К.Б.

В.И. ЛЕНИН И АДВОКАТУРА

Цель: Исследование практики работы В.И. Ленина помощником присяжного поверенного, обзор наиболее интересных дел.

Методология: Использовались историко-правовой и формально-юридический методы. Результаты: В статье в исторической последовательности исследованы этапы биографии В.И. Ленина, связанные с получением юридического образования и работой по специальности. Вы­делены следующие периоды: причины выбора профессии, учеба в Казанском и Санкт-Петербургском университетах, работа помощником присяжного поверенного в Самаре и Санкт-Петербурге. Сделан обзор проведенных В.И. Ульяновым уголовных и гражданских процессов, результатов работы. Выяв­лены причины ухода из присяжной адвокатуры.

новизна/оригинальность/ценность: Статья обладает определенной научной ценностью, по­скольку, хотя и оперирует известным фактологическим материалом, позволяет непредвзято и без привязки к идеологическим штампам оценить деятельность В.И. Ленина как юриста, сравнить совет­ские и постсоветские источники по данной проблематике.

Ключевые слова: В.И. Ленин, история адвокатуры, присяжный поверенный, революционер.

Erofeyev K.B.

V.I. LENIN AND ADVocAcY profession

purpose: Research of practice of work of V I. Lenin by the assistant to the barrister, review of the most interesting affairs.

Methodology: Historical- legal and formal-legal methods were used.

Results: In article in historical sequence stages of the biography of V.I. Lenin, connected with receiving legal education and work in the specialty are investigated. The next periods are allocated: the reasons of choice of profession, study at the Kazan and St. Petersburg universities, work as the assistant to the barrister in Samara and St. Petersburg. The review of the carried-out V.I. Ulyanov criminal and civil trials, results of work is made. The reasons of withdrawal from jury legal profession are established.

Novelty/originality/value: Article possesses a certain scientific value as, though operates with a known factual material, allows impartially and without binding to ideological stamps to estimate V.I. Lenin’s activity as lawyer, to compare the Soviet and Post-Soviet sources on this perspective.

Keywords: V.I. Lenin, advocacy profession history, barrister, revolutionary.

В.И. Ленин и по сей день остается политиче­ской фигурой, поражающей своим масштабом. Казалось, за семидесятилетний советский период биография Ленина изучена с точностью до дня. Многократно переизданы его труды, однако в но­вой обстановке мы по-новому можем посмотреть на, казалось бы, общеизвестные факты, попытать­ся дать им новое объяснение с позиций сегодняш­него дня [1, 3, 4].

Ленин - юрист по образованию, при этом на пути в профессию он прошел через многие труд­ности и проявил незаурядную настойчивость. Не­сколько лет он отдал работе помощником при­сяжного поверенного, самостоятельно провел значительное количество гражданских и уголов­ных дел. Впоследствии также оказывал юридиче­скую помощь. Наконец, Ленин, как основатель со­ветского государства, приложил немало сил для создания принципиально новой социалистиче­ской правовой системы.

В советское время юридической практике В.И. Ленина были посвящены фундаменталь­ные труды И.Б. Стерника, В.П. Шахматова [7, 8]. В постсоветское время появилось немалое ко­личество бездоказательных и легковесных ста­тей, где Ленин в качестве юриста представляется малограмотным и беспомощным недоучкой, не добившимся успехов на адвокатском поприще. Впрочем, такого рода «труды» не вышли из весь­ма низкопробного и мутного потока антисовет­ской публицистики.

Между тем серьезные исследователи возвра­щаются к этой теме и в наши дни. Здесь следу­ет отметить труды В.Т. Логинова, А.С. Савича, Е.А. Скрипилева, Е.Е. Тетерева и др., написанные с использованием архивных документов, где ис­следуются оценки специалистами деятельности В.И. Ленина на юридическом поприще, подчас взаимно противоположные.

Вернемся к общеизвестным фактам. В 1887 году Владимир Ульянов окончил гимназию с золотой медалью и поступил на юридический факультет Казанского университета. Уже в мае того же года как заговорщик был казнен старший брат Владимира - Александр. Следует отметить, что процесс над братом носил пристрастный ха­рактер, Александр фактически был лишен досту­па к квалифицированной юридической помощи, приговор был чрезмерно жесток, так как имели место лишь намерения и приготовления к терро­ристическому акту против царя.

Мария Александровна Ульянова пыталась пригласить для защиты сына адвоката Алексан­дра Яковлевича Пассовера (кстати, известного своими миллионными гонорарами), но он не был допущен судом. В конце концов, Александр Улья­нов отказался от всякого адвоката.

А еще спустя незначительное время и сам Вла­димир был арестован за участие в студенческих беспорядках, исключен из университета и выслан в имение родственников в деревню Кокушкино Лаишевского уезда Казанской губернии, где он жил в доме Ардашевых и провел время до зимы 1888-1889 годов. Лишь в ноябре 1891 года, после длительных самостоятельных занятий, Владимир Ульянов сдал экстерном экзамены за курс юри­дического факультета Императорского Санкт- Петербургского университета.

В 1892-1893 годах Владимир Ульянов работал помощником самарского присяжного поверен­ного (адвоката) Н.А. Хардина, ведя в большинстве уголовные дела, проводил «казённые защиты». Хардин был известен в Самаре как либеральный общественный деятель и просветитель. Он не по­боялся принять на службу «брата повешенного».

Кстати, Андрей Николаевич Хардин был из­вестен в родном городе как юрист, а во всей стра­не - как выдающийся шахматист, игравший в основном по переписке. В частности, в 1870-х гг. он встречался в Санкт-Петербурге с сильнейши­ми шахматистами России, выиграл партии у Семёна Алапина, Михаила Чигорина и других. В 1889-1892 годах участником шахматных турни­ров и консультационных партий, проводившихся в доме Хардина в Самаре, был и помощник при­сяжного поверенного Владимир Ульянов.

Существует несколько версий, объясняющих желание Владимира Ульянова избрать адвокату­ру своей профессией. С одной стороны, недавний политический ссыльный и брат казненного за подготовку покушения на царя вряд ли мог рас­считывать на работу судьей, прокурором или сле­дователем. Да и убеждения Владимира Ульянова не позволяли ему стать частью репрессивной си­стемы царизма. Оставалась присяжная адвокату­ра, «свободная профессия». Думается, что работа присяжным поверенным позволяла В. Ульянову заниматься правозаступнической деятельностью, защищать интересы наиболее обездоленных и не­защищенных слоев общества, встречаться с ними, беседовать, стараться понять их чаяния и надеж­ды. Также свободная профессия давала достаточ­ное время для изучения трудов европейских и отечественных революционеров, позволяла гото­вить себя для избранного пути профессиональ­ного революционера. Адвокатура давала возмож­ность легально утвердиться в обществе и, наконец, добыть средства для существования своей семье (кроме пенсии отца семья не имела доходов).

По мнению И.Б. Стерника, с которым сложно не согласиться, В. Ульянов «избрал родом своей деятельности адвокатуру и потому, что она позво­лила использовать суд как учреждение, в котором, против воли его деятелей, объективно вскрыва­ются язвы буржуазно-помещичьего строя, пу­блично освещаются общественно-политические нити преступления; учреждение, способное дать ценный фактический и, следовательно, неопро­вержимый материал для критики тогдашнего строя» [7].

Итак, в январе 1892 г. присяжный поверенный

  1. Н.          Хардин подал в Самарский окружной суд рапорт с просьбой о зачислении В.И. Ульянова своим помощником, 30 января (11 февраля) об­щее собрание отделений Самарского окружного суда удовлетворило эту просьбу. А уже 5 марта
  2. И.          Ульянов впервые выступил защитником по делу крестьянина В.Ф. Муленкова, обвинявшегося в «богохульстве» и оскорблении «государя импе­ратора и его наследника».

В публичном месте (в бакалейной лавке) Му- ленков «ругал поматерно бога, богородицу, свя­тую троицу, затем государя императора и его наследника, говоря, что государь неправильно распоряжается». Владимиру Ульянову удалось оспорить почти все доказательства по делу и вме­сто каторги Муленкову смягчили наказание до 1 года заключения.

Впоследствии В.И. Ульянов защищал пре­имущественно людей неимущих, обвинявшихся в кражах (чему были объективные причины - в центральной России свирепствовал голод). По большинству дел удавалось смягчить приговор (защита крестьян М.В. Опарина и Т.И. Сахарова, обвинявшихся в краже у кулака Мурзина 300 ру­блей; М.С. Бамбурова, обвинявшегося в краже различных носильных вещей).

В ноябре 1892 г. был оправдан присяжными подзащитный В.И. Ульянова отставной солдат Ва­силий Красноселов, обвинявшийся в краже кре­дитных билетов у торговца капустой Сурожинкова.

Еще одно дело, весьма сложное для начина­ющего адвоката, В. Ульянов провел с большой пользой для своего подзащитного - начальника железнодорожной станции А.Н. Языкова, обви­нявшегося в преступной халатности (по недо­смотру на станции Безенчук пришли в движение и покатились пустые вагоны, в результате чего погиб мальчик и получил ранения рабочий). За­щитник Ульянов досконально изучил положе­ние на станции, обнаружились многочисленные нарушения, за которые начальник станции не отвечал, но которые и создали аварийную ситу­ацию. Защитник добился переквалификации об­винения Языкова на третью часть той же статьи: не «преступная халатность», а «недостаточный надзор» за исполнением подчиненными своих обязанностей. В защитительной речи В. Ульянов представил присяжным личность своего подза­щитного: Языков, отставной офицер, геройски проявил себя в русско-турецкую войну, много лет беспорочно служил на железной дороге, траге­дию воспринял как собственное горе и сразу взял вину и ответственность на себя. Суд согласился с доводами защиты, обвинение Языкову изменил и назначил самое мягкое наказание - 100 рублей штрафа [2].

Вскоре молодой помощник присяжного по­веренного В.И. Ульянов стал довольно известной личностью в Самаре, его называли «мужицким правозаступником». Несмотря на то, что В. Улья­нов вел в основном уголовные дела (в Самарском окружном суде он провел 14 уголовных и 2 граж­данских дела), его «патрон» А.Н. Хардин не раз утверждал, что из его помощника выйдет со вре­менем «выдающийся цивилист». Так, В. Ульяно­ву удалось выиграть дело по иску С.И. Мороченкова к Мелекесской посадской управе по поводу имущества умершей жены «запасного солдата»

  1. К.            Мороченковой-Головиной - о признании за истцом права собственности на усадебную зем­лю, а также дело по иску к самарскому мещанину И.С. Чекмареву о признании недействительной сделки купли-продажи фруктовых садов. Оба дела велись В. Ульяновым под руководством Хар­дина, но молодой помощник присяжного пове­ренного действовал в значительной мере самосто­ятельно, и в основном ему одному клиенты были обязаны успехом своих дел.

Следует отметить, что выдвигаемые в пери­одической печати «обвинения», что Ульянов «не выиграл ни одного процесса», не соответствуют действительности. Подсчитано, что в 5 случаях

  1. Ульянов добился оправдания для пятерых сво­их подзащитных; одно дело при содействии адво­ката было прекращено примирением сторон; для

8    обвиняемых удалось добиться смягчения нака­зания. О двух выигранных гражданских делах мы уже упоминали. Это достаточно хороший резуль­тат для начинающего адвоката.

По одному из дел В. Ульянов выступил в ка­честве обвинителя самарского купца Арефьева в самоуправстве. Арефьев, владелец переправы через Волгу, воспрепятствовал переправиться на другой берег лодке, в которой плыли В. Ульянов и муж его сестры Марк Тимофеевич Елизаров - впоследствии известный революционер, народ­ный комиссар путей сообщения РСФСР [5].

Дело широко освещалось в самарской прес­се, обвинявшей Арефьева в том, что он «считает Волгу своей монополией и никому, кроме его па­рохода, не позволяет перевозить через нее пасса­жиров». В данном деле В. Ульянов проявил уди­вительный напор и настойчивость, выиграл его (купец-самодур просидел под арестом тридцать дней) и, как отмечают исследователи, проявил те черты характера, по которым знаком нам как по­литический деятель. Как заметил, исследуя дело Арефьева, американский биограф Ленина Роберт Пейн, «Беспомощный в защите и сильный в ата­ке - это уже характеристика человека». Впрочем, как мы уже говорили, «слабость» Ульянова-за- щитника также весьма относительна [2].

Как отмечала А.И. Ульянова-Елизарова, «годы жизни в Самаре и еще ранее год в Казани являлись лишь подготовительными для его рабо­ты, разлившейся затем так широко. Но эти годы были, вместе с тем, самыми важными, пожалуй, годами в жизни Владимира Ильича: в это время складывалась и оформлялась окончательно его революционная физиономия» [8].

Но В. Ульянов видел себя не только провин­циальным адвокатом, а революционером. А эта деятельность требовала большего простора, и, разумеется, этому способствовал переезд в сто­лицу. В 1893 году В.И. Ульянов приехал в Санкт- Петербург, где устроился по рекомендации Хардина помощником к известному присяж­ному поверенному М.Ф. Волькенштейну. В деле № 10070 Министерства юстиции Российской им­перии за 1893 г. появилась сухая регистрацион­ная запись: «Ульянов, Владимир Ильич, ок. курс юрид. наук. Записан у М.Ф. Волькенштейна с 3 сентября 1893 года в СПБ». Михаил Филиппо­вич (Моисей Фишелевич) Волькенштейн принад­лежал к числу известных либеральных адвокатов, участников громких процессов. Он и его родной брат Лев (тоже адвокат) были однокашниками

А.П. Чехова и оставили о нем воспоминания.

Их племянник Федор Акимович также был из­вестным адвокатом, автором ряда монографий по праву. Ф.А. Волькенштейн был первым мужем поэтессы Н.В. Крандиевской (во втором браке за­мужем за известным писателем А.Н. Толстым).

О делах, проведенных В.И. Ульяновым в сто­лице, сведений не сохранилось, так как здание Петербургского окружного суда, в котором нахо­дились и архивы Совета присяжных поверенных, было сожжено во время февральской революции. Но адвокатской практикой Ульянов занимался. В письме родным в декабре 1893 года он сообщал, что ему обещали место в одном юрисконсуль­стве. Неизвестно, по каким причинам обещание не было исполнено. В октябре 1895 года В. Улья­нов писал, что израсходовал из своего бюджета около 10 рублей по одному судебному делу, ко­торое ему, возможно, предстояло вести. В письме к матери в декабре того же года он сообщал, что двоюродный брат Д.А. Ардашев ему «предлагает взять дело об утверждении в правах наследства его родственника, но пока мы еще не вполне со­гласились». Впоследствии в одной из анкет Ле­нин прямо указывает, что он работал адвокатом до декабря 1895 г. В полицейских документах, датированных 1894 г., написано, что в этом году В.И. Ульянов «занимался адвокатурой». Имя В.И. Ульянова упомянуто в «Юридическом кален­даре» в списке помощников присяжных поверен­ных за 1894, 1895 и даже за 1897 гг. (в последнем случае без указания адреса). Ульянов своевремен­но и правильно сдавал в Совет присяжных пове­ренных отчеты, в том числе за 1893 год. По вос­поминаниям М.А. Сильвина, Ульянов в основном вел дела неимущих, рабочих по назначению суда за небольшой гонорар. В. Ульянов посещал Совет присяжных поверенных, конференции помощ­ников присяжных поверенных, происходившие при канцелярии Съезда мировых судей по быв­шей консультации, и вел судебные дела рабочих. В анкете делегата X съезда РКП(б) 7 марта 1921 г. в графе «бывшая профессия» Ленин указывал: «помощник присяжного поверенного 1891-1895, журналист 1893-1917». Адвокатской практикой

В.И. Ульянов занимался вплоть до своего ареста

9  декабря 1895 г, а отчислен из состава присяжных поверенных он уже после вынесения приговора и отправки в ссылку в 1898 году.

Есть сведения о том, что В. Ульянов принимал посетителей в своей квартире в доме 7 Большого Казачьего переулка.

Несмотря на недолгосрочность работы при­сяжным поверенным у Волькенштейна, послед­ний обратился за защитой подсудимого В. Улья­нова к председателю Совета присяжных поверен­ных Петербурга В.О. Люстиху. Оба адвоката изъ­явили желание взять подследственного коллегу на поруки, но их ходатайство не было услышано.

Позднее Владимир Ильич не забывал «быв­шую профессию», в ссылке в Шушенском он втай­не от властей консультировал местных крестьян и товарищей-ссыльных (в частности, по делу Ба- зиля), составлял в их интересах юридические до­кументы. В 1922 г. Владимир Ильич вспоминал: «... когда я был в Сибири в ссылке, мне приходи­лось быть адвокатом. Был адвокатом подпольным, потому что я был административно-ссыльным, и это запрещалось, но так как других не было, то ко мне народ шел и рассказывал о некоторых делах».

Е.А. Скрипилев рассказывает, что уже в эми­грации В.И. Ленин использовал свои юридиче­ские познания для помощи товарищам. В 1907 г. он помог избежать выдачи царскому прави­тельству политэмигранта Н.А. Семашко, про­живавшего тогда в Женеве. В.И. Ленин добился приглашения для Семашко видного адвоката, кандидатура которого выдвигалась в президенты республики. Ленин также добился, чтобы Семаш­ко допросили. Усилиями Ленина Семашко вско­ре был освобожден. «Так товарищ Ленин спас мне жизнь», - писал Семашко, впоследствии первый нарком здравоохранения РСФСР [6].

Однако не вызывает сомнений, что В.И. Улья­нов разочаровался в буржуазной присяжной ад­вокатуре, посчитал, что такая работа не приведет к скорейшему освобождению рабочего класса. Известны его весьма обидные слова об адвокатах, при этом часто они не приводятся целиком: «Ад­вокатов надо брать в ежовые рукавицы и ставить в осадное положение, ибо эта интеллигентская сволочь часто паскудничает. Заранее им объяв­лять: если ты, сукин сын, позволишь себе хоть самомалейшее неприличие или политический оппортунизм (говорить о неразвитости, о невер­ности социализма, об увлечении, об отрицании социал-демократами насилия, о мирном харак­тере их учения и движения и т. д. или хоть что- либо подобное), то я, подсудимый, тебя оборву тут же публично, назову подлецом, заявлю, что отказываюсь от такой защиты и т. д. И приводить эти угрозы в исполнение. Брать адвокатов толь­ко умных, других не надо. Заранее объявлять им: исключительно критиковать и «ловить» свидете­лей и прокурора на вопросе проверки фактов и подстроенности обвинения, исключительно дис­кредитировать шемякинские стороны суда. Даже умный либеральный адвокат архисклонен ска­зать или намекнуть на мирный характер социал- демократического движения, на признание его культурной роли даже людьми вроде Ад. Вагне­ров etc., все подобные поползновения надо пре­сечь в корне. Юристы самые реакционные люди, как говорил, кажется, Бебель. Знай, сверчок, свой шесток. Будь только юристом, высмеивай свиде­телей обвинения и прокурора, самое большее противопоставляй этакий суд и суд присяжных в свободной стране, но убеждений подсудимого не касайся, об оценке тобой его убеждений и его действий не смей и заикаться. Ибо ты, либера- лишко, до того этих убеждений не понимаешь, что, даже хваля их, не сумеешь обойтись без по­шлостей. Конечно, все это можно изложить ад­вокату не по-собакевичевски, а мягко, уступчиво, гибко и осмотрительно. Но все же лучше адво­катов бояться и не верить им, особенно если они скажут, что они социал-демократы и члены пар­тии...» [2].

Эти слова были написаны по конкретному по­воду - защите подсудимых рабочих в годы первой русской революции и, несмотря на очевидный от­рицательный смысл, все же отражают конкрет­ную политическую ситуацию.

Пристатейный библиографический список

  1. Мирзоев Г.Б. Наука и адвокатура // Ученые тру­ды Российской академии адвокатуры и нотариата. - 2013. - № 2 (29). - С. 5-11.
  2. Пейн Р. Ленин. Жизнь и смерть. - М., 2002. - (ЖЗЛ).
  3. Рагулин А.В. Институционализация профес­сиональных прав адвоката-защитника в советском законодательстве // Новый юридический журнал. - 2012. - № 3. - С. 101-110.
  4. Рагулин А.В. Формирование науки об адвокату­ре в России // Евразийская адвокатура. - 2013. - № 2 (3). - С. 128-140.
  5. Савич А.С., Яковлев Е.Н. Об адвокатуре - инте­ресно. - СПб., 2005.
  6. Скрипилев Е. Из биографии В.И. Ленина (О юридической деятельности В.И. Ленина) // Известия высших учебных заведений. Правоведение. - 1961. - № 3. - С. 111-125.
  7. Стерник И.Б. Юридическая деятельность
  1. Шахматов В. О юридической деятельности
  2. И.            Ленина. - М., 1979.

References (transliterated)

  1. Mirzoev G.B. Nauka i advokatura // Uchenye trudy Rossijskoj akademii advokatury i notariata. - 2013. - № 2 (29). - С. 5-11.
  2. Pejn R. Lenin. Zhizn' i smert'. - M., 2002. - (ZhZL).
  3. Ragulin A.V. Institucionalizacija professional'nyh prav advokata-zashhitnika v sovetskom zakonodatel'stve // Novyj juridicheskij zhurnal. - 2012. - № 3. - С. 101-110.
  4. Ragulin A.V. Formirovanie nauki ob advokature v Rossii // Evrazijskaja advokatura. - 2013. - № 2 (3). -
  5. 128-140.
  6. Savich A.S., Jakovlev E.N. Ob advokature - interesno. - SPb., 2005.
  7. Skripilev E. Iz biografii V.I. Lenina (O juridicheskoj dejatel'nosti V.I. Lenina) // Izvestija vysshih uchebnyh zavedenij. Pravovedenie. - 1961. - № 3. - S. 111-125.
  8. Sternik I.B. Juridicheskaja dejatel'nost' V.I. Ul'janova (Lenina). - Tashkent: Uzbekistan, 1969.
  9. Shahmatov V. O juridicheskoj dejatel'nosti V.I. Lenina. - M., 1979.

 

 

 

НОВОСТИ

Наши партнеры

 

Лицензия Creative Commons
Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.