RUS ENG

Translator

AzerbaijaniBasqueBelarusianBulgarianCatalanChinese (S)Chinese (T)CroatianCzechDanishDutchEnglishEstonianFilipinoFinnishFrenchGalicianGeorgianGermanGreekHaitian CreoleHebrewHindiHungarianIcelandicIndonesianIrishItalianJapaneseKoreanLatvianLithuanianMacedonianMalayMalteseNorwegianPersianPolishPortugueseRomanianRussianSerbianSlovakSlovenianSpanishSwahiliSwedishThaiTurkishUkrainianUrduVietnameseWelshYiddish

Читайте в следующем номере

Индексирование журнала

Импакт-фактор российских научных журналов

Группа ВКонтакте

Группа в FB

International scientific and practical law journal Eurasian Journal of International Law

Актуальные проблемы адвокатской практики

Корякина З.И.

Теоретическая и нормативная основа права на защиту в уголовном судопроизводстве Российской Федерации

Цель: Исследование теории и нормативной регламентации права на защиту в уголовном судопроизводстве РФ на основании анализа научных источников, законодательного (нормативного) регулирования права на защиту в УПК РФ.

Методология: Использовались структурно-функциональный, формально-юридический методы.

Результаты. В статье на основе изучения специальной литературы, уголовно-процессуального законодательства раскрыто составное содержание права на защиту как предмета исследования, предложены авторские определения, выявлены некоторые противоречия в нормативном регулировании. Отмечено, что право на защиту в теории уголовного судопроизводства интерпретируется по-разному. Приведены основные составные признаки права на защиту, на основе их анализа определено его понятие и сущность. Обращено внимание на некоторую пробельность в понятийном аппарате УПК РФ относительно нормативного разъяснения права на защиту.

Новизна/оригинальность/ценность: Статья имеет высокую научную ценность, поскольку представляет попытку анализа дефинитивного и нормативного содержания права на защиту в уголовном судопроизводстве РФ.

Ключевые слова: право на защиту, уголовное судопроизводство, подозреваемый, обвиняемый, защита, защитник.

Koryakina Z.I.

Theoretical and standard bases of the right for protection in criminal legal proceedings of the Russian Federation

Purpose: Research of the theory and a standard regulation of the right for protection in criminal legal proceedings of the Russian Federation on the basis of the analysis of scientific sources, legislative regulation of the right for protection in the Criminal Procedure Code of the Russian Federation.

Methodology: Structurally functional, legallistic methods were used.

Results: In article on the basis of studying of special literature, the criminal procedure legislation the compound content of the right for protection as object of research is opened, author’s definitions are offered, some contradictions in its standard regulation are revealed. It is noted that the right for protection in the theory of criminal legal proceedings is interpreted on – to a miscellaneous. The main compound signs of the right for protection are given, on their basis his concept and essence is defined. The attention to some probelnost in a conceptual framework of the Criminal Procedure Code of the Russian Federation concerning institute of the right for protection is paid.

Novelty/originality/value: Article has the high scientific value as represents attempt of the analysis of definitivny and the standard content of the right for protection in criminal legal proceedings of the Russian Federation.

Keywords: the right for protection, criminal legal proceedings, the suspect accused, protection, the defender.

Право на защиту принадлежит каждому лицу, подозреваемому или обвиняемому в совершении преступления, является неотъемлемой частью справедливого, объективного и состязательного уголовного правосудия. Положение о праве на защиту закреплено в Конституции РФ, статья 45 которой гласит, что «государственная защита прав и свобод человека и гражданина в РФ гарантируется, и каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом». Также согласно ст. 48 «каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи», «каждый задержанный, заключенный под стражу, обвиняемый в совершении преступления имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента соответственно задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения».

Право на защиту закреплено и в международных правовых актах, являющихся составной частью национального законодательства Российской Федерации. К ним относятся ст. 11 Всеобщей декларации прав человека, ч. 3 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, ч. 3 ст. 6 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод. В последней говорится, что «каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет право защищать себя лично, или через посредство выбранного им самим защитника или, если у него нет достаточных средств для оплаты услуг защитника, иметь назначенного ему защитника бесплатно, когда того требуют интересы правосудия». Дальнейшую конкретизацию перечисленные положения находят в статье 16 УПК РФ «Обеспечение права на защиту», установленной на основании Главы 2 как принцип уголовного судопроизводства, следовательно, они имеют гарантию определенных обязательств по его обеспечению.

Благодаря своей значимости в системе правовых ценностей, установленных международными и конституционными нормами, право на защиту является объектом научных исследований.

В уголовно-процессуальной науке основные содержательные признаки права на защиту интерпретируются по-разному. Анализ некоторых из них позволяет выделить следующие моменты.

По мнению отдельных ученых, право на защиту в силу своей универсальности (широкого спектра действия, международного, конституционного значения) обладает основополагающим значением, является приоритетным по сравнению с другими процессуальными правами подозреваемого или обвиняемого, образует интегрированное выражение этих прав [6, 7, 9, 22].

Так, под правом на защиту понимается совокупность предоставленных подозреваемому, обвиняемому уголовно-процессуальным законом прав, с помощью которых лицо может защищать свои законные интересы, опровергать необоснованное подозрение (обвинение) [5], выяснять обстоятельства, смягчающие его вину [27]. М.М. Парфенова, И.И. Конах рассматривают право на защиту как основу всех процессуальных прав, предоставляемых лицу для отстаивания своих интересов [14].

Из определений, данных другими учеными, следует, что руководящей основой права на защиту является презумпция невиновности. Так, Н.П. Печников считает, что «право на защиту – это важнейшая гарантия, обеспечивающая, прежде всего, действие презумпции невиновности» [4, 16, 25].

Некоторые авторы в качестве приоритетной основы права на защиту предлагают видеть квалифицированную юридическую помощь, продвигая профессиональную защиту в качестве его основной составляющей [8, 11, 12, 18, 23].

Представленные выше дефиниции определяют право на защиту как подтекст других процессуальных норм, в частности, презумпции невиновности (не оспаривая теснейшую связь между ними, необходимо признать, что право на защиту гораздо шире и в своем распространении может выходить за рамки вступившего в силу приговора суда), следовательно, не совсем самостоятельное право, исключающее обособленное значение как профессиональной, так и непрофессиональной защиты.

Для более полного понимания права на защиту следует руководствоваться, на наш взгляд, такими основными составляющими его содержание элементами, как юридическое свойство, целевое назначение, круг субъектов, обеспечивающих или преследующих его реализацию.

Юридическое свойство любой нормы права рассматривается как совокупность основных отличительных признаков, придающих ей определенный характер и особенности реализации. Содержание таких признаков включает в себя роль нормы в правовом регулировании, т. е. характер нормативного предписания и особенности его реализации [17].

По своей роли в правовом регулировании право на защиту, согласно ст. 16 Главы 2 УПК РФ «Принципы уголовного судопроизводства», а также в силу гарантированности обеспечения его реализации представляет собой норму-принцип, т. е. «законодательно закрепленное основополагающее правовое положение прямого действия» [20].

Из этого следует, что ролевая суть права на защиту в силу его гарантированного законом обеспечения проявляется в его приоритетном положении, руководящем начале, характеризующем основные черты уголовно-процессуальной деятельности.

Таким образом, по характеру нормативного предписания право на защиту является нормой специального указания (предписания), имеющей в связи с его обязывающим обеспечением и применением, а также универсальной правовой ценностью в сфере охраны прав личности силу принципа уголовного судопроизводства.

Целевое назначение права на защиту исходит из ч. 1 ст. 6 УПК РФ, разъясняющей назначение уголовного судопроизводства. Исходя из ее содержания, цель данного права заключается в защите личности (подозреваемого, обвиняемого) от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод.

Для реализации назначения любой правовой деятельности и защиты законных интересов закон отводит участникам правовых отношений определенные средства и способы, с помощью которых возможно достижение поставленной цели. Так, согласно ч. 2 ст. 16 УПК РФ право на защиту является регламентированным в законе правовым средством, использование которого с оговоренными в законе условиями и обстоятельствами подлежит обеспечению определенными органами и их должностными лицами. В юридической литературе «правовые средства – это все те юридические инструменты, с помощью которых удовлетворяются интересы субъектов права, обеспечивается достижение поставленных целей» [13], «через которые действует право, от качества, корректного и искусного использования которых зависит, в конечном счете, эффективность права» [21].

Следовательно, по характеру реализации право на защиту является правовым средством, подлежащим использованию участниками уголовного судопроизводства со стороны защиты в своих законных интересах.

Сведения о составе участников права на защиту исходят из структуры ст. 16 УПК РФ, согласно которой его можно разделить на два вида: первый состав – участники обеспечения подозреваемому и обвиняемому права на защиту, второй – участники реализации права на защиту. Очевидно, что защитительная деятельность обвиняемого – это не только его (и защитника) личное дело, но и предмет работы органов уголовного преследования, осуществляющих, например, собирание не только уличающих, но и оправдывающих либо смягчающих вину обвиняемого обстоятельств (п. 5–7 части первой ст. 73 УПК РФ). Так, суд, прокурор, следователь и дознаватель обеспечивают реализацию права на защиту со всеми вытекающими из него правовыми последствиями, в том числе и при использовании его субъектами всех не запрещенных УПК РФ способов и средств защиты. Обеспечению участия в процессе защиты подлежит защитник и (или) законный представитель, с помощью которых подозреваемый, обвиняемый реализует свое право на защиту. При определенных обстоятельствах закон предоставляет подозреваемому и обвиняемому осуществлять свое право на защиту лично, без помощи других лиц.

Основным и непосредственным носителем права на защиту является подозреваемый, обвиняемый. Вместе с тем, в научных источниках встречаются иные мнения, из которых следует, что право на защиту адресовано и может быть использовано любыми лицами, кто в целом заинтересован в защите своих прав и законных интересов.

Так, В.А. Богдановская определяет право на защиту как установленную Конституцией РФ совокупность социальных возможностей личности пользоваться всеми не запрещенными законом способами для защиты своих интересов в сфере судопроизводства [3]. С ней согласна З.В. Макарова, считая, что под правом на защиту следует понимать предоставленную законом возможность применять (для государственных органов) или требовать применения (для других участников уголовного процесса) мер правоохранительного и принудительного характера для недопущения неправомерных действий в отношении всех участников уголовного судопроизводства и восстановления их нарушенных прав [12]. Аналогичного мнения придерживаются и другие авторы [2, 26].

При этом ими не учитывается четко установленный в УПК РФ (ст. 16, гл. 7 УПК РФ) круг участников, которым принадлежит исследуемое нами право на защиту. Авторы, видимо, руководствуются общеуниверсальным (более широким) обозначением правового термина «защита», который, применяясь как назначение уголовного судопроизводства, может распространяться на всех участников уголовного судопроизводства с целью защиты их прав, свобод и законных интересов, гарантированных Конституцией РФ (ст. 6 УПК РФ).

С точки же зрения специального правового регулирования, в более узком значении термин «защита» воспринимается как одна из уголовно-процессуальных функций. Так, согласно ст. 15 УПК РФ, «функции обвинения, защиты и разрешения уголовного дела отделены друг от друга и не могут быть возложены на один и тот же орган или одно и то же должностное лицо», что означает, что уголовно-процессуальные функции раскрывают специфику уголовно-процессуальных отношений. В этой связи «право на защиту является производ-

ным от функции защиты» [22] и возникающим, как верно отмечено Ю.И. Стецовским и А.М. Лариным, одновременно с уголовным преследованием. Что же касается потерпевшего, гражданского истца, свидетеля, то они пользуются правом на правовую защиту со стороны государства и его органов; наделены они и процессуальными правами, но право на защиту в уголовно-процессуальном смысле им не принадлежит [24].

На наш взгляд, различию во мнениях способствует отсутствие законодательного определения понятия «защиты» в УПК РФ, поскольку, закрепив в ст. 5 значение «обвинения» (п. 22) и «уголовного преследования» (п. 55), закон не разъясняет его содержание.

Исходя из смысла норм УПК РФ, в которых используется термин «защита» (ст. 6, 15, 16 УПК РФ), трактовку данного понятия можно интерпретировать с точки зрения двух аспектов. Первый – как назначение уголовного судопроизводства (в отраслевом понимании); второй – как уголовно-процессуальная функция (в узком, специальном понимании).

Резюмируя вышесказанное, заключим, что в первом аспекте под защитой в российском уголовном процессе понимается совокупность установленных в соответствии с государственной политикой приоритетных направлений, образующих назначение уголовного судопроизводства в российском уголовном судопроизводстве. Полагается, что субъектами защиты, гарантированной государством и его органами, являются все участники уголовно-процессуальных правоотношений, вовлеченные в сферу уголовной юстиции.

В целях толкования термина «защита» с точки зрения второго аспекта следует исходить из ч. 2 ст. 15 УПК РФ, определяющей его как одну из функций уголовного процесса, поскольку «в уголовном судопроизводстве применять общее понятие защиты без ограничения и учета специ-фики уголовно-процессуальных отношений, как делают некоторые ученые, нельзя» [1].

Специфика уголовно-процессуальных отношений раскрывается в зависимости от действий (бездействия) субъектов (участников) уголовно-процессуальных правоотношений, выполняющих те или иные функции уголовного судопроизводства.

Изложенное позволяет сделать вывод о том, что функция защиты представляет собой реализацию процессуальных прав и иных возможностей участниками стороны защиты в целях защиты личности от незаконного и необоснованного подозрения, обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод. Правовые последствия такой функции могут быть усмотрены в опровержении доводов обвинения (подозрения), применении обстоятельств, оправдывающих подозреваемого, обвиняемого, освобождающих либо смягчающих уголовную ответственность, а также меры наказания, процессуального принуждения.

Субъектом реализации права на защиту ранее считался только обвиняемый. В настоящее время указанное право распространяется и на подозреваемого, что рассматривается как «логическое завершение формирования позиции законодателя по отношению к указанным участникам процесса с учетом реально существующего принципиального сходства их процессуального положения» [15].

Между тем в УПК РФ имеются не совсем точные положения, могущие послужить основанием для противоречивого толкования субъектного состава, реализующего право на защиту. Так, подозреваемый, согласно п. 46 ст. 5 УПК РФ, не включен в перечень лиц стороны защиты, тогда как по существу занимаемого им процессуального положения подозреваемый в уголовном судопроизводстве является именно ее участником. Он преследует в уголовном деле самостоятельный процессуальный интерес, поскольку в п. 55 ст. 5 законодатель определяет уголовное преследование как процессуальную деятельность, осуществляемую стороной обвинения в целях изобличения не только обвиняемого в совершении преступления, но и подозреваемого.

Согласно ч. 2 ст. 14 УПК РФ принцип презумпции невиновности распространяется также и на подозреваемого. Исходя из смысла ст. 16 УПК РФ, право на защиту подозреваемого подлежит обеспечению в равной мере с обвиняемым. Необходимо также отметить, что ст. 46 УПК РФ, регламентирующая процессуальный статус подозреваемого, помещена в гл. 7 УПК РФ «Участники уголовного судопроизводства со стороны защиты».

Указанные обстоятельства подтверждают, что подозреваемый является участником уголовного процесса стороны защиты. Соответствующее дополнение, на наш взгляд, должно быть внесено в п. 46 ст. 5 УПК РФ.

Основываясь на вышеизложенном, заключим, что в аспекте общепринятого понимания право на защиту – это гарантируемое и обеспечиваемое уполномоченными органами в силу специального нормативного предписания правовое средство, реализуемое подозреваемым, обвиняемым как лично, так и с помощью защитника и (или) законного представителя в целях защиты от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения прав и свобод.

Пристатейный библиографический список

1. Адаменко В.Д. Субъекты защиты обвиняемого. – Красноярск: Изд-во Красноярского ун-та, 1990. – С. 9.

2. Баев О.Я. Уголовно-процессуальное исследование преступлений: система и ее качество. – М.: Юрлитинформ, 2007.

3. Богдановская Д.А. Конституционное право на защиту в сфере уголовного судопроизводства: проблемы реализации // Адвокат. – 2005. – № 2.

4. Беракашвили Л.Ш., Игнатов В.П. Обеспечение прав и свобод человека правоохранительными органами РФ. – М.: Щит, 2009.

5. Волколуп О.В., Чупилкин Ю.Б. Гарантии прав участников уголовного судопроизводства: Учеб. пособ. – Краснодар: Изд-во Кубанского университета, 2004.

6. Вишневская О.В., Газетдинов Н.И. Состязательная деятельность защитника на предварительном следствии: Монография. – Казань: Изд-во Казанского университета, 2005.

7. Гаврилов Б.Я. Обеспечение конституционных прав и свобод человека и гражданина в досудебном производстве. – М.: Московский психолого-социальный институт, 2003.

8. Громов Н.А., Курушин С.А. Гарантии права на защиту обвиняемого в досудебных стадиях по УПК РФ: Учеб.-практич. пособ. – М.: Издательский дом И.И. Шумиловой, 2005.

9. Кудрявцева А.В., Великосельский Ю.И. Функция защиты на стадии предварительного расследования: Монография. – Челябинск: Полиграф Мастер, 2006.

10. Кореневский Ю.В., Костанов Ю.А. Как защитить себя от необоснованного обвинения в преступлении. – М.: ЮрИнфоР-Пресс, 2007.

11. Леви А.А., Игнатьева М.В., Капица Е.И. Особенности предварительного расследования преступлений, осуществляемого с участием адвоката. – М.: Юрлитинформ, 2003.

12. Макарова З.В. Профессиональная защита подозреваемых, обвиняемых. – СПб.: Изд-во Р. Асланова «Юридический центр пресс», 2008.

13. Матузов Н.И., Малько А.В. Теория государства и права. – М.: Юристъ, 1997.

14. Парфенова М.В., Конах И.И. Процессуальный статус и обеспечение прав подозреваемого: Монография. – М.:Юрлитинформ, 2005.

15. Печников Н.П. Обеспечение подозреваемому и об-

виняемому права на защиту. – Тамбов: Изд-во ТГТУ, 2006.

16. Печников Н.П. Защита прав и свобод личности в уголовном процессе. – Тамбов: Издательство ТГТУ, 2006.

17. Пиголкин А.С. Теория государства и права. – М.: Городец, 2006.

18. Пикалов И.Д. Состязательность в системе принципов уголовного процесса и ее реализация стороной защиты на досудебных стадиях: Монография. – М.: Юрлитинформ, 2007.

19. Резник Г.М., Славин М. Конституционное право на защиту. – М.: Московский рабочий, 1980.

20. Россинский С.Б. Уголовный процесс. – М.: Эксмо, 2009.

21. Сапун В.А. Теория правовых средств и механизм реализации права. – СПб.: СПбГУП, 2002.

22. Семенцов Б.А., Скребец Г.Г. Участие адвоката-защитника в формировании доказательств на стадии предварительного расследования. – М.: Юрлитинформ, 2009.

23. Смоленский Б.М. Адвокатская деятельность в России. – М.: Март, 2004.

24. Стецовский Ю.И., Ларин А.М. Конституционный принцип обеспечения обвиняемому права на защиту. – М., 1988.

25. Строгович М.С. Право обвиняемого на защиту. – М.: Наука, 1984.

26. Шадрин В.С. Обеспечение прав личности при расследовании преступлений. – М.: Юрлитинформ, 2000.

27. Чеботарева И.Н. Обвиняемый в стадии предварительного расследования современного уголовного процесса: статус, гарантии прав и законных интересов. – Курск: Курский государственный технический университет, 2005.

References (transliterated)

1. Adamenko V.D. Sub’ekty zashhity obvinjaemogo. – Krasnojarsk: Izd-vo Krasnojarskogo un-ta, 1990. – S. 9.

2. Baev O.Ja. Ugolovno-processual’noe issledovanie prestuplenij: sistema i ee kachestvo. – M.: Jurlitinform, 2007.

3. Bogdanovskaja D.A. Konstitucionnoe pravo na zashhitu v sfere ugolovnogo sudoproizvodstva: problemy realizacii // Advokat. – 2005. – № 2.

4. Berakashvili L.Sh., Ignatov V.P. Obespechenie prav i svobod cheloveka pravoohranitel’nymi organami RF. – M.: Shhit, 2009.

5. Volkolup O.V., Chupilkin Ju.B. Garantii prav uchastnikov ugolovnogo sudoproizvodstva: Ucheb. posob. – Krasnodar: Izd-vo Kubanskogo universiteta, 2004.

6. Vishnevskaja O.V., Gazetdinov N.I. Sostjazatel’naja dejatel’nost’ zashhitnika na predvaritel’nom sledstvii: Мono-grafija. – Kazan’: Izd-vo Kazanskogo universiteta, 2005.

7. Gavrilov B.Ja. Obespechenie konstitucionnyh prav i svobod cheloveka i grazhdanina v dosudebnom proizvodstve. – M.: Moskovskij psihologo-social’nyj institut, 2003.

8. Gromov N.A., Kurushin S.A. Garantii prava na zashhitu obvinjaemogo v dosudebnyh stadijah po UPK RF: Ucheb.-praktich. posob. – M.: Izdatel’skij dom I.I. Shumilovoj, 2005.

9. Kudrjavceva A.V., Velikosel’skij Ju.I. Funkcija zashhity na stadii predvaritel’nogo rassledovanija: Monografija. – Cheljabinsk: Poligraf Master, 2006.

10. Korenevskij Ju.V., Kostanov Ju.A. Kak zashhitit’ sebja ot neobosnovannogo obvinenija v prestuplenii. – M.: JurInfoR-Press, 2007.

11. Levi A.A., Ignat’eva M.V., Kapica E.I. Osobennosti predvaritel’nogo rassledovanija prestuplenij, osushhestvljaemogo s uchastiem advokata. – M.: Jurlitinform, 2003.

12. Makarova Z.V. Professional’naja zashhita podozrevaemyh, obvinjaemyh. – SPb.: Izd-vo R. Aslanova «Juridicheskij centr press», 2008.

13. Matuzov N.I., Mal’ko A.V. Teorija gosudarstva i prava. – M.: Jurist, 1997.

14. Parfenova M.V., Konah I.I. Processual’nyj status i obespechenie prav podozrevaemogo: Monografija. – M.: Jurlitinform, 2005.

15. Pechnikov N.P. Obespechenie podozrevaemomu i ob-

vinjaemomu prava na zashhitu. – Tambov: Izd-vo TGTU, 2006.

16. Pechnikov N.P. Zashhita prav i svobod lichnosti v ugolovnom processe. – Tambov: Izdatel’stvo TGTU, 2006.

17. Pigolkin A.S. Teorija gosudarstva i prava. – M.: Gorodec, 2006.

18. Pikalov I.D. Sostjazatel’nost’ v sisteme principov ugolovnogo processa i ee realizacija storonoj zashhity na dosudebnyh stadijah: Monografija. – M.: Jurlitinform, 2007.

19. Reznik G.M., Slavin M. Konstitucionnoe pravo na zashhitu. – M.: Moskovskij rabochij, 1980.

20. Rossinskij S.B. Ugolovnyj process. – M.: Jeksmo, 2009.

21. Sapun V.A. Teorija pravovyh sredstv i mehanizm realizacii prava. – SPb.: SPbGUP, 2002.

22. Semencov B.A., Skrebec G.G. Uchastie advokata-zashhitnika v formirovanii dokazatel’stv na stadii predvaritel’nogo rassledovanija. – M.: Jurlitinform, 2009.

23. Smolenskij B.M. Advokatskaja dejatel’nost’ v Rossii. – M.: Mart, 2004.

24. Stecovskij Ju.I., Larin A.M. Konstitucionnyj princip obespechenija obvinjaemomu prava na zashhitu. – M., 1988.

25. Strogovich M.S. Pravo obvinjaemogo na zashhitu. – M.: Nauka, 1984.

26. Shadrin V.S. Obespechenie prav lichnosti pri rassledovanii prestuplenij. – M.: Jurlitinform, 2000.

27. Chebotareva I.N. Obvinjaemyj v stadii predvari-tel’nogo rassledovanija sovremennogo ugolovnogo processa: status, garantii prav i zakonnyh interesov. – Kursk:Kurs-kij gosudarstvennyj tehnicheskij universitet, 2005.

 

 

 

НОВОСТИ

Наши партнеры

Сайт «Цифровая Академическая Библиотека “Автограф”»

 

Лицензия Creative Commons
Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.