RUS ENG

Translator

AzerbaijaniBasqueBelarusianBulgarianCatalanChinese (S)Chinese (T)CroatianCzechDanishDutchEnglishEstonianFilipinoFinnishFrenchGalicianGeorgianGermanGreekHaitian CreoleHebrewHindiHungarianIcelandicIndonesianIrishItalianJapaneseKoreanLatvianLithuanianMacedonianMalayMalteseNorwegianPersianPolishPortugueseRomanianRussianSerbianSlovakSlovenianSpanishSwahiliSwedishThaiTurkishUkrainianUrduVietnameseWelshYiddish

Читайте в следующем номере

Индексирование журнала

Импакт-фактор российских научных журналов

Группа ВКонтакте

Группа в FB

International scientific and practical law journal Eurasian Journal of International Law

Кузнецов В.Н.

СУДЕБНЫЙ ПРЕЦЕДЕНТ - ДЕ-ФАКТО ИСТОЧНИК ПРАВА НА ЕВРАЗИЙСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ

Цель: Анализ практики фактического использования судьями России судебного прецедента как источника права и введение в научный оборот более точного термина «судебно-правовой (судебно­нормативный) прецедент».

Методология: Использовались историко-правовой и формально-юридический методы.

Результаты: В статье выделены источники права, применяемые в романо-германской правовой семье, проанализированы правовые позиции современных юристов-теоретиков в отношении призна­ния либо отрицания фактического применения судебно-правового (судебно-нормативного) прецеден­та в судебной практике российской правовой системы. Проанализированы некоторые постановления Президиума Верховного Суда Российской Федерации, в которых просматривается однозначная пози­ция об обязательности выполнения постановлений пленумов Верховного Суда Российской Федера­ции в целях единообразного толкования и применения норм права. Предложено признать (закрепить) судебно-правовой (судебно-нормативный) прецедент официальным источником российского права, что позволит судам легально ссылаться на рекомендации и толкование высшей судебной инстанцией норм права и обеспечит их единообразное применение в судебной практике по всей стране, незави­симо от подведомственности судов.

Новизна/оригинальность/ценность: Статья обладает высокой научной ценностью, поскольку в ней вводится в научный оборот термин «судебно-правовой (судебно-нормативный) прецедент», и предлагается закрепить его в повседневной практике судов России официальным источником права.

Ключевые слова: источник права, судебный прецедент, судебно-правовой (судебно-норматив­ный) прецедент.

Kuznetsov V.N.

JUDICIAL PRECEDENT - DE FACTO A RIGHT SOURCE ON THE EURASIAN SPACE

Purpose: To analyze practice of the actual use by judges of Russia of judicial precedent, as source of the right and introduction to a scientific turn of its more precise name as judicial and legal, or judicial and normative precedent.

Methodology: Historical and legal and formally legal methods were used.

Results: In article the right sources applied in the Romano-German legal family are allocated, legal posi­tions of the modern lawyers-theorists concerning recognition, or refusaling of the actual application of judi­cial and legal (judicial and normative) precedent in jurisprudence of the Russian legal system are analyzed. Some resolutions of Presidium of the Supreme Court of the Russian Federation in which the unique position about obligation of implementation of resolutions of Plenums of the Supreme Court of the Russian Federa­tion for uniform interpretation and application of rules of law is looked through are analyzed. It is offered to recognize (to fix) judicial and legal (judicial and normative) precedent as an official source of Russian law that will allow legally courts to refer to recommendations and interpretation of rules of law by the highest judicial authority and to provide their uniform application in jurisprudence over all country, irrespective of jurisdiction of courts.

Novelty/originality/value: Article possesses the high scientific value as in it the term judicial and legal (judicial and normative) precedent is introduced into scientific circulation and it is offered to fix it in daily prac­tice of courts of Russia an official source of the right.

Keywords: right source, judicial precedent, judicial and legal (judicial and normative) precedent.

В современных мировых правовых системах выделяют пять источников права: правовой обы­чай, нормативно-правовой акт, судебный преце­дент, нормативно-правовой договор, религиоз­ные догмы.

В российской правовой системе признаются три источника права: правовой обычай, норма­тивно-правовой акт, нормативно-правовой до­говор. В настоящее время широко обсуждается утверждение о фактическом применении субъек­

тами права российской правовой системы такого источника права, как судебный прецедент. Под­ходы к его пониманию и формы его проявления разные, поэтому необходимо понять, что пред­ставляет собой судебный прецедент как источник права, и дать ему точное определение.

Судебный прецедент (лат. precedens, pre- cedevtis - идущий впереди, предшествующий) - это решение суда (другого государственного ор­гана) по конкретному делу, обязательное при

27

ЕВРАЗИЙСКАЯ

> 5 (18) 2015 <

АДВОКАТУРА

решении аналогичных дел в последующем этим же судом либо судами, равными или нижестоя­щими по отношению к нему.

Основными источниками права в России яв­ляются нормативные правовые акты, которые регулируют отношения неопределенного круга лиц и обязательны для всех. Решение суда - это индивидуально-правовой акт, то есть он обращен к конкретным лицам (которые были участниками рассмотренного дела). Решение суда - это толко­вание и применение норм права, регулирующих спорные правоотношения. Задача суда - проана­лизировать действующие нормы закона и выне­сти решение, основанное на них.

Судебный прецедент, являясь основным ис­точником права в англо-саксонской правовой семье, в романо-германской правовой системе широкого распространения не получил, хотя фактически уже используется в качестве своего рода факультативного источника права.

Проблема признания судебного прецедента источником права в российской правовой систе­ме неоднократно становилась предметом науч­ного анализа ученых-теоретиков. Отечественная юридическая наука до сих пор, как и в советский период, разделена на два основных лагеря. К сто­ронникам отрицания возможности признания судебного прецедента в российской системе пра­ва относятся В.П. Божьев, Н.И. Ветров, А.Ф. Исто­мин, Н.Н. Ковтун. Другой точки зрения придер­живаются А.Л. Бурков, В.М. Лебедев, Р.З. Лившиц,

В.В. Кулыгин, М.Н. Марченко, которые признают фактическое введение судебного прецедента в правоприменительной практике судов и считают, что разъяснения (толкование) высшими судебны­ми инстанциями имеют силу источника права.

В частности, А.Л. Бурков высказал такое мне­ние по этому вопросу: «Применение судьями нижестоящих судов постановлений пленумов Верховного Суда (ППВС), не отражающееся в ре­шениях, за некоторыми исключениями является установкой Верховного Суда РФ. Это превраща­ет постановления пленума Верховного Суда в «скрытый» источник права, эффективный для це­лей обеспечения единообразного толкования за­конодательства национальными судами и, более того, часто изменяющий нормы законодатель­ства...» [1].

Профессор М.Н. Марченко придерживается позиции, что официальное признание судебной практики как источника права - вопрос не только или не столько теории, сколько практики. Несмо­тря на то, что законодательство четко не устанав­ливает обязательный статус ППВС, и до сих пор

28

ведутся научные споры относительно обязатель­ной юридической силы этих постановлений, на практике судьи и адвокаты относятся к ППВС как к нормативным правовым актам, обязательным для применения [4, с. 385; 5, с. 11-21].

В статье «О реформе судебной системы Рос­сии» В.Н. Кузнецов предложил «признать судеб­ный (судебно-правовой, судебно-нормативный) прецедент источником российского права» [3, с. 66-69]. На взгляд автора статьи, главным пре­пятствием, стоящим на пути современного пра­восудия, является официальное принижение и непризнание судебного прецедента источником российского права. Причина здесь в том, что те­оретики права, которые были таковыми еще в советское время, имеют пока достаточный авто­ритет, чтобы не допускать признания этого источ­ника права в российском законодательстве. Хотя на практике этот источник права реально (de facto) уже применяется, в том числе и высшей судебной инстанцией, в форме постановлений пленумов.

На постсоветском евразийском пространстве, в абсолютном большинстве стран которого право­вые системы стали правопреемниками советской правовой системы, де-факто судебный прецедент в виде обобщения судебной практики высшей су­дебной инстанцией также стал источником пра­ва для целей единообразного применения норм права.

Действительно, решение конкретного суда по конкретному делу было бы неправильно приме­нять судами российской правовой системы как источник права, но обобщенную высшими судеб­ными инстанциями судебную практику примене­ния той или иной нормы права было бы логичным разрешить использовать в качестве обоснования принятого решения официально. Термин «су­дебный прецедент», может, и не совсем подхо­дит, поэтому предлагается ввести новый термин «судебно-правовой, судебно-нормативный пре­цедент». То есть данный прецедент может быть использован судами в качестве обоснования при­нятого решения наравне с нормами права.

В соответствии со ст. 126 Конституции РФ «Верховный Суд Российской Федерации являет­ся высшим судебным органом по гражданским делам, разрешению экономических споров, уго­ловным, административным и иным делам, под­судным судам, образованным в соответствии с федеральным конституционным законом, осу­ществляет в предусмотренных федеральным за­коном процессуальных формах судебный надзор за деятельностью этих судов и дает разъяснения по вопросам судебной практики».

EURASIAN

> 5 (18) 2015 <

ADVOCACY

Примером фактического применения разъяс­нений по вопросам судебной практики как источ­ника права могут быть многочисленные упомина­ния в решениях судов как общей юрисдикции, так и арбитражных судов, цитат из разъяснений, по­становлений, пленумов, информационных писем Президиума ВС РФ, которые стали в последние годы играть значительную роль при отправлении правосудия, что позволяет утверждать фактиче­ское их использование как источника права.

Косвенно это подтверждает и Постановление Президиума ВС РФ от 01.07.2015 № ПВ15, в кото­ром Президиум пришел к выводу, что при рассмо­трении в кассационном порядке Судебной кол­легией по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 2 декабря 2014 г. дела по иску ЗАО «Международный Промышленный Банк» к А.В. Гладышеву о взыскании денежных средств по кредитному договору допущено нару­шение единообразия в применении норм права.

В упомянутом постановлении недвусмыслен­но указано, что «в соответствии с пунктом 3 ста­тьи 391.9 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судебные постановления подлежат отмене или изменению, если при рас­смотрении дела в порядке надзора Президиум Верховного Суда Российской Федерации устано­вит, что соответствующее обжалуемое судебное постановление нарушает единообразие в толко­вании и применении норм права.

Под нарушением судебным постановлением единообразия в толковании и применении норм права понимается содержащееся в судебном по­становлении такое толкование и применение правовых норм, которое противоречит разъясне­ниям, содержащимся в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации, а также в постановлении Президиума Верховного Суда Российской Федерации».

Более того, ВС РФ положительно относится к фактическому использованию ППВС РФ, но не приветствует ссылки на них, что вызывает недо­умение, ведь обращение судьи к источнику права, использованному в судебном решении, является основным правилом юридической техники.

В судебной практике судов общей юрисдик­ции и арбитражных судов Свердловской области в качестве обоснования позиции суда при вынесе­нии решения и мотивов принятого решения на­ряду с нормами законов уже несколько лет также цитируются разъяснения и рекомендации поста­новлений ППВС.

Так, в определении Свердловского областно­го суда от 4 июля 2006 г. (№ 33-3891/2006) сделана

ссылка на пп. 7, 9, 10 ППВС РФ от 24.02.2005 № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репута­ции граждан и юридических лиц»: «В силу по­ложений п. 10 Постановления Пленума ВС РФ от 24.02.2005 № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также де­ловой репутации граждан и юридических лиц» судам необходимо иметь в виду, что в случае, ког­да гражданин обращается в названные органы с заявлением, в котором приводит те или иные сведения (например, в правоохранительные орга­ны с сообщением о предполагаемом, по его мне­нию, или совершенном либо готовящемся пре­ступлении), но эти сведения в ходе их проверки не нашли подтверждения, данное обстоятельство само по себе не может служить основанием для привлечения этого лица к гражданско-правовой ответственности, предусмотренной статьей 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку в указанном случае имела место реа­лизация гражданином конструктивного права на обращение в органы, которые в силу закона обя­заны проверять поступившую информацию, а не распространение не соответствующих действи­тельности порочащих сведений».

Также при рассмотрении дела от 12.04.2011 (№ А60-2561/2011) Арбитражный Суд Свердлов­ской области в тексте решения делает ссылку на п. 4 Информационного письма Президиума Выс­шего арбитражного суда (ВАС) РФ от 24.01.2000 «Обзор практики разрешения споров по дого­вору строительного подряда». «В соответствии с позицией, указанной в п. 4 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 24.01.2000 «Обзор практики разрешения споров по договору стро­ительного подряда», договор подряда считается не заключенным, если в нем отсутствует условие о сроке выполнения работ».

Подобные ссылки встречаются и в других су­дебных актах, что еще раз подтверждает, что в качестве обоснования своей позиции суды ссы­лаются на указания вышестоящих судебных ин­станций (Определение Свердловского областного суда от 04.07.2006 № 33-3891/2006, Решение город­ского суда города Лесного Свердловской обла­сти от 02.06.2009 № 2-431/09, Решение городско­го суда города Лесного Свердловской области от 23.01.2012 № 2-8/12).

В статье «Статус постановлений пленума Вер­ховного Суда РФ в законодательстве и судебной практике» А.Л. Бурков отметил, что оценка де­ятельности судей всегда зависела в том числе от количества отмененных принятых им решений.

29

ЕВРАЗИЙСКАЯ

5 (18) 2015

— АДВОКАТУРА

«Ответственность может быть различной. При прочих равных условиях, чем чаще пересматри­ваются судебные решения конкретного судьи, тем меньше для него вероятность повышения и по­ощрения; полномочия судьи даже могут быть приостановлены или не продлены. Судьи осоз­нают, что применение правовой позиции ВС РФ, выраженной в постановлениях Пленума, яв­ляется гарантией того, что их решения не будут отменены. О последствиях незнания положений ППВС для судей автору упомянутой статьи пред­седатель Октябрьского районного суда г. Екате­ринбурга М.А. Валова упоминает следующим образом: «Судьи должны знать и изучать поста­новления Пленума Верховного Суда РФ. Если су­дьи незнакомы с постановлениями Пленума, они просто перестают быть судьями» [2].

Таким образом, решение проблемы, под­нятой в данной статье, видится в официальном признании (закреплении) судебно-правового (су­дебно-нормативного) прецедента как источника российского права в действующем законодатель­стве, что позволит судам легально ссылаться на рекомендации и толкование высшими судебны­ми инстанциями норм права и обеспечит их еди­нообразное применение в судебной практике по всей стране, независимо от подведомственности судов.

Пристатейный библиографический список

1. Бурков А.Л. Конвенция о защите прав человека в судах России. М., 2010.

2. Бурков А.Л. Статус постановлений Пленума Верховного Суда РФ в законодательстве и судебной практике // Известия вузов. Правоведение. 2011. № 5.

С. 172-186.

3. Кузнецов В.Н. О судебной реформе в россий­ской системе // Евразийская адвокатура. 2013. № 5 (6).

4. Марченко М.Н. Источники права: учеб пособ. М., 2005.

5. Марченко М.Н. Является ли судебная практика источником российского права? // Журнал российско­го права. 2000. № 12.

References (transliterated)

1. Burkov A.L. Konvencija o zashhite prav cheloveka v sudah Rossii. M., 2010.

2. Burkov A.L. Status Postanovlenij Plenuma Ver- hovnogo Suda RF v zakonodatel'stve i sudebnoj praktike // Izvestija vuzov. Pravovedenie. 2011. № 5. S. 172-186.

3. Kuznecov V.N. O sudebnoj reforme v rossijskoj sis- teme // Evrazijskaja advokatura. 2013. № 5 (6).

4. Marchenko M.N. Istochniki prava: ucheb. posob. M., 2005.

5. Marchenko M.N. Javljaetsja li sudebnaja praktika istochnikom rossijskogo prava? // Zhurnal rossijskogo prava. 2000. № 12.

 

Уфимский центр судебных экспертиз

г Уфа, ул.Адмирала Макарова, 26/1 Тел. (347) 233-38-6Э

С радостью сообщаем вам, что начал работу Уфимский центр судебных экспертиз, являющийся членом Палаты судебных экспертов Российской Федерации. Наш центр обладает уникальным оборудованием и со­временными методиками производства различных судебных экспертиз, что подтверждается Сертификатом соответствия требованиям системы добровольной сертификации негосударственных судебно-экспертных лабораторий. Все это позволяет в кратчайшие сроки проводить следующие виды экспертиз и исследований любой сложности: судебно-почерковедческая экспертиза, технико-криминалистическая экспертиза докумен­тов, экспертиза определения давности изготовления документов, судебно-трасологическая экспертиза, судеб- но-автотехническая экспертиза, исследование холодного оружия, экспертиза материалов, веществ, изделий, строительно-техническая экспертиза, исследование объектов с составлением отчета об оценке их стоимости, психофизиологическая экспертиза с использованием полиграфа, другие виды экспертиз и исследований.

Кроме того, проводятся устные и письменные консультации, экспертное сопровождение юридических и физических лиц по гражданским, уголовным и арбитражным делам.

30

 

 

 

НОВОСТИ

Наши партнеры

 

Лицензия Creative Commons
Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.